HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: ноябрь - декабрь 2025 года

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Во все тяжкие

Сообщений 1 страница 23 из 23

1

Во все тяжкие
http://superherojacked.com/wp-content/uploads/2017/09/Quidditch-Path.jpg
Есть два типа мужчин: одни молодые, симпатичные, с будущим; другие подумывают о женитьбе.

Участники:
Lennard Rowle
&
Theobald Travers
&
Rhiannon Carrow

Место:
Лондон.
Матч по квиддичу среди национальных команд.
Время:
16 декабря 2025

Сюжет:
Ставки на спорт, на любовь и светлое будущее.

Отредактировано Theobald Travers (2019-03-22 08:29:59)

+4

2

Так бывает, что, отдаваясь на волю чувств и эмоций, мы говорим и делаем то, за что нам после безусловно грустно. Больно. Обидно.
Леннарду Роули не было грустно, обидно или больно за свое поведение у Немайн. Отнюдь. Именно это самое безобразное, по-своему свинское и хамское поведение выявило те черты характера юной Треверс, о которых, возможно, не догадывался даже Теобальд. А сколько загадок еще скрыто в этой юной особе – у Леннарда на подобное был настоящий нюх, которому позавидует даже голодный дементор.
Именно этот самый нюх подталкивал к встрече с давним товарищем и единственным другом. Кто как не Теобальд Треверс знает свою сестру лучше других? Кто, как не он, будет желать ей счастья?
Кто, если не он, сможет нечаянно выпалить такое, из-за чего помолвку можно будет расторгнуть?
На трибунах становилось всё больше и больше болельщиков, но Леннарда Роули, сидевшего в уютной ложе с запотевшим бокалом пива в руке, они заботили не больше, чем комары за окном в летнюю ночь.
Теобальд должен был появиться с минуты на минуту, иначе Роули придется скучать и смотреть квиддич. Не самое приятное, между прочим, занятие.
Над трибунами, под куполом стадиона и даже в ложе Леннарда раздался радостный, до безобразия приятный голос.
- Леди и джентльмены! – бойко тараторил комментатор. - Сегодня в безжалостной схватке схлестнутся две самые непримиримые команды…
«Кажется, я слишком постарел, проводя время в местах тихих и малолюдных. Дракл!»
Ожидание затягивалось, а пиво подходило к концу. Единственное, но разительное их отличие было в том, что первое не покупалось за деньги.
Когда за спиной послышался неясный шорох, Леннард, едва было не задремавший, поднялся, оборачиваясь.
- Я уже начал было переживать, что ты не оценил приглашение!
Его улыбка была искренней. Кажется.
-  Здравствуй, Тео.

+4

3

- Здравствуй Леннард, - подходя ближе, мужчина протянул руку в знак приветствия и искренне, со сквозящим во взгляде сожалением об опоздании, улыбнулся, - Прости, что заставил себя ждать. В Треверс Хаусе настоящий армагедон в миниатюре, разве что не хватает пары всадников апокалипсиса, но, полагаю, и они в скором времени подъедут. В моей супруге сокрыты тысячи талантов, как успел однажды заметить, так вот один из них, вдруг, проснулся, - Теобальд покачал головой, сжимая протянутую Леннардом руку и затем крепко по-дружески заключая его в объятия, - Чертовски рад тебя видеть, дружище! Как ты?
Да, женатая жизнь, она другая. Не успев ещё толком насладиться радостями медового месяца, новоиспеченная чета Треверсов вернулась из своего сказочного и романтического путешествия обратно к серым и дождливым будням суетливого, вечно копошащегося, как большой муравейник, старика Лондона. Розалин, решив, что с прошлым покончено и старый насквозь холостяцкий особняк её дорогого супруга не подходит для счастливой СЕМЕЙНОЙ жизни, затеяла ремонт. А ремонт, как всем хорошо известно, это настоящее стихийное бедствие; и пока молодая миссис Треверс искала себя в области дизайна интерьеров и воевала то с поставщиками итальянских обоев, то проклинала мастеров-краснодеревщиков, затягивающих с её заказом на новый обеденный гарнитур в столовую, мистер Треверс рад был улизнуть с места боевых действий под любым благовидным предлогом.
- Что это тебя потянуло на квиддич? Снова азартные ставки? Мы лет десять не вспоминали о подобных вылазках, - выпустив Роули из объятий, Тео облокотился рукой о спинку кресла и бросил тоскливый взгляд в сторону поля. Сам Треверс ещё со времён Хогвартса не проявлял особого интереса к спорту, зато с удовольствием комментировал школьные матчи. Взгляд Треверса вернулся обратно к другу, - Колись Леннард, я чувствую где-то здесь явно есть подвох.

+5

4

Даже если твоя жизнь рушится, если все планы безжалостно растоптаны, раскрошены до стекольной крошки, мир будет жить. Мир будет дышать.
Он будет вбирать воздух, не замечая стекольную пыль, которая посечет ему ноздри и легкие. Будет выдыхать из себя карминово-кислый, отработанный кислород, даже не замечая одной маленькой трагедии.
Что ты для мира - всего лишь винтик, незаметный механизм, без которого он проживет, просуществует и даже не почешется.
А что ты без мира?
Ответ на этот вопрос Леннард Роули дать не мог. Даже сейчас, по истечению своих "немного за тридцать", он, пусть и задумывался не единожды, не приблизился к истине ни на миллиметр.
Что он для мира? Что он способен изменить в нем? Разве он может что-то сделать, если даже собственной судьбой он распоряжаться не в состоянии?
А по-над стадионом разносился гул из десятков тысяч голосов, сильных самих по себе и усиленных магическими заклинаниями - в Британии всегда умели играть, а самое главное: болеть и смотреть квиддич. И этот матч, разумеется, не стал исключением.
За единственным нюансом: сегодня за ним будут наблюдать два чистокровных, благородных, но не до конца благодарных за предоставленное зрелище, мужа.
Теобальд Треверс улыбнулся, и все внутренние сомнения, все страхи, вся невысказанная, забитая в глубинах подсознания боль на миг проступила на лице Леннарда. Всего на миг.
Они пожали друг другу руки, и Роули был спокоен. Внешне. Внутренне. Непроницаем, словно свинцовый фартук.
- Быть может, я привыкаю к будущей семейной жизни. Готовлюсь стать состоятельным и уважаемым мужем: привыкаю ходить на матчи по квиддичу; присматриваю мебель для квартиры в больших магазинах; готовлюсь отрастить себе состоятельный животик.
Взгляд его на мгновение стал холодным.
- Быть может. Пива?
Роули кивнул в сторону кресла, с удовольствием располагаясь на своем месте.
- Я не буду ходить вокруг да около, Тео. Известие, которым припечатал меня Питер, было несколько... неожиданным. Хотя, как ты помнишь, я давненько подозревал за нашими стариками что-то подобное, но поставить вопрос ребром, надавить на такие точки... о, поверь, я был в ярости. Пожалуйста, не пойми меня неправильно, при любых других условиях я был бы на седьмом небе от восторга породниться с тобой. Но этот выбор должен быть мой. Мой, а не его.
Комментатор, стрекотавший без остановки, вдруг замолк. А затем весь стадион содрогнулся в едином безумно-радостном крике.
Матч начался.
Леннард поджал губы.
- К тому же, у Немайн, как выяснилось, свои планы на наш брак. Девочка давно выросла, пела что-то о брачном контракте, выставляла мне требования. Знаешь, кажется, она в своей настырности даже тебе даст фору!

Отредактировано Lennard Rowle (2019-03-14 09:11:39)

+4

5

- М? - Теобальд изогнул бровь, занимая с благодарностью предложенное ему кресло и облокачиваясь на его удобную спинку. От пива же он, однако, отказался, покачав подбородком из стороны в сторону. Голова и так в последнее время стала его подводить: то на сознание набегал серый непроглядный туман, то нападали жестокие мигрени. Сейчас же, в минуты ясности сознания, Треверсу хотелось сохранить эту трезвость и чёткость мысли. Внешний облик Роули сам собой весь предвещал серьёзный и крайне неприятный разговор. Да уж, а они ещё обещали друг другу подбирать приятные поводы для подобных дружеских встреч. Но дружба понятие не только круглосуточное, но и полиморфное, а ещё и обоюдное не только в радости, но и в довольно неприятных жизненных ситуациях.
- Не смотри на меня так, будто собираешься сию же секунду швырнуться каким-нибудь непростительным заклинанием будь добр, - Тео поднял руки вверх как бы капитулируя под натиском гневной тирады Леннарда. Всё ясно, снова Питер Роули, старый неуемный интриган. Должно быть, когда ему выпишут путёвку в один конец на славный Авалон, он и тогда провернёт какую-нибудь хитрую аферу и выторгует себе ещё не один десяток лет с дополнительными привилегиями и личной выгодой, - Лен, я здесь не при чём и узнал обо всем не раньше тебя, - Треверс нахмурился и опустил руки; между его бровей пролегла упрямая непримиримая складка,  - И при всём моём уважении, Роули, - мужчина покачал головой и шумно выдохнул, - Я безумно люблю тебя, как собственного брата, и ценю нашу дружбу, но...
Колдер, древний ты василиск, дело здесь не обошлось и без твоей властной руки и корыстной выгоды. Как же! Чистокровные Роули, богатенькие владельцы гостиничной империи по всему магическому миру с ячейкой в Гринготсе, ломящейся от золота, вполне себе респектабельность партия для любимой внучки. Ещё и, как удачно, мальчишки дружны с детства, ну просто не разлей вода. Колдер, Колдер старый чёрт.
- Ты тоже не пойми меня неправильно, - продолжил Треверс, кусая губу. Оглушительная волна всеобщего воодушевления, прокатившаяся по стадиону, заставила его поморщится, - При любых других обстоятельствах я тоже был бы рад, назвать тебя своим зятем и братом. Но я слишком хорошо знаю тебя и слишком люблю свою сестру, что сам не пожелал бы Немо участи стать ярмом на шее свирепого грифона, силой посаженного на цепь.
Тео опёрся локтём о подлокотник кресла, поднёс ладонь к лицу и покусал костяшку большого пальца, подумывая, о чём-то своём.
- Честно говоря, вы оба не подарки, - рассеяно проговорил Треверс, возвращаясь из своей задумчивости, - То есть она уже в курсе и ты с ней говорил? И она даже не разбила ничего о твою голову?

+4

6

И вот они лицом к лицу: со своими убеждениями, со своими принципами. Со своими взглядами на жизнь, которые не изменить, не исправить - слишком поздно для их немаленького даже по меркам волшебников возраста.
Леннард слушал, а внутри него бушевало настоящее пламя. Оно шипело, рвалось и жадно облизывало всё его нутро, вынуждало сипеть и тушить себя пенным, но не пьянящим напитком. И под стать пламени внутри него был матч, который совершенно не заботил Роули.
- Кредденс забирает себе квоффл! Уходит рывком от бладжера! Тот прочно сидит у него на хвосте! Игрок петляет из стороны в сторону, выход один на один!
Трибуны изумленно выдыхают. Комментатор, сделав нагнетающую паузу, вскакивает - и это слышно по голосу - со своего места:
- Бам! Партнеры по команде не досмотрели, и Кредденс метким броском обыгрывает вратаря! Дамы и господа, счет открыт...
"Счет открыт, - подумал Леннард, отставляя кружку в сторону, - и я, кажется, проигрываю всухую".
- Ты удивишься, но она меня даже угостила чаем. Я удивлен что у меня всё осталось при себе, не выросло ничего лишнего. Она невероятно хороший человек.
Спокойный, но очень серьезный взгляд Леннарда Роули встретился с глазами друга.
- А я нет. И видишь ли, не хочу ломать твоей сестре жизнь.
На поле творилось нечто безумное. Нечто по-спортивному прекрасное, вызывающее неописуемый восторг у публики. Квиддич был до безобразия популярен среди волшебников, и это отвращало Леннарда Роули еще больше от дурацкого спорта.
- К сожалению, Питера переубедит только какой-нибудь увесистый аргумент. Желательно, чтобы он стукнул его по голове и прибил насмерть, но зная его натуру, он сторгуется даже с дементором да так, что тот ему останется должен кругленькую сумму.
Роули тяжело вздохнул.
- Как тебе семейная жизнь? Получил то, что желал?

+3

7

- Я всегда это говорил, - Треверс на секунду прикрыл глаза и надавил подушечками пальцев на уголки глаз по обе стороны от переносицы, помассировал, отпустил и снова сжал, - Немайн замечательная, особенно когда всё идет по её сценарию и никто не пытается перебежать ей дорогу, - наконец оставив глаза в покое и проморгавшись, мужчина так же спокойно и прямо посмотрел в глаза своему лучшему другу, - Ты ей нравишься, и ещё ей нравлюсь я, поэтому она знает в чью чашку нужно наливать чай, а не рвотное зелье. Ничего удивительного. Вспомни, каждый твой визит в Мосс Холл не обходился без того, чтобы малышка Нем не увязывалась за нами хвостиком и не сидела часами на пролёт, болтая ногами и слушая все те глупости, которые нас тогда волновали, а какой девчонке всё это понравилось бы?
Тео поморщился от очередного бурного взрыва всеобщего ликования и развернулся на кресле таким образом, чтобы весь этот шум и гам оставались где-то за его спиной, на периферии сознания. Где-то глубоко в его голове примерно между четверохолмием и мозжечком зашевелилась, заворочалась его новая неугомонная подруга - головная боль.
- Немо прекрасный человек, но такой же своенравный и свободолюбивый как ты, Ленн. И, я более чем на сто процентов уверен, что ей, как и тебе, претит именно чужая, навязанная кем-то другим воля, - Тео вздохнул, переводя взгляд куда-то в сторону и медленно подбираясь пальцами к "стрельнувшему" виску, - Ленн, я знаю какой ты человек и это просто прекрасно, что ты не хочешь ломать ей жизнь, а она, наверняка, на самом деле не хочет тебя травить или превращать в лягушку, потому что именно тогда мне не придётся ни ломать тебя, ни подливать отраву ей. Я люблю вас обоих и буду рад обойтись без крайностей. Вы о чём-нибудь договорились? Или теперь оба ищите повод от этого всего отвязаться?
От "стрельнувшего" виска тонкий пронзительный импульс прокатился по подкорке и, с размаха врезавшись в затылочную долю, рассыпался десятком мелких покалывающих искорок, шипящих и жалящих. Треверс запрокинул голову, уперся ей в спинку кресла и скосил на друга одни только глаза.
- Ты видел когда-нибудь колоду "Таро"? У моей матери был один очень красочный экземпляр, и я ещё ребенком как-то нашел её в старых материнских вещах где-то на чердаке Мосс Холла и вытащил наугад одну карту. На ней была изображена очень красивая высокая, но накренившаяся и вся пылающая в огне башня, а рядом страшный и толстый демон, играющий на лютне, очень эффектная картинка. Мне уже позже объяснили, что "Башня" это к разрушению чего-то уже имеющегося, без чего нельзя создать что-то совершенно новое. Ну так вот, кажется, я снова вытащил эту самую карту из колоды своей судьбы. Всё старое идёт прахом, мои демоны выселены и скорбно играют на лютне где-то в сторонке, а мы с Лин создаем всё заново, созидаем новый мир. И знаешь... Я счастлив.

Отредактировано Theobald Travers (2019-03-16 10:29:26)

+3

8

И когда весь мир против тебя, то не смей опускать руки. И когда впереди стена из врагов, а ты одинок - не сдавайся, иди до конца. Никто не поможет, никто не протянет руку, если ты не сделаешь первый, самый важный шаг.
Даже если казни не избежать, то попроси стакан воды. Мало ли что случится, пока его принесут?
Теобальд Треверс, оседлав любимого конька, говорил. Говорил проникновенно, чувственно, как говорит всякий литератор, как говорит всякий хороший журналист. Для него что языком, что пером по бумаге - одинаково. Строчка к строчке, буковка к буковке - и не подкопаешься.
Теобальд Треверс умел приводить аргументы и умело оперировал фактами, играл на символизме. Казалось бы, что сложного: я люблю вас обоих, и вам двоим желаю счастья. А то, что вы друг друга не прикончили при первом самостоятельном разговоре - уже огромное достижение.
По крайней мере, Леннард понял это так.
И не сказал ничего в ответ.
Потому что Теобальд Треверс был прав. Абсолютно прав.
И это пугало по-настоящему.
Где-то там, совершенно в другой реальности, люди сходили с ума, глядя на спортивные потуги ловцов двух команд. Золотой снитч, ускользнув в очередной раз, продолжал создавать интригу мнимую интригу происходящего.
А здесь, в частной ложе, было куда как интереснее.
- Я не верю в гадания и символизм. И в пророчества тоже не верю. Слишком пространственные они, слишком вольные в обсуждении. Факты, конкретика, цифры - всё это не лишено смысла.
Кружка опустела, оставив Леннарда в задумчивости поглаживать стеклянную ручку.
- Но я рад. Рад, что вы с Розалин обрели покой. Что же до попыток отвязаться, то эта затея, обреченная на провал в самом её зародыше. Питер нашел точку давления на меня, Колдер, наверняка, что-то придумал для Немайн. Иногда они чересчур похожи в своих решениях и не гнушаются прибегать к самым скверным методам.
Леннард поднялся. Одновременно с этим взревели трибуны: меткий бросок принес очередные очки выигрывавшей команде. На ликование Роули даже не обратил внимания.
- Меня уже не пугает союз. Вряд ли моя жизнь изменится кардинально. Слишком много в ней работы и поездок. А вот Немайн... боюсь представить, что у нее сейчас в голове. Мы-то с тобой в свое время нагулялись, посмотрели жизнь, прочувствовали её. А что девочка? Быть выданной за старика, который старше тебя на целую вечность, сидеть птицей взаперти, отдавая себя работе и учебе?
Леннард наклонил голову.
- На моей памяти уже был один похожий пример. Там все скверно закончилось, если ты помнишь.

+4

9

- Какая короткая у тебя вечность, Роули, всего-то четырнадцать лет, - мужчина перевёл взгляд к потолку, старательно сдерживая улыбку. Как же это было смешно. Вечно молодой Леннард Роули лихо записывал себя в древние, прожженные жизнью и потрёпанные вечностью старики. Мэрлин, скажи честно, тебе тоже смешно? Треверс прикрыл глаза и плотно сжал губы, чтобы не рассмеяться. Девочка? О, дорогой друг, как же ты жестоко ошибаешься. В девочках из "ангелочков Колдера" остались лишь близняшки первокурсницы и Ния, хотя последняя из них тоже под большим таким и жирным знаком вопроса. Девочки Треверс даром что чистокровные аристократки, а развлекаться всегда умели. И Немайн в клетке, погруженная в работу и учёбу плохо укладывалась в голове у её старшего брата. Скорее уж она найдёт тысячу и один предлог, чтобы сбегать в гости к своей многочисленной родне, чем похоронит себя взаперти за решётками и высоким кованым забором семейного особняка.
- Если ты старик, то и мне уже пора списываться на пенсию в шерстяной клетчатый плед поближе к камину. Что тогда говорить о Колдере, он, прости меня Мэрлин, уже ископаемое? - Тео поморщился, не открывая глаз и удобнее устраивая гудящую голову на мягком подголовнике спинки.
И как же одновременно это всё было печально. Кажется, история повторялась, накидывая на семейство Роули ещё одну свою удушающую петлю брака между молодой ритуалисткой и волшебником, целиком погруженным в свои собственные интересы.
- Нет, Ленн, такого больше не повториться, - Теобальд резко открыл глаза и внимательно посмотрел на друга, - Ты этого не допустишь, - чётко и уверенно, тоном, не терпящим возражений проговорил Тео, затем, вдруг, умолк, словно хотел что-то добавить, но не стал, надеясь, что Леннард поймёт его и без слов. За свою сестру Теобальд растерзал бы любого: и монстра, напавшего на девочку и её друзей холодным зимним вечером в лесу неподалёку от Хогсмита, и лучшего друга, не уберёгшего её от чёрной пучины безумия и одиночества. Помолчав, он добавил уже мягче и бодрее, - Леннард Роули, ты не твой отец. Да и Немо не такая.
Мужчина шмыгнул, поднося пальцы к внезапно захлюпавшему носу. Головная боль всё сильнее сжимала свои тиски.

Отредактировано Theobald Travers (2019-03-18 10:13:40)

+4

10

Что такое вечность? Тысяча лет? Сто? Десять?
Каким глубоким мерилом она описана, какими точными науками изучена? Кто знает, где кончается настоящее и начинается вечность?
Эти вопросы могли терзать пьяный ум Леннарда Роули. Но сейчас он был слишком трезв для подобного.
И предательски трезв для того, чтобы слышать Теобальда.
Такие разговоры предполагают встречи иного характера, иной атмосферы. Вероятно, Леннарду следовало напиться до гриффиндорцев в очочках, сохранять вертикальное положение исключительно за счет стены. И вот тогда бы их разговор перешел в совсем другое русло. При условии того, что Теобальд тоже обязан быть пьяным.
Слишком неподходящая ситуация. Слишком шумно вокруг. Слишком неуютно.
- Пойдем-ка отсюда, - Леннард поморщился. - У меня раскалывается голова от этого места.
Трибуны, словно провожая их, взревели в очередной раз. Кто-то из ловцов умудрился поймать снитч. Но это сейчас было последним, что могло заинтересовать Леннарда Роули.

А на улице, вопреки всем обещаниям об оттепели, царила настоящая зимняя сказка. Вечер поспешно вступал в свои права, и темнота, подкравшаяся по хрупкому снегу, с жадностью нюхля воруя улицы и переулки один за другим.
Леннард поежился и поднял пальто.
- Видишь, как в этом мире всё символично. Маглы поражаются чистому, девственному снегу, а потом безжалостно топчут его ногами. Люди верят в чистую незамутненную любовь, не могут отвести друг от друга взгляда, а затем изменяют, отвечают болью на собственную боль. Этот мир циничен, безжалостен. И символичен.
Роули поморщился, затем кивнул, приглашая за собой, и медленно пошел по освещенной улице. Снег хрустел под каждым его шагом.
Хруп-хруп-хруп
- Я уверен, что когда-то мои родители любили друг друга. Уверен, что каждый из них давал брачную клятву с самым искренним и любящим сердцем. А затем... затем что-то сломалось. Что-то испортилось.
Хруп-хруп
Леннард остановился, шумно вдыхая морозный ветер.
Что есть вечность? Просто снег под ногами.
Всего лишь мгновение, которое отделяет тебя от того, чтобы быть размазанным чьим-то ботинком.
- Я бы мог тебе пообещать, что мы построим с Немайн что-то нерушимое. Вечное. Но не могу. Но я честно пообещаю, что я сделаю для этого всё возможное.

+4

11

- Нет, Роули, - Треверс покачал головой, украдкой вытирая о носовой плоток перепачканные красным пальцы и поднимая воротник пальто. К вечеру знатно подморозило; совсем недавно закончился первый за эту серую и мрачную зиму снегопад, в витринах немногочисленных магазинов и маленьких лавочек зажглись яркие разноцветные огоньки праздничных украшений и в воздухе пахнуло неспешно крадущимся Йолем. Какой ты будешь в этом году, матерь всех ночей? Тео, прищурился, поднял взгляд к стремительно темнеющему небу и шагнул на белый тонкий ковёр из пушистых, мерцающих в свете вечерних фонарей снежинок, догоняя приятеля.
- Это не мир такой мрачный и полный через край гнетущих символов неотвратимости, - по обыкновению забыв перчатки дома или просто не найдя их в очередной раз в том бедламе, что творился в Треверс Хаусе, мужчина засунул руки поглубже в карманы, - Это ты всё ещё преступно трезвый. Пара стаканчиков хорошего огневиски и мир обретёт куда более тёплые краски.
Тео поравнялся с приятелем, теперь шагая в ногу с ним от одного ярко жёлтого пятна света до другого вдоль одной из главных улиц магического квартала, как шагал с ним все эти долгие годы их по-настоящему крепкой и верной дружбы. Даром что слизеринцы, а хранить верность слову и чести они умели не хуже "золотой гриффиндоровской троицы".
- Ленн, - Теобальд опустил руку на плечо Роули, - Перестань себя корить. Прошлое изменить уже нельзя и принятых решений не отменишь. Конечно, твои родители любили друг друга и были счастливы до поры. Но это не единичный случай, когда единое целое вновь распадается на две чужие друг другу половинки. И никто здесь не виноват, уж тем более ты.
Тео крепче сжал напряженное плечо Леннарда.
- Знаешь, нам ни к чему все эти громкие слова о вечном и нерушимом. Так бывает только в сказках, которые, к слову, чаще всего и заканчиваются на моменте свадьбы. И никто, абсолютно никто  не говорит что было с героями потом. Может быть Белоснежка изменяла своему прекрасному принцу со всеми семью гномами по очереди или Чудовище после свадьбы с Бель поменял только внешний облик, внутри оставаясь ещё большим зверем и терроризировал бедняжку всю оставшуюся жизнь. Может, оно и к лучшему, что Тристан и Изольда умерли, так и не поженившись. История умалчивает, - Треверс пожал плечами и улыбнулся, - Пообещай мне просто, что вы не поубиваете друг друга и постараетесь если не обрести совместное счастье, то хотя бы не разрушите жизни друг друга.

+4

12

Снег - девственный, прозрачный, невиновный, хрустнул под подошвой Леннарда Роули. Волшебник не обратил на него внимания.
Так не обращает внимание жизнь, переламывая хребты, ломая судьбы тысячам людей. Так безжалостно и беспощадно вечно голодное время, истирающее в пыль города и замки. Так отвратительно циничен этот мир.
И Теобальд Треверс - вечный идейный вдохновитель, лидер, последний романтик и борец за мир, был в этом мире чужим. Настолько чужим, противным этому черному мирку со своим светом и святостью, со своим позитивом, что Леннард подивился в очередной раз: а что, если Треверс - всего лишь видение? Чей-то морок, наколдованный наспех так неправдоподобно. Ведь не бывает таких людей на свете. Не доживают они до подобного возраста.
Но Теобальд стоял перед ним. Более того, Треверс держал его за плечо, в чем-то убеждал, чего-то требовал. И ждал ответа.
А Леннард Роули - вечно уверенный в себе, вечно довольный собой, вечно надменный и гордый, словно начищенный чайник, молчал.
Он мог солгать кому угодно, обмануть даже самого себя. Но обмануть Теобальда он не мог. Просто не имел права.
Наконец, его ладонь с чувством хлопнула друга по плечу, а в глазах закружились хороводы привычных лукавых искорок.
- Я обещаю тебе, друг мой, что буду уважать Немайн, буду ценить ее интересы и ограничивать свободы ровно настолько, насколько это необходимо для крепкого семейного союза. А ещё обещаю, что никогда не посмею вести себя так, что это опорочить её честь, её достоинство и оскорбит ее гордость.
У него даже почти получилось солгать.
Разумеется, со временем они с Немайн притрутся друг к другу. Привыкнут. Наверняка даже станут делить брачное ложе: строго по расписанию в определенные дни, а потом расходиться, разбегаться на разные концы города, чтобы не видеть друг друга. Скорее всего даже заведут детей. И будут по-своему счастливы.
Но это будет их маленькое, эгоистичное счастье, где каждый старается только ради себя.
И в этом Леннард Роули был уверен.
- Я бы предложил где-нибудь посидеть, но пить я не хочу. Совершенно. Слишком много в моей жизни было алкоголя. Если хочу быть примерным семьянином, то от старых привычек придется отказываться.

+3

13

Треверс сощурился, похлопал Леннарда по плечу, проглатывая эту полуправду и лукаво улыбаясь ему в ответ. Не такой уж и дурак Теобальд и не такой отчаянный романтик, которым считали его многие О его вымышленной святости слагали легенды, но и тут не обходилось без сторонних заблуждений. Тео прекрасно всё понимал и с лёгкостью мог поставить себя на место другого, он чутко чувствовал настроения, умел на тонком плане предугадывать мысли и всегда предпочитал горькую правду сладкой соблазнительной лжи. Быть может, не случись в его жизни того судьбоносного поворота, когда Розалин, поддавшись чувству, сама шагнула в его объятия, старший Треверс сейчас сам бы тяготился нежеланным браком с какой-нибудь чистокровной леди. Поэтому он понимал друга, желал ему лучшей участи, но не мог помочь ничем, кроме доброго совета и попытки развеять эти мрачные настроения.
- Ну, раз пить мы оба теперь не можем, - в глазах волшебника заплясали озорные чертята, - Идём к женщинам! - он улыбнулся и, подхватив Роули под руку, потянул его в противоположную сторону от уже пройденного ими пути, снова мимо стадиона в неприметный переулок, где можно было бы аппарировать, не привлекая излишнего внимания посторонних, - Вернее к одной очень хорошо знакомой тебе женщине. Уж это-то точно поднимет тебе настроение, и вечер перестанет быть таким томным.
Сдерживать улыбку становилось всё сложнее. Затея Тео была, мягко говоря, авантюрной и чем она закончится никто предсказать не мог. Единственное за что он мог поручиться, так это за благопристойность и порядочность данного визита. Рианнон  была их давней подругой, той самой третьей вершиной неразлучного слизеринского треугольника. К тому же на их словесные перепалки с Роули можно было смотреть вечно, прямо как на бегущую воду и пылающий огонь, и они явно поднимали настроение.
- Если нас не выставят прямо с порога, то можно даже рассчитывать на вкусный кофе, - добравшись до поворота к узкому тупиковому переулочку, мужчина потёр висок, поморщивишь от вновь накатившей волны головной боли, теснее привлёк к себе Леннарда и сосредоточился на точном адресе мисс Кэрроу в Лондоне.

+5

14

В некоторых странах визит неженатого мужчины к незамужней женщине расценивается если не как оскорбление, то как минимум повод для осуждения. В таких ситуациях уважающий себя гость должен был сделать предложение. А хозяйка вежливо ему отказать.
Случай Теобальда Треверса, Леннарда Роули и Рианнон Кэрроу был уникален хотя бы тем, что их было минимум больше, один из них был женат, второй практически помолвлен, а дружеские узы связывали их с Кэрроу не один десяток лет.
И всё-таки странно, что именно сюда, именно сейчас Теобальд решил их переместить.
От Темзы пахнуло холодом и настороженностью. От этой черной, тревожной реки всегда пахло чем-то нехорошим. Роули поежился.
- Это просто гениальное решение! – процедил Леннард, разглядывая до боли знакомую дверь. – Разумеется, она будет так рада нежданным гостям!
Наверняка Ри не окажется дома. А если окажется, то она решит, что неразлучная парочка словно нализалась огневиски и начнет шалить, разнося все в округ и приводя ее нескромную обитель в хаос.
«Лучше бы мы были пьяные. Хотя нет, не лучше! Но если бы у нас с обой было хотя бы вино, то нас бы не прогнали взашей прямо сразу!»
В некоторых странах визит неженатого мужчины к незамужней женщине расценивается как оскорбление. В некоторых странах и обществах не верят в дружбу между противоположными полами.
Хорошо, что волшебники лишены таких предрассудков.
У Рианнон Кэрроу был очень мелодичный дверной звонок. Но Леннарду он напомнил нечто ужасное, нечто магловское.
Едва звук затих, Роули уже нацепил на лицо самое добродушное выражение, на которое он только был способен.
«Привет, Ри! Как дела? Не рада меня видеть? Я, поверь, тоже не рад на себя смотреть. Мы войдем?»
Но дверь им пока что не открывали.

+5

15

Затаившийся, среди величественных деревьев, спрятанный от чужих глаз в их густых ветвях, двухэтажный особняк Кэрроу, на берегу реки Темзы, наполнился мелодичным звуком дверного звонка. На расстоянии двух миль вокруг не было ни одного жилого дома, только вода и деревья, жителей этих величин не берем, а потому гости, а уж тем более незваные – редкость на пороге Рианнон. А учитывая тот факт, что домой она сама только зашла, а звонок раздался, едва она успела закрыть за собой дверь, то гости явно были не обычными людьми. Без слов, резким жестом руки остановив домовика, который только и успел, что поприветствовать хозяйку поклоном и уже хотел открыть дверь, Ри развернулась на каблуках и сама открыла. От того, что та сейчас лицезрела на своем пороге, женщина слегка нахмурилась, скрещивая руки на груди.
- Исчезни, - приказала светловолосая домовику, который суетливо выглядывал из-за ее ног, рассматривая гостей. Сама же, прислонилась к дверному косяку и суровым взглядом осматривала двоих мужчин, которых привела, вероятно, больше скука, чем дружеские чувства. И надо же, умудряются сохранять беззаботное выражение лица, словно все так, как трое когда-то условились. Что удивительно, крепким алкоголем от них не пахло, а значит, обоих привел сюда здравый смысл. И чего вдруг?
- Вам придется хорошо постараться, джентльмены, чтобы я захотела впустить Вас внутрь. В чем дело?
Признаться, в голове Кэрроу была мысль закрыть дверь, как только она ее открыла и сделать вид, что ничего не заметила, на пороге никого нет, да и звонок давно неисправен, периодически звонит сам по себе и вообще, пора с ним что-то сделать. Но, мужчинам, явно, повезло, что они застали Ри ровно после вечерней прогулки, а посему у нее было очень хорошее настроение, да и домовик просто напросто не успел его еще испортить. Но если вы думаете, что Рианнон Кэрроу из тех, кто встречает незваных гостей с улыбкой и распростертыми объятиями – вы глубоко заблуждаетесь. Не просто же так она живет достаточно отдаленно от обычных обывателей. Эта дама любит уединение и не терпит, когда его наглым образом нарушают.

+4

16

- Эта единственная свежая и нетривиальная идея за вечер , а потому, - Теобальд изогнул бровь и одернул манжеты рубашки; в полумраке крыльца уединённого жилища мисс Кэрроу блеснули две маленькие серебряные змейки, обвивающие чёрные кабошоны опалов - запонки, запоздалый подарок на день рождения от Лин, оправил пальто и пристально глянул на Роули. Растормошить этот комок внутренних переживаний и мрачных настроений одному ему было не под силу, требовались срочные и неординарные меры, - Она гениальная. Не хмурься, всех волколаков в округе распугаешь, Роули.
Мужчина поёжился от налетевшего с мутной старушки Темзы холодного порыва ветра; в холодном декабрьском воздухе повеяло чем-то сырым и изрядно подгнившим. Почему только Рианнон выбрала для себя, молодой и энергичной, ещё не растерявшей своей красоты волшебницы, такое мрачное и нелюдимое место. Словно логово злой и костлявой ведьмы-старухи из детских страшилок, этот старый особняк никак не вязался с яркой творческой личностью Кэрроу. Но чужая душа потёмки, кто знает чем Ри занимается в свободное от основной работы время.
- Ты ещё сомневаешься в нашей старушке Ри? - усмехнулся мужчина, поворачиваясь лицом к двери с совершенно серьёзным выражением лица, - Лучше сразу пригни голову.
Дверь тихо скрипнула и распахнулась, являя на пороге саму хозяйку во всей её красе и, кажется, только недавно вернувшуюся откуда-то с прогулки.
- Сударыня, не будете ли вы так любезны, пустить на свой порог двух одиноких, сбившихся с пути странников, - Тео скорбно склонил голову перед блондинкой, прижимая ладони к груди, глядя куда-то вниз на мелькающего за спиной Ри домовика и делая ему страшные страшные глаза, - И, может быть, у вас найдётся по чашечке чая для этих двух продрогших и утомившихся душ, - шмыгнув носом, мужчина поднял голову и улыбнулся хозяйке, - Ну, а потом, можешь с чистой совестью закусить ими на обед. Привет, Ри, ты же совсем по нам не скучала, верно?

+4

17

Если хочешь заинтересовать женщину - удиви её. Скажи то, что она ждет. Сделай то, чего она точно не ожидала. И тогда, может быть, у тебя будет призрачный шанс остаться на ужин и даже выпить в приятной компании бокал вкусного вина.
Ожидать то, что Рианнон будет поить их вином, было наивно. Кэрроу была слишком строгих, слишком утонченных взглядом на общением с Теобальдом и Леннардом. Один для нее, фактически, был начальник, но увидев пару раз, как Ри распоряжается и мотивирует работу в редакции, Роули в этом засомневался. Уж слишком властная, слишком сильная энергетика была у этой ведьмы.
Сам же Леннард для Рианнон был как пятая лапа у жертвы ученического эксперимента с собакой: вроде бы забавная штуковина, но пользы от нее мало. Если только чесаться на бегу. И Леннард платил Кэрроу той же самой монетой.
Впрочем, не стоит греха таить, годы ученичества, а потом и студенческие годы, проведенные бок о бок, накладывали свой отпечаток. Они не стали верными друзьями (да и есть ли дружба между мужчиной и женщиной?), но стали преданными товарищами и соратниками в нелегком ремесле: не дать Теобальду Треверсу угробить свою жизнь в бесчисленных страданиях.
Сейчас эта миссия была исполнена, Треверс ничего уничтожать не собирался и с упоением приступил к закладке фундамента крепкой семейной жизни. Поэтому приходилось выкручиваться.
И удивлять.
- Ри, если ты нас впустишь, то, обещаю, ты узнаешь новость, о которой не успел написать даже "Воинственный колдун". Например, представитель одной из чистокровных семей решил жениться. И это, представь себе, не Теобальд.
Леннард Роули любезно улыбнулся.
- Ну, ты впустишь нас в дом, или мы продолжим наслаждаться ароматами Темзы?

+5

18

Рианнон, сохраняя совершенно безразличное выражение лица, слушала эту потрясающую тираду, которую преподнесли ей мужчины, и просто не верила своим ушам. Бессовестные наглецы, сохранившие эту черту неизменной еще со школьной скамьи, без угрызений совести напрашивались войти в дом, стараясь немного надавить на жалость и тут же удивить. Будь на то воля Рианнон, в скупе с плохим настроением – оставила бы этих смутьянов, без царя в голове, на улице, для пущей радости окатив их ледяной водой из Темзы. И их чувственные россказни ничуть не заинтересовали женщину. Вызвать интерес в этой волшебнице – задача не из легких. А если эти двое вместе, а во главе «шайки» Леннард Роули, то жди беды. И уж лучше правда эту беду переждать там, где им обоим вовремя могут дать хороший подзатыльник, а то и пинок, если понадобится. Поверьте, это далеко не самые крайние меры усмирения этих двоих. Но, если не держать их шеи в тисках – Армагеддона не избежать.
- Я тебя каждый день вижу, Тео, чего мне по тебе скучать? – Хмыкнув, ответила светловолосая, не двигаясь со своего места.  Она бы с радостью в них что-нибудь запульнула, да вот только под рукой ничего нет, а надоедливый домовой эльф уже успел скрыться, едва увидев, каким взглядом на него посмотрел Треверс. – А что касается тебя, Ленн, - Она тут же перевела свой холодный взгляд на второго, - Мне заранее жаль бедняжку, которая решила связать с тобой свою жизнь. – Всем известно, что Кэрроу не отличается кроткостью характера и умением держать язык за зубами. И если говорит, то только то, что сама посчитает нужным.  А что касается Треверса и Роули – с ними по-другому нельзя. Ибо когда они вместе – все пропало, не достучишься ласковыми словами и учтивостью. Ри настолько привыкла к выходкам этой «сладкой парочки», что ее уже ничем не удивишь. И почему, собственно, именно она должна выступать в этой компании здравым смыслом? Ладно, хоть сами пришли, на своих двоих, а не пришлось откуда-нибудь вытаскивать. За это, пожалуй, можно смиловаться над ними и впустить. Иначе, случись что - следом за Тео и Ленном, на пороге Кэрроу окажутся две разъяренные фурии. Нет уж, увольте.
Смерив еще раз друзей взглядом и, тяжело вздохнув, художница развернулась и зашла в дом, оставляя дверь открытой. Видимо, порисовать ей сегодня не судьба. Ну, Кэрроу, ты же леди, будь милей.
- Ужинать будете?
Вот, так то лучше.

+4

19

- Смотря что подают на ужин в этом доме, - Треверс расправил плечи и, обернувшись на приятеля, переступил порог мрачного особняка. Ни дать, ни взять "скрюченный домишко" из  дедовых детективных страшилок.с целым ворохом побрякивающих от сквозняка скилетов в каждом шкафу и ворохом самых чёрных наслаивавшихся один на другой и осевших по разным углам особняка секретов бывших хозяев. Не съедят, так непременно отравят. Вот даже ужин незваным гостям уже предложен. Интересно, осталось ли в доме что-то от предыдущих Кэрроу, ныне числящихся покойными в учётных книгах Азкабана, или Ри всё вымела при переезде?!
- Потому как, если в меню запеченные жабы под тиной со дна Темзы, вяленые тритоны и зелёная речная вода на аперитив, то я пас, - не дожидаясь повторного приглашения, Тео прошёл в прихожую и скинул пальто на вновь материализовавшегося домовика и направился следом за хозяйкой. "А раньше скучала" - усмехнувшись, подумал волшебник и тут же нахмурился, размышляя уже над второй половиной приветствия. Рианнон, Рианнон, вечно прямолинейная и напористая, как Хогвартс Экспресс, именно сейчас за лучшее было бы промолчать и сберечь этот драгоценный гадючий яд для другого повода.
- Вот зря ты так Ри, - Теобальд с усилием потёр вновь расшалившийся висок и остановился, поджидая Роули. Прямая, как жердь, и такая же крепкая, что не переломить, правда Кэрроу неприятно резанула по свежим, едва поджившим рубцам. Разумеется, демоны, правящие бал, внутри Леннарда Роули могли омрачить жизнь любой даже самой по уши влюбленной в него дурочке, чего уж говорить о невесте по расчёту, но в этом волшебнике оставалось ещё и много того, что сделало бы счастливой ту, что найдёт правильный подход. Где-то на задворках собственного сознания за куполом из вновь очнувшейся головной боли Тео начинал сомневаться в правильности своего решения по поводу визита к приятельнице. Что-то ведьма сегодня была явно не в духе. Или это Роули был прав, тонко намекая на бесшумно подступающую старость?!

+5

20

Дом, в котором тебя ждет женщина.
Дом, в котором тебя ждет ужин.
Дом, в котором...
Всё это, возможно, в будущем ожидает Леннарда Роули - заядлого холостяка в его вероятной семейной жизни. Если, конечно, Немайн станет ему готовить.
В крепость их отношений и брака он не верил, и был в том виноват лишь сам. Приди он к девочке иначе, сделай первый шаг навстречу, а не в сторону, то все могло бы быть иначе.
А сейчас он стоял ан пороге дома Рианнон Кэрроу, словно боясь переступить какую-то незримую, неосязаемую черту, за которой путь назад будет отрезан навсегда.
И Леннард Роули сделал шаг. Шаг навстречу.
В доме было тепло, уютно. Темзой не пахло. Пока еще не пахло и ужином, но Леннарда этот факт смущал так же сильно, как и счет, с которым завершился матч по квиддичу.
- Ужинать? С удовольствием. Я даже буду счастлив отравиться, лишь бы это было из твоих рук, Ри. Ты ведь знаешь.
Домовик, возникший словно бы из-под земли, принял у него пальто и так же поспешно испарился. Эльфы знали о причудах мистера Роули и знали, что ему лучше не попадаться: ни под горячую, ни под холодную руку.
Как только они прошли в комнаты, Леннард, не спрашивая разрешения, занял одно из глубоких кресел - настоящий предмет гордости любой уважающей себя хозяйки, и, закинув ногу на ногу, принялся разглядывать потолок.
Темзой не пахло. Но её гнилостно-приторный аромат всё еще не спешил покидать его ноздри.
- А знаешь, Ри, я думаю, что ты подружишься с моей будущей женой. И уверен, что ты считаешь эту особу весьма талантливой. Даже уверен, что начнешь ей сопереживать и сочувствовать еще сильнее.
Леннард прищурился.
- Тео, ты ведь познакомил Немайн и Рианнон? Я уверен, что Ри расскажет бедняжке обо мне всё, без утайки.
По-хорошему, нечего было рассказывать. Леннард Роули был не хуже, не лучше многих других выходцев со Слизерина. Без меры гордый, себялюбивый, эгоцентричный и капельку алчный волшебник, стремящийся отхватить от пирога самый вкусный ломоть. Это, конечно, если не учитывать его внутренних тревог и сомнений, которые выражались в вспышках агрессии. Но о последнем, разумеется, знали немногие. Например, Теобальд Треверс.
И Рианнон Кэрроу.

+5

21

Рианнон нравилось семейное поместье, каким бы мрачным оно не было и сколько бы тайн не хранило. Она уже много раз подумывала о том, чтобы  заняться ремонтом и вернуть дому более презентабельный вид, но руки никак не доходили, а идей, на самом деле, масса. Пока же, это дело откладывалось, ибо Ри совсем не пугал внешний вид и атмосфера дома, который вот уже многие годы принадлежит только ей. 
Пройдя вглубь поместья, женщина на ходу скинула длинное пальто, которое тут же было подхвачено невидимой волшебной силой и растворилось в теплом, пропитанным запахом горящих дров в камине, воздухом. Раздалось два хлопка, означающих, что пора подавать ужин. Художницу позабавили слова Теобальда о предстоящем разнообразии блюд на ужине. Только вот таких «диковинок» на ее столе точно нет. По крайней мере, не сегодня.
- К сожалению или счастью, джентльмены, но приготовлением пищи занимаюсь не я. Однако, мои эльфы с радостью исполнят любое ваше желание касаемо ужина.
Уже более тепло отозвалась волшебница, словно внутри собственных стен она становилась другим человеком. Словно внутри собственных стен, рядом с камином, «оттаивала» и сама Кэрроу, будучи в полной безопасности и хозяйкой положения. Щелчок, и в руках девушки оказался бокал вина. Она взглядом призывала мужчин чувствовать себя достаточно расковано и расслаблено. И пользоваться всеми благами этого дома так, как им заблагорассудится. Все-таки, они друзья и излишняя чопорность со стороны Ри может быть излишней.
- Немайн? Безусловно, одаренная юная волшебница, спору нет. Но мне ни к чему кому-либо рассказывать все о тебе, Леннард и тем самым вмешиваться в чью-то личную жизнь.
И, правда, какой в этом смысл? Рианна не причисляла себя к разряду светских сплетниц, которым лишь бы перемывать чужие кости и перебирать чужое нижнее белье. Она считала себя куда выше этого, а потому не видела смысла всему миру рассказывать о том, что периодически думает о том, или ином человеке. Другое дело  - говорить открыто в лицо самому объекту обсуждений. Но и Леннард Роули, и Теобальд Треверс прекрасно знали, как относится к ним эта волшебница. Поднимая бокал вверх, на манер cheers и едва улыбаясь уголками губ, смотря на друзей, женщина сделала первый глоток.

+4

22

Лавандовая юбочка, ленточка в косе. Кто не знает Немайн? Немо знают все! Но если к этой девочке вы придёте в дом, то там вы эту девочку... Лавандовая юбочка, браслеты на руке. Кто не знает Немайн? Немо знают все! Случается, что девочки бывают очень грубыми, но не обязательно...
Немайн Треверс хорошо знали в редакции "Воинственного Колдуна", и в дополнительных представлениях это юное дарование, лавандовым вихрем влетающее в двери редакции, не нуждалась. Кэрроу и Треверс старшая были хорошо знакомы и, что удивительно, довольно неплохо ладили, если держались на почтительном расстоянии друг от друга. Ри, в принципе не любившая юных волшебниц и всех поголовно называвшая пигалицами и выскочками, даже в некоторой степени прониклась к Нем уважением, что не могло ни радовать Тео, регулярно выслушивающего томительные отповеди на тему юных дев, имеющих наглость находить себе место в редакции уважаемого издания.
- Всё без утайки о тебе могу рассказать и я, но, как и Ри, пожалуй, воздержусь от подобного удовольствия, - Теобальд по-свойски расположился на уютном под стать креслу на котором умастился Леннард диванчике и развёл руками, - Вам с Немо как раз будет что обсудить в свадебном путешествии, но это уже ваше личное дело. Лично мне добавить к уже ранее высказанному нечего.
Треверс оперся локтём о подлокотник, устраиваясь поудобнее и подпирая скулу костяшками согнутых пальцев, а прямой указательный прижимая к пульсирующему виску. Вот ведь пропасть, а на воздухе казалось, что всё благополучно прошло.
- Представляешь, Ри, наш Леннард сегодня решил, что он уже старик. Вот ведь нелепица какая, ты не находишь? - Тео обратился взглядом к подруге, приподнимая бровь в ломаном изгибе, - Даже пить отказался, представь себе. Мне кажется, что мы его теряем. Что скажете, доктор? Этот случай не безнадёжен?

Отредактировано Theobald Travers (2019-03-23 17:51:03)

+4

23

Он всё еще не понимал: зачем они здесь, что происходит, как давно с ума сошел этот мир?
Или это не мир сошел с ума, а он съехал с катушек? Потерял нить происходящего, растворился в стакане с огневиски, как растворяется лёд.
Где-то вдалеке, скрипя старыми шестернями, часы Биг Бена отсчитали положенный час, и набатный гул разнеся над туманно-сонным Лондоном.
И услышав его отдаленный удар, волшебник проснулся.
Леннард Роули, разумеется, не чудовище.
Леннард Роули, разумеется, не станет ничьим боггартом.
Леннард Роули куда как хуже, куда как страшнее. Правда, домовики?
Он потянулся в кресле, словно большой, дикий кот, проспавший целую вечность, и теперь желавший сожрать всё в округе. Внимательно посмотрел на Рианнон. Чуть менее внимательное - на Теобальда.
- Смейтесь-смейтесь, - проворчал Леннард себе под ног, впиваясь ногтями в изящные подлокотники, - если уж я решил встретить свою старость, то намереваюсь это сделать со вкусом. Женюсь вот, например. Затем отправлюсь в свадебное путешествие. Объедем с супругой весь Старый и Новый свет. И буду счастлив до самой смерти.
Леннард прищурился, довольно ухмыльнулся, оценивая свою следующую шутку.
- Так что там с ужином, Ри? Ты же не откажешь нам в трапезе? И, конечно, ты понимаешь, что приглашена на свадьбу?
Роули украдкой бросил взгляд на товарища.
О, мистер Треверс, вы сами привели меня в обитель ведьмы Кэрроу. И я волен шутить так, как мне вздумается.

+4