HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: ноябрь - декабрь 2025 года

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Альтернативная реальность » За горами, за морями


За горами, за морями

Сообщений 1 страница 37 из 37

1

За горами, за морями
http://sh.uploads.ru/vcy1S.jpg http://s8.uploads.ru/Hzts7.jpg

А герои пируют под сенью
Королевских дубовых палат,
Похваляясь за чашею хмельной,
Что добудут таинственный клад,
И не поздней Рождества...

Участники:
Хлоя
&
Ричард

Фандом:
-
Время и место действия:
Небытие неведомого мира

Сюжет:
Сказание о деве-драконе, храбром рыцаре и мире, где для магии места больше нет.

[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Lennard Rowle (2019-02-23 17:18:24)

+3

2

В таверне соблазнительно пахло жареным луком, мясом и чем-то кислым. Как, в общем, и всегда. Чем гуще становились сумерки, тем меньше становилось свободных мест. В дальнем алькове шумная компания торговцев, которые разговорились на тракте, а теперь пропивали нажитое, а также задорно играли в кости. В альков то и дело бегала дочка трактирщика, доносив гостям то очередную порцию пирога, то бесконечные кружки с сидром. Хозяин заведения, покусывая медовый ус, подумывал о том, не послать ли туда вместо дочери мальчишку-слугу. Уж слишком хорошо трактирщик знал такую породу людей.
Кроме того, внутрь постепенно стягивались завсегдатаи - местный охотник, кузнец, который недавно лишился жены, и теперь старался забыться за сидром и разговорами, да местный лекарь. Они, обыкновенно, собирались за одним столом, чтобы обсудить дела прошедшего дня, а скорее, чтобы переливать из пустого в порожнее.
А солнце лишь начало закатываться за горизонт. Скоро совсем стемнеет, и постояльцев с тракта станет все больше и больше.
Хлоя, закутанная в плащ, тихо вошла внутрь. Мелодично звякнул колокольчик, привлекая внимания трактирщика и сидящих неподалеку. И как бы девушка не старалась слиться с окружающей обстановкой, несколько пристальных взглядов все равно заслужила. Пройдя к стойке, за которой стоял хозяин, она достала из складок юбки какой-то листок пергамента, и ткнув пальцем, что-то спросила. Трактирщик, сначала заинтересованный появлением гостьи, увидев бумагу, потерял к ней всякий интерес. Только махнул рукой в сторону темного угла, где сидел не менее привлекательный для хозяина гость.
На стул напротив Ричарда приземлилась девушка. Поверх темного, самого простого шерстяного подпоясанного платья на ней был плащ. Капюшон она предпочитала не снимать, даже в жарком помещении. И все что было видно из-под его тени, так что неожиданная собеседница была чрезвычайно бледна и светловолоса. Рядом со столом девушка поставила небольшую, но, судя по всему, плотно набитую холщовую сумку. Оттуда тихо звякнуло.
- Ты ищешь спутника в Мертвые земли? - На стол перед славным рыцарем лег давешний пергамент. - Я хочу пойти с тобой. Умею лечить, знаю травы... И защищаться. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]my body is a cage [/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

Отредактировано Neamhain Travers (2019-02-23 23:43:51)

+5

3

Когда-то давным-давно, когда деревья были большими, а кроны их не сломили ветра, разверзлись хляби небесные, и вместе с огненным дождём хлынули на землю драконы. Змеи и гады, крылатые и безкрылые, рогатые и с шишкообразными головами, они когтями, зубами, ядовитым и огненным дыханиями принялись терзать, калечить и насиловать грешный люд. И гибло всё, чего касались их проклятые взоры: реки мельчали и иссыхались, деревья осыпались пеплом, земля, отравленная ядом, исходила зловонием и порождала чудовищ. Казалось, что само небо вскипело и обрушилось на грешные головы.
И тогда пришли они. Мужчины и женщины, бедняки и короли. Встали они плечом к плечу, сомкнули строй и со священной молитвой, неся свет в своих сердцах, принялись расчищать землю от драконов и порождений их злобного колдовства.
Так появился Святой Орден.
Эту историю знает всякий, живущий в Истарии: от мала и до велика знают, что герои прошлого, паладины минувших лет, защитили эти земли от набегов нечисти и демонов. Знают, как позднее прославленные герои узнали правду, что брешь в небесах сотворила магия эльфов, что сами эльфы, впустив в этот мир зло, навсегда пропали, вероятно пав первыми жертвами своего колдовства.
Сколько минуло с тех пор? Никто не берется подсчитать.
Известно лишь, что с тех пор больше никто не видел ни одного живого дракона. И что отправиться на его поиски - равноценно познанию сущности жизни. Или же отдает такой же бессмыслицей.
На юношу, прибывшего в Истарию из Западных королевств, смотрели по разному: кто с равнодушием, кто с ухмылкой, а кое-кто смотрел жалостливо, заранее похоронив безумца. Только умалишенный решиться отправиться в Мертвые земли по доброй воле. Место, куда упали драконы, куда ссылали самых страшных разбойников за их преступления, вручив им в дорогу всего один нож, пригодный только для вскрытия вен. Место, где нет ни магии, ни жизни. Проклятое, мертвое.
И всё-таки Ричард Ренуа, несмотря на юный по меркам паладинов возраст, отступать был не намерен. Напротив, был он в своем убеждении твёрд, по-молодому напорист и нагл, раз принялся искать попутчиков.
Но вот только никто не находился. Наемники, сунувшиеся было к молодому рыцарю, прознали, что богатств при нём нет, и заплатить он им сможет только по возвращению. А остальных смельчаков и не сыскалось, и оставалась всего одна ночь, прежде чем безумный рыцарь отправится в путь.
И тут появилась она...
Незнакомка была удивительно красива, но невероятно отличалась от всех женщин, которых Ричард встречал.
Самообладание и дар речи не скоро вернулись к юноше, а язык, словно лютый враг, отказывался слушаться и заплетался:
- Миледи, - начал он чуть слышно, стараясь не встречаться с незнакомкой взглядом, - этот путь будет полон трудностей и опасности. И я не могу ручаться за Ваши жизнь и здоровье. И заплатить смогу лишь в случае успеха...
Рыцарь замялся и поднял голову.
- Я дал обет сразить дракона. И не могу вернуться в родной край, пока не исполню обещанное. Считайте, что я самовольно затягиваю петлю на своей шее. Но Вы...
И они встретились глазами.
- Зачем Вы хотите умереть?
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+5

4

Когда-то давно, когда деревья были поменьше, а наблюдать за ними приходилось, в основном, с высоты птичьего полета, те места, что нынче называются Мертвыми, были прекрасным цветущим краем. Море билось у самых границ высокого замка, а местный король получил прозвище "Рыбак". Кто говорил от того, то снабжал почти все королевство отменными гадами морскими, кто говорил, что прозвище он получил от привычки своей по утрам выходить с удочкой под стены своего замка, чтобы порыбачить. И вся королевская семья ненавидела своего суверена за то, что каждое утро им приходится наслаждаться дарами моря. Сейчас кромка воды отошла так далеко, что сложно представить, что когда-это эти пустынные земли омывало буйное море. Туда ссылали преступников, смелые приключенцы искали несметные богатства, безумцы - знания.
Что до Хлои, то она возвращалась домой. Девушка прекрасно знала, что Король-Рыбак выходил на заре с удочкой, чтобы побыть в желанном одиночестве, а не для оснащения королевского стола. Что касается пойманной рыбы, то зачастую она доставалась Хлое. На один зубок. И многие столетия возвращаться в гиблые земли у Хлои не было никакого желания. Делать ей там было нечего. К тому же, девушка здраво оценивала свои нынешние способности - без помощи она и на полет стрелы не пройдет вглубь Мертвых земель. Однако появилось обстоятельство, довольно высокое, с каштановыми волосами и абсолютно безумным черным взглядом, которое заставило ее передумать.
Хлоя ждала, что рыцарь рассмеется ей в лицо, пошлет к черту, искать ветра в поле и прочее, что сопровождало практически всё её общение с лицами мужского пола. Особенно в этом теле. Потому сразу начала разговор с напористости. Однако, услышав вкрадчивый голос мужчины, увидев его манеру держаться, дракон решила сменить тактику.
- Я лекарь, милостивый государь, - светлые глаза блеснули из-под капюшона. - У меня также как и у Вас есть обязательства. Перед больными. - Она положила руки на стол, опуская глаза и принимая смиренную, обреченную позу. - В Мертвых землях произрастает растение, и только там! которое может помочь множеству людей... - Ладонь её была узкой, бледной, пальцы длинные. И все в ссадинах и царапинах. А пару пальцев даже перевязаны. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]my body is a cage [/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+5

5

Долг.
Короткое слово, которым в последнее время разбрасываются чаще, чем честью. То самое, о котором забывают, которым не дорожат, как приходит время платить по счетам.
Долг.
Именно долг отправил Ричарда Ренуа в далекие-далекие земли, заставил позабыть о могилах предков, родном замке и крестьянах, оставить все дела на дядюшке Джеймсе, у которого и так немало забот. Долг перед самим собой, долг перед клятвой рыцаря. Долг перед прекрасной дамой.
Именно этот волшебный, коварный, смертельно опасный долг заставлял юношу сидеть, как вкопанного, сочувственно улыбаться. Его полный тяжелой грусти взгляд скользил по тонким, удивительным чертам женского лица, поражаясь его святости.
Незнакомка словно бы сошла с витражей Святой Обители, смотрела открыто, прямо, светло, словно небесный ангел, который не боялся сосущей пустоты Преисподней.
О, что за страшный долг толкает подобные души в объятия смерти? Какие обеты ты дала?
- А что если Вы погибнете в пути? Кто отнесет лекарство нуждающимся?
Ричард поднял руку, подзывая к себе дочку трактирщика, наконец-то освободившуюся от чрезмерного внимания купцов.
Отсчитав ей четыре монеты, юный рыцарь повернулся к незнакомке.
- Я дал клятву принять в этот поход каждого, кто согласится на этот путь. Но я не могу гарантировать, что мы вернемся из него. Никто более не захотел отправиться со мной, госпожа. Никто. И я не отталкиваю, а предостерегаю Вас: это безумная, опасная затея. И, вероятнее всего, она закончится моей погибелью.
Рыцарь поднялся.
- Но если Вы не отступите, не передумаете за эту ночь, то я не смею отказать.
Из алькова, где веселились купцы, послышалась возня. Вскрикнула дочка трактирщика. Ричард нахмурился.
В альков поспешил хозяин вместе с сынком. Послышалась брань, возня усилилась.
- Прошу меня простить!
Выйдя из-за стола, Ричард поспешил на шум. Вместе с ним поспешили и пара завсегдатаев. И тут, практически одновременно, им навстречу вывалились тела трактирщика с сыном. Хозяин, прикрывая рукой разбитый нос, тихо охал, пытался подняться, но всё было тщетно.
Вслед за ними показалась косматая рыжая голова, заросшая щетиной до самых глаз.
- А ну-ка сели по своим местам! И дурить не вздумайте!
Рыжий показался полностью, держа в правой руке кинжал.
- Побаловались и хватит, мужичье! Проваливайте!
- Милостивый господин,..
- Тебе что-то надо, молокосос?
- ... не будете ли Вы так любезны...
- Ты особенный или глухой?
- ... отойти в сторону.
Рыжий усмехнулся, нарочито отвел взгляд в сторону. А затем ударил, хлёстко, без замаха, целясь кинжалом в живот.
Но рука его замерла, не достигнув цели. Удивлённый рыжий, захрипев от ярости, попытался вырваться, но Ричард уже потянул его на себя, выворачивая запястье.
Хрустнуло.
Рыжий завыл от боли, и в его крике потонул звон выпавшего кинжала.
- Ах, ты мелкий...
Удар пришелся ему в челюсть, заставил отшатнуться, а затем грузно рухнуть на спину, срывая занавесь. Сидевшие там купцы удивленно уставились на рухнувшего товарища, а затем повставали, повскакивали со своих мест, хватаясь кто за что придётся: ножи, кинжалы и даже вилку.
Воспользовавшись моментом из алкова упорхнула дочка трактирщика - виновница всех бед.
Ричард, подняв с пола кинжал, обвел грешную троицу взглядом.
- Заплатите хозяину за причиненный ущерб и уходите отсюда!
- Маленький говнюк! - рычал рыжий, пытаясь подняться. - Я тебя выпотрошу и отдам на корм свиньям!
- Повторяю в последний раз. Заплатите хозяину и проваливайте. Живо!
За спиной Ричарда, опомнившись от всего произошедшего, уже толпились, высились местные жители. Опомнился и сам трактирщик, кликнувший слуг.
Один из купцов - рябой со следами оспин, злобно скрипнул зубами. А затем отбросил нож в сторону.
- Твоя взяла, молокосос! Пропустите нас, люди! Погорячились мы!
Ричард, сухо кивнув, бросил кинжал к ногам рыжего.
- Мы ещё встретимся, щенок.
Рыцарь не ответил.
Осторожно протиснувшись сквозь толпу, он вернулся к столу, за которым оставил свою возможную попутчицу.
- Прошу простить меня ещё раз. Кажется, выезд переносится на час более ранний. Вы со мной? Как Ваше имя, милостивая госпожа?
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+5

6

- Я готова рискнуть. - Девушка упрямо тряхнула головой. На лицо упал белоснежный локон, который Хлоя поспешила заправить. - Другого выхода все равно нет. - Уже чуть тише добавила она.
Врала Хлоя складно. Однако девушка думала о том, что всю дорогу изображать из себя святую будет нелегко. Она, конечно, самое терпеливое существо на всем белом свете, но чем ближе была ее цель, тем терпения становилось меньше. Не дойдет ли до того, что ей придется волоком тащить рыцаря через все Мертвые земли? Девушка украдкой оглядела мужчину. Не хотелось бы, доставит массу неудобств.
Новость о том, что более никто на сей самоубийственный поход не согласился, Хлою даже порадовала. Сколько проблем сразу же снималось! Девушка улыбнулась вслед ушедшему рыцарю. Все складывалось как нельзя лучше.
Половина таверны, в том числе и ее доблестный собеседник, ринулись навстречу возне в алькове. Кто поучаствовать, а кто просто поглазеть. Вторых, конечно, было больше. Всё внимание посетителей было приковано к конфликту вокруг торговцев и дочкой трактирщика. Которая, к слову, и сама была не против поразвлечься с одним из заезжих купцов. Но кто-то или что-то нарушил ее планы. А вот дракон, привыкла к тому, что в тот момент, когда у тебя выдается возможность поесть, надо обязательно этим заняться. Ибо следующая возможность может выпасть ой как нескоро.
На удачу на соседнем столе слуга оставил поднос с тарелкой чего-то дымящегося, возможно, даже с мясом. Пару ловких движений, и вот уже Хло быстро и жадно наворачивала содержимое. Похлебка была хороша. Наваристая, с мясом, пуская даже и довольно дряным. Сюда бы еще ломоть свежего хлеба... Наслаждаясь пищей, девушка не забывала и о зрелищах. Краем глаза наблюдала за развернувшейся сценой. Простая и эффективная демонстрация силы от рыцаря впечатляла. Всех, кроме дракона. Но, пожалуй, она даже зауважала этого блаженного чуть-чуть. Хотя и нынешняя мода на благородные и самоубийственные поступки для прекрасных дам ей вовсе не нравились. Новая религия отличалась удивительной тупостью в данных вопросах.
Ричард вернулся аккурат вовремя. Хлоя, все же раздобыв кусочек хлеба, подбирала им остатки подливы из тарелки, с удовольствием закончила свой поздний нежданный ужин. Вернула тарелку обратно на поднос и теперь, в ожидании своего собеседника, покачивалась на задних ножках стула. Когда рыцарь вернулся к столу, девушка стукнула передними ножками об пол, принимая нормальное положение в пространстве.
- Мы отбываем прямо сейчас? - Хло недвусмысленно взглянула на толпу, которая начала рассасываться по своим местам. Некоторые переговаривались и выразительно тыкали пальцем в сторону Ричарда. Такое внимание девушке совсем не нравилось, она поморщилась. - Я готова. - Девушка поднялась. - Меня зовут Хлоя. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]my body is a cage [/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

Отредактировано Neamhain Travers (2019-02-24 23:21:36)

+4

7

Нередко так бывает, что кодексы, эдикты и клятвы ломают жизни и судьбы людей. Вот поклянешься в вечной любви, а клятва возьми и сработай: и вот лишенный жизни и покоя дух второй половины мается и стенает, скребется холодными когтями в окна и двери, зовя выйти нареченного небом к беспокойной душе на порог. И горе тому, кто послушается этой мольбы - умертвие утащит, утянет тебя в свой темный и страшный мир, оставив на прощание лишь иссушенное бренное тело.
Ричард был рыцарем и поступал, как рыцарь. Он не прошел мимо человеческой беды, чужого несчастья. Он мог помочь и помог, не требуя за то награды.
Но она всё же последовала.
Трактирщик, оправившись от тумаков и ударов, тихонько приковылял к столу. Поглядывая вслед удалявшимся купцам, хозяин крякнул и сел на лавку.
- Спасибо, паря! Вот уж даже не знаю, чем бы всё это кончилось, если бы не ты!
Трактирщик прищурился, и Ричард, обернувшись, встретился взглядом со своим рыжим недругом. Смутьян хищно оскалился, но поспешил вслед за товарищами, хлопнув на прощание дверью.
- Ты же понимаешь, что они тебя найдут в дороге? Страшную, злую они обиду на тебя затаили!
Ричард молчал.
- Ты бы остался. На пару дней, пока они не уедут.
- Нет.
- Вот как? - усы трактирщика поникли. - Ну, дело твоё! Я велел немного в дорогу собрать. И деньги вот еще...
- Не нужно.
Трактирщик наклонил голову.
- Ты меня обидеть хочешь, малый?
- Не нужно, - Ричард осекся, увидев взгляд Хлои. - Денег не нужно. А за провиант - покорнейше благодарю. Я отплачу Вам по возвращению.
Трактирщик сочувственно улыбнулся и подобострастно закивал.
- А, да-да, по возвращению. Конечно, - он глуповато хмыкнул. - Пусть так! Пусть небеса берегут твою глупую молодую головушку, сэр рыцарь! Будь здоров!

Когда он наконец-то покинул их общество, Ричард, расправивший походную котомку, принялся поспешно складывать принесенную слугой провизию.
- Моё имя - Ричард Ренуа. Я родом из Западных королевств. Мой отец - Рейгинальд, был храбрым рыцарем короля Малота Третьего, упокой Господь его душу.
Котомка поспешно наполнялась.
- Мой дядюшка Джеймс попытался организовать мою свадьбу с прекраснейшей из женщин - Элизабет, дочерью графа Кеппена. Вот только у его графской светлости были свои претензии по поводу жениха.
Ричард коротко кивнул, подавая своей попутчице в никуда руку.
- И вот я здесь, в абсолютно чужой стране в компании самой чистой сердцем женщины всей Истарии. Пойдемте, Хлоя! Нам предстоит ночной переход.
И он улыбнулся.
Очень чисто и светло.
- Зато будет не так жарко.

У конюшни Ричард замотал головой.
- Так дело не пойдет. Очень скверно, что у Вас нет лошади. Моя, в случае необходимости, унесет двоих. Но ночные прогулки для старушки Тиобиньи - дело нелегкое. Прошу вас в седло, милостивая госпожа!
И рыцарь деликатно подставил руки, чтобы подсадить свою попутчицу.
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+5

8

Глядя на разговор Ричарда с трактирщиком, Хлоя гадала, совсем ли паренек дуралей или быть может выйдет из него толк? "Вышел бы", - поправила себя дракон. Скорее всего, рыцарю осталось жить ровно на длину их похода. И хорошо, потому что такие славные парни, как Ричард Ренуа долго на этом свете не живут.
Хлоя наблюдала за тем, как провизия исчезает в котомке славного рыцаря, слушая его одним ухом. Память у дракона была великолепной, практически идеальной, такова уж особенность рода. Так что все эти бесполезные знания о родственных связях Ричарда отложатся в ее уме надолго, даже через сто лет она сможет рассказать о дядюшке Джеймсе. Только вот зачем? Ричарда это, кажется, не волновало. Он просто накрыл девушку своим коротким, но емким рассказом, словно плащом, не спрашивая о разрешении. Надеялся, что так между ними будет больше доверия?
Она протянула руку, неловко пожимая кисть рыцаря. И чувствуя себя совершенно безоружной перед его светлой и чистой улыбкой. В душе что-то шевельнулось, темное и гадкое. Шевельнулось и замерло, выжидая подходящего момента.

Хлоя проигнорировала подставленные ладони. Она стянула капюшон на затылок, так что теперь при тусклом свете одного факела Ричард вполне мог рассмотреть её лицо. По меркам красоты прекрасных дев Хлоя не была красавицей. Бледное лицо лишь слегка тронул загар, но даже при этом девушка была чрезвычайно бледна. Единственным ярким пятном на всем лица были темные стрелки бровей. Ресницы были абсолютно белыми, глаза светлыми, и вообще Хлоя напоминала больше белоснежное полотно. На лице её застыла гримаса сомнения.
Поколебавшись, девушка все-таки обошла лошадь кругом, мягко похлопала по крупу, посмотрела на зубы. Лошадка косила на девушку недобрый взгляд, но пока вела себя спокойно. Лошади вообще Хлою не очень долюбливали, видимо, чувствовали внутри неё хищника. Только очень спокойные и покладистые особи позволяли собой управлять. Девушка снова покачала головой.
- Милостивый государь... - Дракон подбирала слова очень аккуратно, будто боялась оступиться. - Прежде чем предпринять столь рискованное путешествие, я многое разузнала о Мертвых землях. - Девушка повернула голову, взглянула на мужчину. - Лошадь нас будет только отягощать и лучше отправляться налегке. В дне пути отсюда ярмарка, будет стоять еще пару дней. Думаю, мы сможем получить за вашу старушку хорошие деньги и приобрести все необходимое для предстоящего путешествия. - Хлоя хотела погладить бархатную морду лошадки, но в последний момент передумала. - Что касается сегодняшней ночи... Думаю, будет мудрей и безопасней заночевать в ближайшем лесу, а утром двинуться по тракту, чтобы не переломать ноги ни нам, ни лошадке. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]my body is a cage [/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+4

9

Перспектива ночлега под открытым небом не пугала – Ричард, привычный к путешествиям конным и пешим, не боялся остаться в лесу и поле даже в непогоду. Перспектива расстаться с лошадью тоже не пугала – лучше пусть Тиобинья послужит кому-то еще, а не падет в Мертвых землях по прихоти своего хозяина.
Не испугала юношу и внешность его попутчицы. Хлоя не была похожа на обычных женщин. Обычные женщины не отправляются в Мертвые земли по воле судьбы и рока, на поиски целебных трав.
Напугали лишь только её уверенность и бесстрашие. Хлоя была настроена решительно и отступать явно не собиралась.
- Разумное решение. Заночуем в лесу.

За ворота города они вышли молча.
Ричард не оборачивался, вел Тиобинью под уздцы.
Было тепло. На небе кто-то озорной разлил крынку молока и посыпал всё вокруг небо вокруг звёздами. Разве могло знать это безмяжетно прекрасное небо дьявольских созданий, изрыгающих пламя и яд? Разве могло оно породить таких чудовищ.
Молчали. Но вскоре рыцарь нарушил тишину.
- Может случиться так, - начал он, - что в пути я умру. Я прошу, я заклинаю вас в подобном случае отправиться обратно, оставить свои поиски.
Тиобинья – умнейшее из животных, стрельнула ушами. Юноша погладил кобылу по морде, успокаивая животину.
- Трактирщик прав. Купцы явно не простят обиды и могут отправить по нашему следу своих людей. Если нам будет грозить опасность до Мертвых земель, то бегите.
Это его вина, его беда. Его грех, за который, вероятнее всего, придется заплатить. Слишком хорошо он знал таких людей. Слишком хорошо знал, на что они способны.
И не мог подставлять невиновных под удар за свои ошибки.
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+4

10

Хлоя уже была готова держать оборону, ожидая что рыцарь будет отстаивать свою лошадку до последнего. Но он оказался не менее покладистым, чем его Тиобинья. И вот теперь путешественники вышагивали вдоль большой дороги, преследуемые лишь цоканьем копыт и неожиданно светлым небом. Девушка то и дело поглядывала на звезды. Молочная россыпь в небе обещала по утру густую росу.
- Ричард... - Хлоя вздохнула, покосилась на рыцаря и на его лошадку. Кажется, та невзлюбила дракона с первого взгляда, и Хло в душе радовалась, что скоро они избавятся от третьего лишнего. - Кажется, я четко в первый раз произнесла, что смогу постоять за себя. Одиночество и скитание по землям закалит любое, даже самое нежное существо. - Девушка неожиданно свернула с дороги, подала знак своему спутнику, следовать за ней. Под ногами оказалась тропинка, ведущая вглубь леса. Кажется, спутница рыцаря неплохо знала местность. - В случае опасности, беспокойтесь о том, чтобы добраться до Мертвых земель целехоньким, уверяю вас, там пригодятся все конечности. - Внезапно девушка остановилась, будто бы решая, куда идти дальше. Обернулась, заглядывая Ричарду прямо в глаза.
- Мы же с вами прекрасно знаем, что они очень пожалеют, если совершат подобную глупость. Правда? - Глаза её нехорошо блеснули. Хлоя надвинула капюшон поглубже и нырнула под ветки. Дальше было не до разговоров, потому что все силы уходили на то, чтобы не зацепиться за какую-нибудь корягу и не заплутать в гуще леса. Но в тот момент, когда казалось, что конца этим веткам не будет, деревья неожиданно расступились, впуская путников на небольшую, но уютную поляну.
Девушка направилась прямиком к ее краю, здесь все еще оставалось костровище - следы пребывания кого-то. Хлоя прекрасно знала это место, потому что всего сутки назад также здесь ночевала. Место было ужасно удобным, непросматриваемым, к тому же, по утру можно было заняться сбором некоторых травок. И до дороги недалеко.

Пока Ричард занимался лошадью, Хлоя собрала хвороста и немного лапника. И вот, благодаря совместным усилиям, уже уютно потрескивал костер. Девушка уселась рядом, спиной к лесу, с удовольствием вытягивая порядком уставшие ноги, из-под платья виднелись голые лодыжки, объятые короткими мягкими ботинками. Первым делом девушка стянула с себя капюшон, встряхивая головой. По плечам эффектно рассыпались мягкими волнами длинные жемчужные волосы, отдававшие пшеницей в свете костра. По старой привычке Хло принялась пальцами разбирать их по локонам. Взгляд ее то и дело возвращался к небу. Заметив на себе пристальный взгляд рыцаря, девушка слабо улыбнулась.
- Говорят, что звезды - это души умерших драконов. - Присказка была древнее, чем эти земли. Верила в нее и Хлоя. Верила, в то, что однажды и она отправится к праотцам, не смотря на свою тесную чужую оболочку. Будет ли здесь на земле думать о ней кто-то, как она сейчас? [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+4

11

Всё отболит, всё забудется. И пепел прошлого развеется ветрами будущего. Так было. Так есть. Так будет всегда. Ничто не сможет, не посмеет нарушить мировой порядок, сломать извечный закон. Всё сущее, настоящее рано или поздно обратится в прах. Люди, звери, гады ползучие, небесные птахи… и даже драконы. Ничто не вечно.
Кроме звезд.
Они видели многое и о многом молчат. Они не расскажут никому, что скрывает их холодный, пронзительный свет. Они не поведают юному рыцарю о том, кто его спутница, и не поведают дракону о том, как чисто сердце её спутника. За них это сделает время – но даже оно не решит, кто прав, а кто виноват.
Ричард взглянул на звёзды. Небесные светила, маленькие точки отразились в его невероятно больших и открытых глазах.
- Там живёт Господь, - сказал он серьезно. – И все чистые души.
Костер хрустел, шипел сырым лапником, чадил едким еловым дымом, прогонявшим прочь комаров. Изредка искры с треском взлетали в воздух, пронзая ночную твердь острыми яркими уколами. Маленькие звездочки, которые стремятся попасть на небо и гаснут, не зная, что ни у одной из них не достанет сил преодолеть даже треть пути.
- Вероятно, среди звёзд немало и драконов, - заключил юноша с улыбкой. – Наверняка, среди них были… всякие.
Он осекся, увидев настороженный женский взгляд.
- Не бывает только хороших или только плохих, - пояснил он наконец. – Всем нам свойственны и добрые, и злые дела. И человеку, и зверю лесному. А чем драконы хуже?
Ничем. Они лучше. И рыцарь, и его попутчица это знали. Знали, но не могли друг другу рассказать об этом.
Он – из-за того, что не смог бы выразить свои мысли.
Она – из-за того, что этот путь иначе окончился бы здесь и сейчас.
И только звёзды могли сказать им всю правду.
Но молчали, поглядывая на рыцаря и дракона.
- Вы действительно считаете, что это путешествие завершится успешно?
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Lennard Rowle (2019-02-26 15:38:28)

+4

12

Мысль о том, что драконы оказываются на небесах благодаря догматам новой религии и их странного бога, поразила Хлою. В системе координат Ричарда это было само собой разумеющиеся, в мире Хлои - полная дребедень. Драконы существовали задолго до появления людей на этой земле, задолго до появления их богов. И мысль о том, что этот новый бог чем-то лучше других остальных была глупа и нелепа.
"Блаженный" - она улыбнулась мужчине, мысленно представляя, как обагрится его кровью священное место. А потом, пожалуй, она его съест. Молодое тело будет хрустеть на острых зубах, как спелое яблочко. Хло даже зажмурилась от удовольствия, рот ее наполнился слюной.
- Чем-то хуже, раз ты дал обет его сразить. - Отвечала девушка, склоняя голову набок и рассматривая рыцаря. Она перестала мысленно разделывать его, словно корову и сосредоточилась на словах блаженного. - Видимо, причина должна быть весомой чтобы ты, человек праведный, пошел с мечом на божью тварь... - С умалишенными, говорят, надо разговаривать на их языке.
- У меня нет другого выхода, Ричард. Это путешествие должно завершиться успешно. - Рыцарь обретет искомого дракона, а дракон - свободу. Но чем закончится их схватка, даже и гадать не стоит. Какое бы оружие рыцарь не приготовил, против мощи нормального взрослого дракона - это как с хворостинкой идти на медведя.

Поутру, когда солнце еще не успело позолотить верхушки деревьев, Хлоя уже была на ногах. Пока мужчина спал своим крепким рыцарским сном, девушка босая и простоволосая, оставив все свои вещи у костра, отправилась за добычей. Еще два дня назад она нашла поблизости полянку, на которой росли сразу несколько травок, которые были незаменимы в пути. И собирать такие, конечно же, принято, с первой росой.
Заткнув подол платья с одной стороны за пояс, Хло разгуливала по поляне, в обнимку с охапкой цветов. В предрассветных сумерках, с белыми, как горная вершина волосами, она больше походила на призрака, чем на реального человека.
Шаги и тихие голоса она услышала загодя, но не придала этому значения, надеясь, что путешественники пройдут мимо. Однако, надежда была напрасной. Трое мужчин - два довольно крупных, похожие друг на друга, как братья и один помельче, - увидев издалека девушку, не смогли пройти мимо. Хлоя стояла к ним спиной и на шаги намеренно не оборачивалась. Пока ее не окрикнули.
- Эй, красавица! - Глумливый и глупый смех. - Ты что здесь совсем одна? - Тыкая друг друга локтями в бок, братья следовали за своим мелковатым предводителем.
- Идите, куда шли, добрые люди. - Тихо и смиренно отозвалась дракон, поправляя охапку трав в левой руки. Внутри она вся напряглась, стараясь дышать ровно и спокойно.
- Да мы уже пришли. - Один из братьев схватил девушку за плечо, насильно поворачивая лицом к компании. Хлоя поморщилась, предвкушая, как на чувствительной коже останутся следы от грубых пальцев. Как оказалось, невысокая девушка была здоровякам по грудь. Даже их главный казался выше и крупнее, чем она. Улыбка у него была как у кота - довольная от уха до уха. Черные глаза скользили от обнаженного бедра, где был заткнут подол платья вверх к груди и лицу. - У тебя же наверняка есть кое-что для нас?
- Нет, нету. - Со вселенским спокойствием отвечала девушка, со смирением оглядывая мужчин перед собой. Её непоколебимость привела мелкого в ступор. Но весомые аргументы у него закончились и в ход пошли руки. По-девичьи узкая ладонь с удивительно грязными пальцами, совсем он их что ли не мыл? ухватила девушку за обнаженную часть ноги. И Хлоя закричала.
Какой прок от крика посреди пустынного леса? Никакого, если, конечно, речь не идет о маге. Амбала, шириной в добротный шкап, который держал Хлою за плечо, отбросило к ближайшему дереву, об которое тот благополучно переломил хребет. Два его друга, опомнившись от внезапной атаки, прибывали в шоке. Не надо было быть сем пядей во лбу, чтобы понять, что упавший больше уже не встанет.
- Что ты сделала с Алеком? - Завопил мелкий, совсем как базарная баба. - Ведьма! Да мы тебя... - И без лишних прелюдий, оба "честных человека" двинулись навстречу Хлое, намереваясь выполнить так и не высказанную угрозу. Девушка сделала пару шагов назад, выпуская наконец из рук травы и чувствительно натыкаясь спиной о ствол дерева. Ужасно-ужасно не хотелось марать руки, но косить болванов магией сил у нее не было. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+4

13

У каждого из нас есть собственный крест, и каждый несет его по мере сил и возможности. Падая и поднимаясь, едва не роняя пропитанное потом и кровью своё тяжелое бремя, мы идем. Ноги подкашиваются. Соль разъедает лоб. Глаза заливаются кровью, а легкие, в сведенной судорогой груди, перестают дышать. Но мы идем. И несём свою ношу.
Что мог противопоставить юный рыцарь своей попутчице? То, что дал в порыве юности безумную, глупую клятву? То, что его слово крепко и в том долг перед умершим родителем? В том, что он не выбирал свою собственную судьбу?
У каждого из них своя правда. И свой крест. И что тяжелее знают только звезды. А они молчат.

Он заснул, глядя как огонь пожирает еловую лапу. Нежно, осторожно языки пламени покусывали еловые иголки, прихватывали ало-рыжими всполохами тонкие ветви, похрустывали на зубах смолой. Он заснул, подперев голову кулаком, опершись локтем на седло. Заснул и даже не представлял, что готовит ему грядущий день.
Ричард проснулся от резкого всполоха, от крика, разорвавшего утренний туман. И с ним, кажется, проснулся весь лес. Взлетели потревоженные птицы. Сорвались в бег пара зайцев, притаившихся около корней ели.
Даже дремавшая Тиобинья заметалась, принялась рваться, грозя разорвать путы и умчатся прочь.
Юный рыцарь, выдохнув, сонно отыскал меч и, осознав, что его спутницы нет рядом, сорвался с места.

Он бежал на крик, прорываясь сквозь заросли орешника и крапивы. Бежал, а безжалостные ветви хлестали, жалили его руки, шею и лицо. Бежал, боясь опоздать.
На поляну, поросшую лесным дурманом, Ричард вылетел всклокоченный, взъерошенный и очень встревоженный. Вылетел, закрывая собой Хлою и поднимая меч наизготовку.
- Отойдите, господа! Эта дама под моей защитой!
- Женишок выискался? Ведьмин ебарь? - мелкий подпрыгивал, брызжа слюной. - Эта сука Алека убила! Чарами! Чарами убила!
В его руке блеснул изогнутый широкий нож.
- Я отрежу ей сиськи и выколю глаза! А потом хорошенько оттрахаю, заставив тебя на всё это смотреть!
И он, скаля зубы, отпрыгнул, разрывая дистанцию, пошел кругом, перекидывая нож из руки в руку.
Его товарищ, молчаливый, но не менее агрессивный, пошел в другую сторону, вытягивая из-за пазухи простенький, но добротный кистень.
Рыцарь, укрыв собой Хлою, тихонько прошептал.
- Сначала тот, с ножом.
- Ты не того защищаешь! - прошипел мелкий, останавливаясь. - Эта тварь завела тебя в могилу!
А затем он напружинился, согнулся, занес руку для броска.
- Давай!
И бросил нож.
Ричард знал, что не сможет отбить бросок разбойника. Знал, что не хватит ему ни скорости, ни реакции. Знал, как хорошо умеют метать ножи в Истарии, что каждый бросок находит свою цель.
И сделал так, как только ему оставалось.
Он подался назад, оттесняя широкой спиной Хлою за дерево. Практически упал, удержав равновесие в самый последний момент.
А нож со свистом рассек воздух и нашел свою цель.
Хлынула кровь. Послышался тяжелый вздох, перешедший в хрип, и второй разбойник, недоуменно поглядывая на роговую рукоять, торчавшую из груди, грузно рухнул на дурман, обагряя его кровью.
Мелкий взвыл, словно лишившийся хвоста волк.
А Ричард, не давая ему опомниться, бросился на врага, сминая его тяжелыми ударами. Повалив разбойника наземь, тяжело дыша, он приставил меч к груди поверженного.
Мелкий тяжело дышал, у него шла кровь носом, но он не переставал рычать, бешено вращая глазами.
- Давай! Давай, убей меня! Убей, ну же!
- Нет, - процедил рыцарь, но меч не убрал. - Я тебя не убью.
Разбойник зашелся в хохоте.
- Дурак! Дурачок! Идиот! Она околдовала тебя! Одурманила!
Ричард, тяжело дыша, поднял меч к самому подбородку.
- Ты похоронишь своих товарищей и не станешь нас преследовать. И если ты ослушаешься, то я, Ричард Ренуа, сын Рейгинальда, клянусь, что отрублю тебе ноги и руки, но сохраню жизнь.
Меч неприятно кольнул шею.
- Проваливай.
Меч ушел от залитого кровью лица.
И разбойник, захрипев, почувствовав свободу, на четвереньках, вскакивая и падая вновь, припустил в чащу леса.
Ричард тяжело повернулся к попутчице. Лицо его, ужаленное крапивой, болело и распухало. Губы, разбитые одним из ударов разбойника, кровоточили. Но глаза были ясными. Яснее самого неба, на котором уже не было видно всезнающих звезд.
- Паршивое выдалось утро. Вы целы?
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+2

14

Ричард выскочил из-за спины девушки, как заяц из кустов. Именно зайца он Хлое и напоминал. Взъерошенный, но чрезмерно серьезный. Откровенно говоря, он тут ей даром не сдался. Оставалось надеяться, что от парнишки будет прок, и не понадобится еще и его спасать от обезумевших от ненависти разбойников. Где-то глубоко внутри Хлоя даже жалела, что ей не удалось переломить мелкому шею, уж больно он раздражал.
При всей ловкости рыцаря, нерасторопности амбала и меткости мелкого, нож просто не мог попасть в цель так, как бы этого хотел Ричард. Поэтому пришлось ему немножко помочь, уж на это у Хло силы хватало.
Дракон среагировала мгновенно - повела пальцами, и метательный нож едва заметно изменил траекторию своего полета. По факту, Хлоя лишь немного ему помогла, остальное довершило мастерство метателя. Гадать, заметил ли это разбойник, проку не было. Все его попытки убедить рыцаря в ведьминской природы его дамы, ни к чему не приводили.
Особенно позабавила угроза отрезать сиськи, выколоть глаза, а потом оттрахать. Вкусы у благородного сэра были весьма специфичны.
Если Хлоя чему-то и научилась за эти четыреста лет в облике человека, так это тому, что оставлять в живых никого нельзя. Нельзя быть милосердным и благосклонным, ведь ты никогда не знаешь как переплетутся косы твоей судьбы. На её лице на мгновение отразилось сожаление, когда Ричард отпустил мелкого восвояси. Он может вернуться. А еще, как пить дать, растреплет всем о чудном рыцаре и белокурой ведьме. Плохо.
- Спасибо, - с чувством произнесла девушка. На лице её была искренняя, но слабая улыбка в знак благодарности, небольшая капля испуга и чуть-чуть облегчения, что все закончилось. Впрочем, они тут же сменились беспокойством. Славная мордашка рыцаря несправедливо пострадала в этой схватке. - Давайте вернемся к костру, я попробую что-нибудь сделать с вашим лицом.
Хлоя было наклонилась к собранным ею травам, но заметила на них пятна крови, поморщилась. Взгляд ее скользнул по трупу рядом. Поколебавшись немного, дракон все же решила заняться мародерством. В карманах обоих трупов нашлось еще пару ножей и несколько монет. Ножи девушка оставила, а вот деньги прихватила, не сильно задумываясь о том, что об этом подумает Ричард. И только потом, собрав драгоценные травы, Хлоя направилась обратно к их стоянке.
Одернув заткнутый подол, девушка разложила травы на плаще, и лишь после этого вернулась к рыцарю. Присела напротив, беря в ладони его распухшее и порядком покрасневшее лицо. Пальцы ее были прохладными и приносили облегчение одним лишь прикосновением. Хло же не смогла сдержать улыбки. Защитничек. Создавалось впечатление, что Ричард подрался с роем диких пчел, а не с разбойником. Лишь кровоточащая губа напоминала о схватке.
- Придется немного подождать, пока зуд и покраснение пройдет, ложитесь. - Девушка взяла из собранной охапки травы несколько веточек, принялась обрывать листья и растирать их в пальцах. Полученную кашицу клала на кожу парнишки. - Это правда ненадолго. Я пока успею перебрать свою добычу. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+2

15

Мягкая кашица из измельченных листьев и цветков приятно холодила измученное лицо. Ричард, отдавшись на волю приятных ощущений, закрыл глаза, вслушиваясь в щебетание лесных пичужек, притаившихся где-то у них над головой. Но несмотря на умиротворенный вид, мысли юноши были тяжелыми.
Он не мог оставить без внимания слова разбойника. Его обвинение - пусть и голословное, пусть и мерзкое, не достойное настоящего мужа - не было безосновательным. В подтверждении того был труп, отброшенный неведомой силой к дереву. Нет, наверняка покойный заслужил подобное, но то, как это сделала Хлоя, пугало.
Что скрывает она от него? Что таит в себе эта женщина?
Судить и раздумывать об этом Ричард мог с трудом: кашица из дурмана отвлекала его от нужных мыслей, сбивала с толку.
Он когда-то знал, когда-то сталкивался с чем-то подобным. Слышал из старинных легенд и сказок о существах, наделенных невероятной силой.
Но забыл.
Наконец, он приоткрыл левый глаз.
- Вы и правда идете в Мертвые земли ради чудодейственных трав? И какую болезнь должны излечить эти травы?
Вопросы были заданы невинно, как бы между делом, в попытке сгладить молчание. Но юноша был уверен, что услышит в ответ только ложь и был к этому готов.
Осторожно сев, он соскоблил с лица подсохшую кашицу, встряхнул каштановыми волосами.
- Я должен вернуться на поляну, - сказал он серьезно. - Тот господин не вернется почтить своих друзей. Какими бы они не были при жизни, они заслуживают лежать в тишине и покое под стволами деревьев.
Могилы им копать рыцарь не собирался.
- А когда я вернусь, мы позавтракаем и отправимся в путь.

Тех двоих Ричард уложил у ствола покрытой смолой сосны. Произнес тихую молитву и оставил их перед лицом Господа. Пусть каждый из них ответит за свои проступки перед смертью.
А после, как и обещал, они отправились в путь.
Переход не оказался тяжелым.
Ричард привык к пешему пути, а его опасная попутчица оказалась превосходной путешественницей. Тиобинья же, освобожденная от привычной ноши, то удивленно поглядывала на хозяина, то недоверчиво косилась на Хлою.
Кобыла знала, что этот мир сошел с ума, но еще не знала, как сильно.
- Впереди Ясвик, где стоит ярмарка. Если всё получится, то к вечеру будем уже там. Расстанемся с пережитками прошлого и подготовимся к последнему переходу.
Юноша не поворачивал головы.
- Там, в Мертвых землях... я не знаю, как долго мне предстоит искать встречи с моей судьбой. Но надеюсь, что Вы отыщете то, что желаете, раньше меня. И вернетесь домой. Я провожу Вас обратно до границы Мертвой Пустоши.
Он улыбнулся. Но улыбка вышла грустной.
- Я верю в то, что у Вас получится всё задуманное.
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+3

16

- Эта редкая болезнь, в народе её зовут Чертовка. - Ответ на этот вопрос, который неминуемо должен был возникнуть между ними, был заготовлен Хлоей заранее. - Бедолаги, подхватившее чертовку покрываются страшной серой коростой, которая медленно распространяется дальше по телу. Кожа под нею неустанно гниет и распадается... - Девушка склонила голову в жесте ужасно скорби. Но потом неожиданно светло и открыто посмотрела на Ричарда. - А вы разбираетесь в лекарстве? Я была бы рада любой помощи! Даже совету! Хотя вы и так делаете очень многое...
На том разговор и был покончен. Если рыцарь надумает спросить еще что-то про несуществующую болезнь, Хлоя в красках и специальных терминах распишет симптомы и методы лечения, упомянув, конечно, какую-нибудь погибшую от этого недуга сестру или малолетнего брата. Благо, девушка занималась лекарским ремеслом и лицедейством столько, сколько на свете не живут. Потому была хороша и в том, и в том.
Дракон с печальным вздохом согласилась с тем, что недобрых людей надо захоронить, но помогать благородному мужу не вызвалась. Пока Ричард возился с ямами и трупами, спокойно перебрала травы, намурлыкивая под нос приятную песенку. И даже сходила к ручью, чтобы набрать воды в дорогу.
Не смотря на утреннее происшествие, к которому Хлое было не привыкать, настроение у девушки в дороге было хорошим. Они хоть и старались держаться ближе к лесу, но то и дело встречали то груженые повозки, то торговцем с пустой телегой, но полными карманами. Те спешили добраться до ближайшего постоялого двора затемно, чтобы не наткнуться в потемках на лихих людей.
- Думаю, нам стоит попробовать поискать место на постоялом дворе. Когда еще удастся поспать на нормальной кровати? - Девушка ободряюще улыбнулась рыцарю. Но неожиданно наткнулась на его светлый, но чрезвычайно печальный взгляд. Мертвые земли явно не приводили парнишку в восторг. И оно ясно, даже бывалых охотников за приключениями одно упоминание о гиблом крае приводило в ужас. Хотя толком никто не мог рассказать, что же на самом деле там ждет путешественников.
- Ричард... - Признаться, дракон не сразу поняла, что рыцарь имел ввиду. Вдали уже виднелись черепичные крыши небольшого городка, под стенами которого раскинулась ярмарка. Но не смотря на это, Хлоя остановилась, глядя на парня. - Вы что же, не собираетесь оттуда возвращаться?   [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+3

17

Есть дороги без возврата. Путь в один конец, из которого обратно не ждут - бессмысленно ждать. На эту тропу не толкают, не тащат силой. Ты сам выбираешь эту дорогу, идешь, сбивая в пути подковы лошади, стирая подошвы сапог.
Ты идешь, а на обочине проносятся годы. Лица сменяются лицами, клятвы нарушаются и снова даются; вечная любовь заканчивается у первой короткой юбки. А ты идешь - и каждый шаг твой меняет мир. Ты можешь остановиться. Посмотреть вокруг. Ты можешь поразиться этому миру или поразить его сам. Но вернуться, догнать ушедшее, остановить настоящее - ты не в силах. И ты идешь. Потому что для этого ты создан. Потому что иного выбора у тебя нет.
Был ли иной выбор у Ричарда Ренуа? Нарушить собственный обет, предать клятву, предать память отца, плюнуть на рыцарскую честь. Он мог в любой миг плюнуть на данное слово, строить свою судьбу самостоятельно. Жить так, как велит общество. Но его сердце - чистое, верящее, верующее, не простило бы, не поняло бы. И перестало биться, навсегда обратившись в камень.
В тот самый миг, когда Ричард Ренуа предал бы свою клятву, он бы умер, как человек. Он перестал бы считать себя человеком.
- А Вы действительно верите, что в мире остался хотя бы один живой дракон?
Рыцарь улыбнулся вновь. Как можно более радостнее. Вышло противоестественно, натянуто. И печально. Слишком печально для его юного лица.
- Я не верю. Но очень надеюсь, что если он остался в живых, то нам не встретиться. Не сойтись с ним в битве.
И он погладил Тиобинью по шее.

К Ясвику они вышли лишь к утру, переждав очередную ночь в березовой рощице.
Всё утро рыцарь молился, застыв на коленях перед всходящим солнцем.
Затем, увидав удивленно-настороженный взгляд Хлои, он пояснил.
- Я молился, чтобы Господь принял души тех несчастных, которых я похоронил вчера. Каким бы не был человек при жизни, но при смерти он заслуживает право на исправление.
Ричард не надеялся, что попутчица его поймет. Догадывался, что означает для неё новая вера. Замечал, с каким неодобрением и презрением относилась она к его слова. И не винил Хлою. Никогда не винил.
Каждый выбирает собственный путь, собственную дорогу без возврата.
А потом он долго прощался с Тиобиньей. Ричард решил сделать это заранее, зная, что в миг разлуки это будет сделать горче всего.
Он нашептывал ей нежные, правильные слова, прикоснувшись лбом к умной широкой морде лошади. А она слушала и всё понимала. Понимала больше, чем далекие холодные звезды, знающие о нас всё: что было, что есть и что будет.
Ричард шептал, гладил боевую подругу по шее. А затем замолчал, закрыв глаза.
Так они постояли недолго.
И снова двинулись в путь.

Ворота в Ясвик отворились с сухим скрежетом. Ярмарка ждала своих гостей.
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Lennard Rowle (2019-03-01 11:53:56)

+4

18

Хлоя хотела расспросить рыцаря чуть больше о его причинах самоотверженно направиться в Мертвые земли, но почему-то не стала. Решила, что всему свое время, и лезть в эту прекрасную светлую душу своими грязными драконьими лапищами - не лучшая идея. Хотя любопытство, будь оно неладно, было сильно как никогда.
Молитву за упокой усопших душ девушка и правда восприняла с долей скептицизма, но переубеждать ни в чем Ричарда не стала. Видела, что ему удобно и хорошо с его богом, зачем же противиться? Тем более, что и сам рыцарь не лез к ней с проповедями, за что она была ему крайне благодарна. И хотя Хлоя пару раз даже была вынуждена принять крещение, и даже молиться в церквях, вера в старых богов была всё ещё с нею. Потому, на замечание Ричарда лишь пробормотала себе под нос: "Дагда за ними присмотрит". На том религиозная дискуссия и была закончена.
Девушка терпеливо и даже с некоторой теплотой смотрела, как Ричард прощается со своей кобылой. В этом простом и для кого-то даже чересчур трогательном жесте, было что-то сокровенное. Что-то, что в её понятии мира было более понятным, чем моления какому-то неясному Богу. Вот твой верный друг, кто переносил вместе с тобой все тяжести и лишения. Вот любовь, которую надо возносить и поощрять. Прощание, которое делало честь любому воину. Именно поэтому дракон скромно стояла в сторонке, не торопя рыцаря и вообще стараясь сделать вид, что ее здесь нет. Только когда Ричард решил, что на этом нежных слов достаточно, они снова двинулись в путь.

Город встретил их гомоном и шумом, присущему исключительно ярмаркам. Тут переругивались торговки, там продавец нахваливал товар, здесь бряцали тяжелыми доспехами стражи. Смесь разнообразных запахов и красок сбивала с ног.
После того, как путники на силу смогли устроиться в одном из постоялых дворов на самой окраине, пути их разделились. Хлоя, чтобы не терять времени, отправилась в сердце ярмарки, чтобы купить необходимое в дорогу, Ричард отправился продавать лошадку. Девушка имела не много желания присутствовать при этом душещипательном действе. При том, что дел и правда хватало.
Впрочем, как это часто бывает, Хло быстро отвлеклась на посторонние вещи. Вниманием девушки сначала овладели яркие и тонкие ткани, возле которых крутились хорошенькие девушки, подбирая отрезы на платья. Ну а после взгляд будто сам собой упал на прилавок ювелира. Светлые глаза алчно заблестели. И так бы дракон и простояла здесь до самого вечера, перебирая в пальцах драгоценности, если бы краем глаза она не заметила знакомый силуэт.
Рядом у соседнего прилавка вальяжно расхаживал высокий худощавый мужчина с вихром каштановых волос и темными как сама бездна глазами. Конечно, глаз его Хлоя не видела, но совершенно точно знала, как они выглядят. Уж сколько раз они являлись ей во снах, плохих и хороших. Не говоря уже о том, что не далее, как шесть назад она имела счастье с обладателем этих глаз пообщаться.
Девушка подлетела к мужчине за считанные мгновения, и уже держала его за грудки, заглядывая в бездны глаз.
- Ты... - Дракон задыхалась от возмущения и сразу даже не могла подобрать слов. - Бросил меня! Опять!
Мужчина моргнул, раз, другой, взгляд его сначала был испуганным, а потом на лице с высокими скулами отобразилось искреннее удивление и тонкие губы расплылись в ехидной улыбке.
- А что, у тебя еще остались какие-то вопросы? Кажется, я дал тебе четкое направление, куда идти и что делать, чтобы помочь твоей беде. И это, заметь, после того, как ты меня чуть не убила! - Вверх взметнулся длинный палец в странном наставительном жесте.
- А в этот раз точно убью. - Дракон хорошенько встряхнула мага и заставила его заглянуть в свои прозрачные глаза, наклонив мужчину вниз на уровень своего лица. - Что надо сделать, чтобы активировать алтарь?
Хлоя не заметила этого сразу, но вокруг них образовалось свободное пространство, а люди начали собираться вокруг них, чтобы послушать скандал.
- Глядите-ка! - Закричал кто-то в толпе. - Любовнички ругаюцца!
Дракон отпрянула от мага, как ошпаренная. А тот наоборот, разулыбался и вообще выглядел довольно счастливым. Если не сказать глумливым. И с удовольствием поддержал всеобщее мнение.
- Люди добрые! Врихвостка, завела себе любовничка, да сбежала от меня, от мужа законного! - Выкрикнул мужчина, так, чтобы его услышали все интересующиеся. Толпа заволновалась.
- Народ честной, брешет! - Повысила голос Хлоя, прикладывая ладонь к сердцу и глядя испепеляющим взглядом на Дагона. - Любовницу завел, меня из дома с дитём выгнал, сказал не люба я ему больше, мол, бледная как моль! - В голосе дракона послышались плаксивые нотки, она с удовольствием играла на публику. - А что же он, не видел кого в жены брал? Столько лет ему люба была, а как разлучница появилась, так в кусты?
Толпа вокруг начала все больше и больше оживляться, народ начал распадаться на два лагеря, те кто поддерживал неудачливого любовника и неудачливую женушку. Кто-то начал выкрикивать советы, вроде: "Отлупи ты ее и дело с концом!", "Красавица, выходя за меня!" и прочее. Лоточник рядом с которым начал разворачиваться конфликт, поначалу раздраженный, был рад чрезмерному вниманию.
- Змея! - Выкрикнул маг, потрясая кулаком, на лице его мелькнул гнев, но Хлоя прекрасно видела в глубине темных глаз озорные огоньки. - Живет в доме моего отца с каким-то проходимцем, солдатом беглым, а я еще и виновный! - Он двинулся вперед, и в какой-то мгновение дракон была уверена, что маг поднимет на нее руку, но вместо этого мужчина сжал хрупкое плечо девушки и что-то зашептал ей на ухо. По мере того как он говорил, лицо девушки вытягивалось, а глаза округлялись. Мужчина отстранился, с усмешкой глядя в лицо дракона. Девушка хотела поймать его за руку, сказать, что отправится в Мертвые земли только с этим полозом... Но тут на другое ее плечо легла рука, затянутая в кожаную перчатку.
Привлеченные шумом скандала и волнующейся толпы, к эпицентру скандала подошли паладины. Следившие за порядком на ярмарке, они строго, порой даже излишне, следили за любым волнением. И девушка, выглядевшая так, словно она не от мира сего - волосы неестественно белые, кожа неестетвенно бледная, а глаза вообще красные, - привлекла их внимание. Сверху вниз, сжимая плечо дракона все сильнее, на нее смотрела доблестная охрана Ясвика. Хлоя в этот момент была безмерно счастлива, что сумка, в которой лежат пару амулетов осталась на постоялом дворе. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

Отредактировано Neamhain Travers (2019-03-03 16:50:27)

+5

19

- А ещё дракон разделил с рыцарем своё сердце! И тот вылечился и стал совершенно здоровеньким!
Белокурая ясноглазая малышка весело болтала ногами на краю телеги и покусывала засахаренный рогалик, который купил ей отец. Мельник, выручивший за товар приличную сумму, приглядел на ярмарке крепкую кобылку за малые деньги, долго ходил вокруг да около, поглядывая на Тиобинью, разглядывая её вдоль и поперек, поражаясь, почему от такой здоровой и крепкой лошадки решили избавиться за такую смешную сумму.
- Кончай глупости говорить, дочка! Не отвлекай дядю! - мельник в очередной раз взглянул на зубы лошади. - Точно не краденная?
- Это мой друг, господин. Друзей не воруют.
- Так почему продаешь?
- Потому что друзей не берут с собой в Мертвые земли.
Мельник побледнел, осекся.
А малышка, продолжая покусывать рогалик наполовину беззубым ротиком, стукнула ножкой по колесу.
- И вовсе не глупости! - сказала она как можно серьезнее. - Это сказка! Мне мама рассказывала!

Вырученные с продажи деньги не могли заполнить пустоту в сердце. Теперь из даров ныне покойного Рейгинальда Ренуа остался лишь меч и щит, укрытый попоной. Тиобинья, стоически выдержав прощание, исчезла в людском потоке улиц, вместе с седлом, мельником и его маленькой, такой счастливой дочерью.
И Ричард Ренуа остался один на один со своими клятвами.
- Не время грустить, - буркнул юноша сам себе под нос. - Нужно купить всё необходимое, найти Хлою и...
Его мысли вслух прервались людским гомоном. Толпа стремилась на шум и гам, как мотылек на свет факела. И только Ричард, пытаясь разобрать, что происходит, стремился оказаться как можно выше, но не ближе. В том помогла ему пустая бочка из-под рыбы, оставленная беспечным торговцем неподалеку от торговой палатки. Забравшись на неё ногами, рыцарь принялся озираться по сторонам и был едва ли не сбит наземь спешащей стражей.
А потом он увидел...
- Господи Боже, сохрани ей жизнь!

У паладина, схватившего Хлою за плечо, было очень юное, но злое лицо. Правильные прямые черты, колючие зеленые глаза, открытый лоб. И никакого сочувствия во взгляде.
Но всё-таки рыцарю святого ордена не хватало опыта и навыка разобрать в странной приблуде чудовище, борьбе с которым он давал обеты и приносил клятвы.
- Что происходит? - спросил он холодно. - Почему нарушаете покой?
Но паладин был не так страшен, как его спутник: молчаливый, тронутый сединой широкоплечий воин. Начисто выбритый, с холодными серыми глазами, он смотрел на Хлою умно, оценивающе, но не вмешивался, давая молодому собрату проявить себя. И только убедившись, что тот не справляется, сделал шаг вперед.
- Брат Ансельм, - сказал он мягко, - с чудовищами не стоит разговаривать. Их нужно убивать. Без малейших попыток для бегства.
В руке у паладина блеснул покрытый рунами кинжал.
Но удар, такой очевидный, такой напрашивающийся, не последовал. Лезвие прикоснулось к девичьей щеке плашмя, едва касаясь скользнуло к подбородку, заставляя девушку его приподнять. Их взгляды встретились.
Стальной, пронизывающий взгляд паладина прожигал насквозь, ломал все последние печати и затворы. Казалось, он видит всё, знает истинную сущность Хлои.
Его взгляд проникал в сам разум, находил в нем ответы на незаданные вопросы, беспринципно узнавал все сокровенные тайны и секреты.
Но самое страшное было в том, что Хлоя наверняка всё это чувствовала: нечто похожее на прикосновение к липкой, холодной глине, которая пристает к рукам и никак не отмывается.
Но неожиданно кинжал исчез, и только легкий холодок на коже напоминал о неприятном знакомстве.
- Отпусти её, брат Ансельм.
- Но, магистр Клавдий!

- Брат Ансельм, - в голосе магистра послышалось раздражение. - Отпусти эту женщину, и пусть она идет с миром.
Толпа огорченно вздохнула. Лишившись хлеба и зрелищ, не увидав расправы рыцарей святого ордена над очередной нечистью, люд начал разбредаться кто куда.
Паладины, напоследок коротко кивнув Хлое, поспешили по своим делам, оставив несчастную прямо посреди улицы.
И никому не было до нее дела.
Ни лоточнику, к товару которого пропал всякий интерес. Ни жителям Ясвика. Ни магу, который предательски испарился.
Никому.
Кроме Ричарда.

Он не успел. Понимал, что не успеет. Знал, что ничем не сможет ей помочь.
Разговор с тем, кто наделен магическими способностями, у паладинов короток: они вершат свой суд прямо на месте, без всякого следствия, не выясняя, кто прав, а кто виновен. Именно за это рыцарей святого ордена почитали за палачей, именно поэтому простые горожане чаще всего осыпали их проклятьями (разумеется, за глаза), а потом, после очередного убийства вампиром, после череды жутких злодеяний оборотня жаловались, что паладины работают плохо, и что скоро и шага нельзя будет ступить честному человеку.
Ричард не успел и знал, чем это закончится для его попутчицы.
Поэтому он был невероятно удивлен, увидев Хлою в целостности и сохранности.
И это напугало его куда сильнее.
- Цела, - прошептал он, заключая девушку в объятия: настолько крепкие и жаркие, что у местных обитателей снова появился маленький интерес к странной беловолосой фигуре. - Господи, ты цела.
И только сейчас осознав этот факт, Ричард вздрогнул всем телом.
- Нам надо уходить из города! - прошептал он ей на ухо. - Как можно быстрее!
Паладины не оставили свою жертву, не бросили. Они никогда и никого не бросают просто так. Они выжидали удобный момент, стремились понять, что именно хочет сделать колдунья. Стремились понять, за чем стоит Хлоя и в чем её можно обвинить.
И именно поэтому не убили прямо здесь и сейчас.
- Пойдем...те.
Ричард не сразу сообразил, как они перешли на "ты".
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

Отредактировано Lennard Rowle (2019-03-02 22:08:49)

+5

20

Сердце неприятно ухнуло, глухо отдавая где-то возле глотки. Взгляд скользнул за плечо, на мага, от которого должны были исходить такие сильные магические волны, что даже новичку было бы ясно, кого из них задерживать. Но того и след простыл. На лице Хлои отразилась злость. Дагон, как это частенько бывает, вновь испарился, не оставив на память ни малейшего упоминания о себе, кроме смешанных эмоций.
- Не пойму, что стражам порядка нужно от простой девушки... - Взгляд светлых глаз медленно переместился с младшего по званию к старшему в отряде. Их глаза встретились, вслед за прохладным лезвием, что ласкало бледную кожу. Дракон почувствовала касание, неприятное липкое и холодное к самой ее сути. К чешуе и клыкам, к смертоносным когтям и острому гребню. Но палладин, который и сам, похоже, имел неплохие магические задатки, кажется, не понял к чему конкретно он прикоснулся. "Не трогай. Уходи." - Билось в голове светловолосой девушки и отражалось в голове доблестного стража.
Кончик языка - слишком острый, ярко-розовый, облизал пересохшие губы. И взгляд палладина потух. Лезвие оставило неприятный холодок на разгоряченной от спора кожи. Девушка смиренно опустила голову, вслед уходившим стражам, изображая полную покорность. Но в душе так и остался неприятный липкий холодок, который приносил слишком много вопросов, на которых не было ответов.

Погруженная в глубокую задумчивость, Хлоя вздрогнула, когда Ричард прикоснулся к ней, а потом и вовсе заключил в объятия. Девушка неловко коснулась ладонью его плеча, не зная, в сущности, как реагировать на эту странное проявление нежности от парня.
- Мы никуда не поедем. - Девушка тряхнула копной белоснежных волос, упрямо и зло глядя на Ричарда. - Или ты сомневаешься в том, что я невиновна? - Упрямо поджатые губы, потемневшие глаза не давали сомнений в правильности ответа. Впрочем, это был вполне себе интересный вопрос, когда это Ричард успел заключить для себя, что Хлоя - колдунья.
- Мы закупимся к путешествию, переночуем на постоялом дворе, а завтра с рассветом отправимся прочь из города. - Внезапно пальцы перехватили запястье воина, голос её звучал успокаивающе, а еще непримиримо уверенно. Кажется, дракон был уверена в своей невиновности и неприкосновенности. И всеми силами пыталась разделить эту уверенность со своим спутником.
- Встретимся на постоялом дворе с закатом. - Пальцы ее сжали запястье парня, взгляд льдистых глаз в последний раз мазнул по воину, и девушка исчезла в толпе, удивительно легко теряясь из виду с такой примечательной внешностью. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+4

21

Вот она была на краю гибели: наверняка Хлоя даже сама не подозревала, как близко смерть подобралась к ней, не почувствовала, как костлявая протянула свои холодные когти, словно дикая кошка, тянущаяся к цыпленку, чтобы схватить горячее девичье сердце. Вот она замерла на краю, и весь мир замер вместе с ней: не дыша, не шевелясь, боясь спугнуть, боясь столкнуть её в пропасть.
Хлоя даже не подозревала, как безжалостны, как четки и спокойны движения паладинов, убивающих собственную жертву. Во имя святых целей, во имя жизни - на погибель нечисти.
Но Ричард всё это знал. Ричард всё это прекрасно помнил, хотя и старался забыть и не смог.
Юноша кивнул. Слишком быстро, слишком подобострастно, стараясь подмечать краем глаза всё то, что происходит вокруг. Не смотрит ли за ними кто-нибудь, не бежит ли уже со всех ног, докладывая ушедшим паладинам о том, что задумала странная белокурая женщина, какие приказы она отдает одурманенному мальчишке.
Но никто не интересовался той, кого выпустил из своих цепких лап магистр Клавдий. Никому не были интересны ни несостоявшаяся жертва правосудия, ни её спутник. Город жил, ярмарка била ключом, а значит Ричард и Хлоя могут идти своей дорогой. Ровно столько, сколько им позволит Святая Церковь.

Смеркалось. Последние лучи заката раскрасили город в карминово-алые тона. Плясал по крышам набирающий силу ветер, и редкие куцые облака, которые натянуло с севера, уже спешили обложить всё небо.
"Ночью хлынет дождь, - подумал Ричард, разминая затекшее от дорожной суммы плечо, - а утром дорога раскинет и телега с добрым мельником увязнет где-то на тракте. Он, конечно, будет ругаться, будет понукать Тиобинью. Старушка, разумеется выдержит, но ещё долго мне не простит подобную участь".
Ах, знала бы она, от чего Ричард спас её! Понимала бы, какой участи избежала - она бы не посмела думать о подобном.
Грустная улыбка вспыхнула и погасла на его губах.
Горькая участь... они побывали с ней в таких передрягах, видели такое, о чем некоторые даже и подумать боялись!
Тиобинья... лошадь была единственным свидетелем того, как мальчик стал рыцарем.

Кровь лилась сквозь погнутые пластины лат,  и с каждым вздохом её поток лишь усиливался. Рыцарь, прислонившись спиной к стволу смолистой сосны, хрипел, пытаясь остановить горячий бордовый ручеек ладонью. Выходило скверно.
Оруженосец, суетившийся рядом, рыдал в три ручья, и от его слез становилось лишь больнее. Верная Тиобинья, не понимая, что происходит, дергала ушами и хвостом, отгоняя назойливых злых осенних мух.
- Прекрати, - выдавил из себя рыцарь наконец. - Прекрати, так бывает.
Мальчишка кивнул, размазывая по лицу грязь и чужую кровь. А затем снова подал рыцарю большой комок белого мха.
Воин, отогнув панцирь, приложил его к ране и охнул от усилившейся боли. Мох, словно большая губка, жадно, со звериным чавканьем принялся впитывать в себя кровь, кусать, склеивать рану, пытаясь остановить поток.
Тщетно. Слишком сильным был удар. Слишком медленным оказался рыцарь.
- Всё будет хорошо? - голос мальчика дрожал. - Всё же наладится, господин?
Рыцарь, подавляя стон боли, до крови закусил губу. И отвернулся.
- Я... - начал было мальчуган.
- Не плачь. Посмотри, какая осень, а? Золотая. Совсем как дома. Помнишь, как оно дома, верно? То-то же. Не плачь.
Рыцарь откинул напитавшийся кровью мох в сторону. Кровавый комок покатился по траве, оставляя за собой длинный алый след. Мальчик всхлипнул и протянул новую порцию.
- Ты возьмешь мой меч...
- Нет! Так... я так не... я не достоин!
- Ах, глупенький! Глупый-глупый мальчик! Ты... оказался рядом в решающий момент. Остался в живых там, где... нет, не молись. Пожалуйста. Не поможет.
Рыцарь покосился, оперся на локоть. Боль пронзила его тело, а кровь хлынула с большим остервенением, словно поджидала этот самый миг.
- Меч, подай мне мой меч, пожалуйста! Ну, что ты опустил глаза? Боишься? Не бойся, пусть душа твоя не знает страха.
Ровный, прямой клинок, безупречный, как рыцарская честь, как клятва. Рыцарь с трудом его поднял.
- Преклони колено, мальчик.
- Господин... - слезы душили, не отпускали.
- Я не буду повторять дважды! - он повысил голос, но затем сменил гнев на милость. - Мы должны поспешить.
Колено коснулось травы. Той самой, залитой кровью. Той самой, на которой притаились огненно-золотые кленовые листья, усыпанные сухими сосновыми иголками.
- Клянешься ли ты, Ричард Ренуа, следовать рыцарским добродетелям? Истреблять зло во всех его проявлениях и не оставаться в стороне, видя его торжество?
- Клянусь.
- Клянешься ли ты последовать заветам Святого Ордена, оказывать помощь всякому, кто в ней нуждается? Клянешься ли ты, что данные тобою обеты никогда не будут нарушены?
- Клянусь.
Лезвие меча поочередно опустилось к каждому плечу, рыдающего мальчика.
- Я, Регинальд Тит Ренуа, посвящаю тебя, Ричард Ренуа в рыцари Святого Ордена...
Меч тяжело выпал на траву. Рыцарь, тяжело вздохнув, медленно сполз на бок. Взгляд его бесцветных синих глаз уперся в небо.
- Отец!
Его шепот был чуть слышен.
- ... благословляю тебя на подвиги, сынок, - он улыбнулся. Сквозь силу, сквозь боль. - Какая осень... а я так устал.

Постоялый двор, где должна была его поджидать Хлоя, ещё не отошел ко сну. Хозяин, признав в Ричарде постояльца, благодушно предложил ему ужин. Рыцарь отказал вежливо, но решительно.
- Меня должна ждать девушка. Худая, с белыми волосами.
[nick]Ричард[/nick][status]ты не плачь обо мне, мой верный оруженосец[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+4

22

Остаток дня дракону пришлось изрядно потрудиться. Торгуясь, разыскивая, выбирая. Но она надеялась, что это стоило того. В итоге Хлоя лишилась одного великолепного и безумно дорогого платья из своего гардероба, обзавелась несколькими важными ингредиентами для отваров и всевозможных лекарств, и главной целью посещения ярмарки.
- А, эта... - На сероватом лице мужчины отразилась сложная эмоция, он махнул куда-то в сторону лестницы. - В комнате она. - Подробно изложив рыцарю, как пройти до снятой девушкой комнаты, трактирщик цапнул уже было уходившего рыцаря за рукав, наклоняясь к нему поближе через стойку. - Это, конечно, не мое дело... - Доверительно зашептал Хозяин. - ...но ты бы, парень поаккуратней. Болеет она что ли? С такой-то...
Что именно у спутницы Ричарда было "такое" мужчина не договорил, выразительно приподняв брови и позволяя додумать пареньку самому.
Впрочем, когда рыцарь зашел в комнату, то никаких изменений в Хлое не случилось. Ну, разве что волосы были заплетены в тяжелую косу, и выглядела девушка, по сравнению с полуднем, гораздо веселее. Сидела она на единственном в комнате стуле рядом с куцым деревянным столом. Здесь же в углу находились довольно широкая кровать, явно предназначенная для двоих. Но примечательно было другое, ласковыми и нежными движениями девушка оглаживала древко ладного лука. Пальцы трогали тетиву, потом вновь пробегались по дереву, пробовали натяжение... В тот момент, когда зашел Ричард, Хлоя подумывала о том, не вырезать ли ей по плечам пару рун.
- Как тебе? - Сияющий взгляд светлых глаз поднялся на рыцаря. Хло продемонстрировала спутнику свое приобретение. Тут же к столу был прислонена тетива со стрелами. - Чудо как хорош. - Поделилась девушка, все никак не решаясь выпустить свою покупку из рук. Это было лучшее применение её платью.
- Комнату вышло снять только одну. - Известила девушка рыцаря, покачиваясь на стуле. - Ярмарка, наплыв народу. Странно, что даже это получилось достать. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+3

23

Трудный был день, полный тревог и потерь, полный горьких, вытравленных из души воспоминаний. Ричард Ренуа, презренный сын благородного, но покойного рыцаря Регинальда, тяжело опустился на лавку, разглядывая Хлою. Просто Хлою. Ричард не знал ни ее рода, ни её родины. Он не задавал лишних вопросов, блюдя свою клятву до конца.
Ричард был молод, но не глуп. И его умишка хватало, чтобы понять, что его спутница не так проста. Что в ней сокрыта какая-то страшная тайна, о которой она, возможно во благо, не говорит. А то, что её отпустили паладины...
Рыцарь грустно улыбнулся. Даже в Восточных королевствах знали о том, как бавают жестоки и неразборчивы рыцари Святого ордена. Знал, что худощавая девушка-альбинос попадала под определение "ведьма" намного больше, чем каждый из жителей отвратительно славного города Ясвик.
- Хорош как чудо, - согласился юноша, поглядывая на лук, - думаешь, он тебе пригодится?
Вопрос был серьезным. Ричард не знал о существах, что притаились в Мертвых землях. С ним был меч, с ним был щит. И слово Божье. Больше ничего не требовалось.
К тому же, раньше Хлоя обходилась абсолютно без оружия. И не имея в руках даже платья сумела переломить хребтину человеку, который был почти в два раза тяжелее её самой.
- Ничего, - он серьезно кивнул. - Я могу спать и сидя. И даже на полу.
И он принялся избавляться от дорожной суммы, от перевязи, от затянутого в лошадиную попону щита, испещренного темными, почти стертыми рунами. Избавился от плаща и котарди, ослабил веревье шемиза у шеи. И вздохнул: полной, широкой грудью, закаленной долгими переходами и тревогами.
- За нами следят, - предупредил он серьезно. - В харчевне, среди постояльцев, был один мальчишка. Он же был среди той толпы, которая любовалась тобой во время экзекуции паладинов. Думаю, что выжидает, чтобы при закрытии на ночь побежать в командорию.
Она, разумеется, знала. Или догадывалась, но Ричард был уверен в первом. Знала и именно поэтому приготовила лук.
- Хлоя, - его голос дрогнул. - Ты колдунья?
[nick]Ричард[/nick][status]не ищи моих следов[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign]По слову песни - забытый воин,
Мой путь на небо заклят травой и силой брошенных слов.
[/sign]

Отредактировано Lennard Rowle (2019-03-09 21:25:22)

+3

24

Боль проходит понемногу,
Не навек она дана.
Есть конец мятежным стонам.
Злую муку и тревогу
Побеждает тишина

The Host Of Seraphim - Dead Can Dance

Хлоя было хотела предложить рыцарю разделить широкое ложе с ней, ей было глубоко все равно, спать рядом с рыцарем на полу или на постели. Но решила не тратить на это душевных сил, все равно блаженный не согласится. Однако все ее размышления были прерваны появлением завернутого в попону щита. Раньше она держалась от него подальше, но теперь оружие и щит с рунами было в опасной близости от дракона. От него веяло морозным холодом, пробирающим до кости. Даже дураку было ясно, что снаряжение рыцаря, доставшееся, видимо, по наследству, было создано для вполне конкретных целей - убивать драконов. И Хлоя, хоть и не боялась Ренуа, предпочла бы держаться от них подальше.
Девушка обнаружила себя в другом конце комнаты чуть раньше, чем поняла, почему она вообще туда пошла. И принялась создавать видимость бурной деятельности. Подцепила какую-то старенькую ширму, не понятно для чего стоявшую в углу, не иначе как крысиный лаз закрывать. И подтянула её к кровати, отгораживая свою половину комнаты от рыцаря.
- Кто бы не были загадочные "они"... - Послышалось из-за ширмы. - ...мне нечего от них скрывать, Ричард. А тебе? - На ширму было закинут пояс, а за ним и платье. Хлоя осталась в одной белоснежной рубахе до середины икры и с короткими рукавами. Её силуэт был отлично виден сквозь тонкую ткань импровизированной перегородки. Она медленно расплела косу и нырнула в кровать, исчезая из поля зрения рыцаря.
- Я лекарь, славный рыцарь. Спи, завтра дальняя дорога. - Она отвернулась на другой бок, глядя как в окне полхынуло первое зарево молнии. - И погаси свет.

Боль пронзила, как всегда, внезапно. Горячая волна прошла по телу, заставляя на время потерять зрение и задохнуться от того, как каждую даже самую маленькую частичку тела охватывает огнем сумасшедшей боли. Хлоя скинула с себя простыню и перевернулась на живот, упираясь лбом в подушку. Дыхание было хриплым и тяжелым.

Хлоя за всю свою жизнь научилась быть по-настоящему благодарной.
Благодарной за это небо – ясное и светлое днем, прекрасное в рассветных сумерках и когда солнце заканчивает свой ход по небесному своду, невообразимо красивое с тяжелыми тучами и грозой, и, конечно, самое волшебное ночью с россыпью звезд, которые собираются в причудливые фигуры небесных зверей. Благодарна за то, что может проснуться на заре и пройти босиком по траве, покрытой ледяной росой, увидеть, как ночная дремота сходит с мира и все вокруг просыпается. За то, как легко в ее руки ложатся травы, как пляшет под взглядом светлых глаз огонь, как ласкова и одновременно непокорима вода, текущая сквозь пальцы.
Благодарна за то, как иногда хорошо просто взять и глубоко-глубоко вдохнуть, так, чтобы закружилась голова от свежего воздуха и запаха трав, пожухлой травы или весеннего ливня. За то, что…

Боль раскаленными щипцами дернула за позвоночник, сгибая хрупкое тело. Судорогой прошла по спине. Девушка кусала губы и сминала пальцами ткань. Выступила кровавая испарина, которая быстро пропитывала белую рубашку на спине и бедрах. Тело горело, будто бы сейчас девушка состояла не из кожи, мышц и костей, а из каленого железа.

Она была благодарна за то, что когда-то имела возможность любить и быть любимой. Счастливо прожить тот отведенный срок с любимым мужчиной. Прожить то, о чем многие и мечтать не могли. Быть одновременно изнеженной лучшей жизнью с возможностью примерять на себя лучшие украшения, покрывать плечи самым теплым и мягким мехом, капризничать по поводу тканей и подбирать драгоценности под цвет глаз. Подолгу сидеть у теплого камина в холодные туманные вечера, укрытой толстыми и надежными каменными стенами. И при этом каждое утро встречать в объятиях самого драгоценного, любимого, лучшего смертного на всем белом свете. Благодарной, за то, что боги подарили им…

Когда боль дала небольшую передышку, девушка перебралась в угол комнатенки, под окно, прислонившись спиной к холодным камням, прислушиваясь, как стучит дождь на улице, как проезжает небесная колесница раскатами грома, мысленно готовясь к следующей волне.

Благодарна за то, что боги не позабыли её и наконец ниспослали живого и болтливого Дагона, который рассказал, как избавиться от этого бремени. За то, что она играючи нашла этого мальчишку. За то, что он также как и она слепо следует в этот проклятый, ненавистный край не смотря на все опасности, которые ждут их там...

Единственное, за что они никогда не сможет возблагодарить ни небо, ни богов, так это за ее боль. Хлоя и рада была бы сказать, что та стала частью ее, да это было не так. Она приходила и уходила когда ей заблагорассудиться. Между приступами могло проходить меньше дня, а могли месяцы. Заранее никогда не почувствуешь, и накатывало волнами. Внутреннее естество боролось с человеческой клеткой.
Руки свело судорогой, сквозь кожу проступила чешуя, пальцы неестественно согнулись и стали больше походить на длинные жилистые нечеловеческие  когтистые лапы, все того же бледного цвета.
И боль эта была такая, что ни один смертный стерпеть не в силе. Те раны, которые Хлое получала, по сравнению с ней были игрушками. Сломанная рука всего лишь немного ныла, когда она поломала пару ребер и то, заметила не сразу. Девушка бы без колебаний могла даже засунуть руки в кипящее масло. Было бы больно, но не так, совсем не так.
Эта боль, была болью борьбы, от которой было невыносимо, нестерпимо Больно. И чтобы терпеть ее, нужна была настоящая Сила. И, порой, её было преступно мало. Как в этот раз.
Что-то жаркое будто бы толкнуло в спину, девушка согнулась напополам и тихо застонала. Гореть в костре было и то более приятным, чем это. Самое страшное было в том, что Хлоя была не в состоянии потерять сознание. Ей приходилось чувствовать, как тысячу невидимых нитей, которых было явно больше, чем могло вместить ее человеческое тело, пытаются вырваться наружу. И Хлоя знала, что это. Это были мощные лапы, выше человеческого роста с когтями такими, что рвут металл, это было тело – статное, красивое, величественное, сильное, с чешуей перламутром, переливавшейся на солнце. Гребень, острыми и невероятно крепкими пластинами шедшей по позвоночнику на шее. Это были крылья. Кожистые, почти полупрозрачные в размахе, которые могли когда-то поднять в небо, навстречу ветру и солнцу. Пронести их обладательницу над самой водной кромкой, добраться до самых высоких вершин и с победным криком ворваться в грозу.
Хлоя помнила даже самую маленькую и незначительную деталь. А самое главное – чувствовала. Чувствовала, что оно еще где-то там, внутри, запертое, желающее вырваться наружу, чтобы снова ощутить поток ветра в крыльях, язык, истосковавшийся по родному языку, по словам настоящей Силы.
Боль заостренным мечом вошла в солнечное сплетение и выше острым лезвием к горлу. И теперь девушка не выдержала – закричала, раздирая горло и грудь когтями, будто пытаясь сорвать с себя боль, как тряпку. Будто бы вместе с вырванными кусочками плоти уйдет и она. Кровь горячими струйками текла по животу, плечам, спине.
Пальцы сами нащупали кусочек хрусталя на простом кожаном шнурке вцепились в него, будто бы утопающий в щепку на воде. Накатило снова, и кричать больше не было сил. Плечи дернуло, Хлоя выгнулась в последний раз, упираясь затылком в камень, и боль отступила. Девушка сжимала в пальцах заветный камушек, зная где-то в глубине сознания, что помог не он, что это просто кончился приступ, но всё равно сжимая подвеску, будто бы она была причиной этого облегчения. Еще пару минут, пару внутренних толчков, и настоящая боль ушла совсем. Осталась только та, незначительная от разодранного горла и груди, от лопнувшей на хребте и лопатках кожи. От пальцев, которые приняли человеческий вид, но ныли суставы и ногти лопнули и потрескались, сочились кровью. Рубашка вся пропиталась все той же красной, как у настоящего человека, жидкостью.
Она была благодарна за то, что каждый раз у нее хватает сил пережить эти приступы. Не выпить смертельную дозу яда, не перерезать себе глотку, не вонзить в сердце длинный и узкий кинжал. Она была благодарна и снова жива. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+4

25

Ему не спалось.
То ли виной тому были пережитые за ночь тревоги и потери, то ли налетевший с запада ветер, но, проваливаясь в сон, Ричард Ренуа раз за разом видел кошмары: широкий алтарь темного, обжигающе холодного камня - испещренный зовущими, страшными рунами, с подголовьем, выполненным в виде глубокой чаши, с ручейками каналами, пронзающими каменный свод до самого пола и теряющимися среди замысловатых рисунков на каменном полу. А у алтаря - женщина, белая, словно снег. Абсолютно нагая. И замерший для решительного удара ритуальный кинжал с широким и невероятно острым лезвием.
Ричард сделал нерешительный шаг навстречу, и незнакомка подняла голову и открыла глаза. Рыцарь отпрянул.
Нет, то была не Хлоя. Несмотря на их схожесть в облике, лицо у женщины было хищное, острое. Неземное. Оно словно бы излучало свет - вечный, небесный, величественный. Но глаза... глаза её были страшными, змеиными.
Губы пересохли. Ричард сделал шаг назад и отступился. А незнакомка плыла навстречу, едва касаясь босыми ногами мраморного рисунка пола.
- Ты готов? - она не разомкнула губ, но её голос отражался от каменного свода, звучал в самой голове рыцаря. - Ты отдашь мне своё сердце?

Ему не спалось. Странный, пугающий сон не желал идти из головы. К тому же налетевшие тучи забарабанили, зашумели проливным дождем, безжалостно барабаня и стучась в ставни. За ширмой шумно вздохнула и перевернулась Хлоя. Видимо, духота доконала и её, и кошмары посетили уставшую травницу.
Полежав немного, Ричард осторожно поднялся. Стараясь шуметь как можно тише, оделся и вышел прочь из комнаты, предварительно её заперев. Нужно было пройтись, проветрить голову.

Он поджидал его в трапезной. В компании трех братьев, они чуть слышно переговаривались при свете небольших каганцев. Как только Ричард появился в зале, великий магистр святого рыцарского ордена паладинов Клавдий успокаивающе поднял руку. Сидевший по его правую руку рыцарь громко зашептал:
- Тот самый, о котором сказал сын пекаря.
- Я знаю, брат Ансельм, я знаю, - лицо Клавдия было спокойно. - Не спится, сэр рыцарь? Быть может, присядете к столу, разделите со мной и моими братьями вечернюю... ах, уже ночную трапезу.
- Благодарю покорно, господин, но я сыт.
Паладин понимающе кивнул.
- Оставьте нас, братья.
Все трое, бряцая кольчугами и оружием поднялись. Молча, лязгая металлом, вышли из трапезной прочь. Дверь, чуть слышно скрипнув, затворилась.
- Нет правды в ногах, юноша. Нет правды в молчании. Она сокрыта в покаянии и в признании собственных грехов. Присаживайся, я прошу тебя. В последний раз.
Ричард постоял немного, разглядывая великого магистра в свете масляных ламп. А затем, ни слова не говоря, сел напротив.
Глаза у магистра Клавдия были серые, стальные. И невероятно холодные. Такие глаза бывают у человека, который поведал что-то невероятное, ужасное, нечеловеческое. И страшное.
- Тебя мучают кошмары, - паладин не спрашивал, а утверждал. - Беспокойные сны и тревожные предзнаменования. Так бывает, когда ты проводишь слишком много времени с ними.
Ричард молчал. Не соглашался. Но паладин, казалось, знал каждую его тайну.
- Ты видел многое, но это самое многое не можешь объяснить.
Молчание.
- Ты же прекрасно знаешь, - в спокойном голосе паладина послышалось скрытое раздражение, - что она не человек.
- Да.
- Так почему ты взял её в дорогу? Зачем бережешь и защищаешь?
За окном послышались первые, отдаленные раскаты грома. А следом усилился дождь и загудел в печной трубе ветер.
- Я поклялся.
- Клятва, данная чудовищу, не равноценна. В ней нет святости, в ней нет чести. Что есть твоя клятва для неё? Пустой звук! Пустая бравада! Похвальба! Издевка над природой! Над естеством! Ограничивать себя, ставить себя в рамки - поверь, всё это ей и ей подобным незнакомо! Всё это, поверь, она обернет против тебя, как только представится момент! Отступи! Отойди с дороги, мальчик! Оставь её в одиночестве, и позволь нам завершить благое дело!
Ричард, не мигая разглядывал собственные руки. Тонул и путался в дорожках линий, испещривших ладони. И молчал.
- Она заведёт тебя в пропасть над обрывом. С какой бы клятвой, с какой бы целью ты не направлялся в Мертвые земли, эта женщина станет причиной твоей смерти.
- Я поклялся, - голос Ричарда дрогнул, - я пообещал, что возьму с собой в дорогу любое существо, которое отправится туда по собственной воле.
Клавдий покачал головой.
Раскаты грома раздались уже прямо над головой.
- Мальчик, - начал магистр с горечью, - ты не слушал меня. Слово, данное...
- Я поклялся своему умирающему отцу.
Горькая улыбка расцвела на холодном, пугающе спокойном лице великого магистра святого ордена паладиной. Горькая и мимолетная.
Раздался гром.
И сквозь его грохот Ричард услышал отчетливый женский крик.
В груди его испуганной сойкой вспорхнуло сердце. Глаза удивленно округлились, рот приоткрылся, то ли от удивления, то ли от ярости, вскипавшей в его груди.
- Вы?!
- Нет, - Клавдий отрешенно покачал головой. - У неё... у них это бывает. Периодически.
Но юноша его не слышал. Сорвавшись с места, едва не упав и чудом не расшибив себе лоб о низкую притолоку, он стремглав помчался вверх по узенькой, крутой лестнице, грохоча сапогами и будя всех тех, кто смог спать в такую ночь.
На его счастье ни один постоялец не поспешил узнавать причину шума.
За дверью кричали. Громко. Затем крик стих, а подлый ключ всё никак не отпирал, всё норовил выскользнуть и выпасть из рук.
А затем замок щелкнул - сухо, недовольно, и дверь распахнулась. Ричард влетел внутрь, ожидая увидеть паладинов, ожидая увидеть демонов ночи, ожидая увидеть здесь ту самую страшную женщину из его кошмара.
Но такого...
Он вскрикнул. Испуганно. Удивленно. Но, взяв себя в руки, поспешно затворил дверь. Мозг соображал: хаотично, поспешно. Пытался найти пути решения и, разумеется, не находил их.
Единственное, что догадался сделать юноша, так это укрыть окровавленную спутницу собственным плащом. А затем, распахнув ставни и впуская в комнату грозовую прохладу, смочить её лицо дождевой водой.
Каждый миг, каждую секунду он ожидал, как затрясется, заплачет под тяжелыми сапогами несчастная лестница. Как никто не посмеет показать носа. Как великий магистр Клавдий, предварительно постучав, прикажет ему открыть дверь. Как за дело возьмутся топоры, как та слетит с петель...
Но ничего не происходило. Лишь только гроза, исчерпав себя, понесла себя дальше, в сторону Мертвых земель, да залитая кровью женщина вздрагивала и изредка рвалась у него из рук. Но не от приступа, а от боли - отступавшей, но не сдававшей свои позиции до конца.
- Тише, - попросил он чуть слышно. - Всё будет хорошо. Всё будет...
И голос, пугающий мертвый голос из его кошмара сам собой всплыл в его голове.
- Ты отдашь мне своё сердце?
[nick]Ричард[/nick][status]не ищи моих следов[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign]По слову песни - забытый воин,
Мой путь на небо заклят травой и силой брошенных слов.
[/sign]

+4

26

Судорога катилась по позвоночнику снова и снова. От шеи вниз, заставляя вздрагивать, кусать губы. Она не замечала как по щекам бегут горячие слезы. Влажная от крови рубашка противно липла к горячему телу, к ранам, причиняя все больше боли. Под лопнувшими ногтями остались кусочки кожи.
- Оставь меня... Оставь... - Шептала она сухими потрескавшимися губами, пока рыцарь накидывал на нее свой плащ. Но как только он оказался перед ней на коленях, не до конца осознавая что делает, она рухнула к нему в объятия. Последняя судорога боли сменилась мелкой дрожью. Девушка плакала взахлеб и навзрыд, уткнувшись лицом в плечо мальчишки. И к ужасному стыду своему не могла остановиться. Когда боль наконец отпустила, на ее место пришли муки стыда и гордости. А ещё жестокого выбора, рассказать ли рыцарю правду или соврать в очередной раз?
Когда, наконец, слезы иссякли, а желание кричать пропало, Хлоя отстранилась, пряча прозрачные от слез глаза. Опираясь на руку парня тяжело поднялась. Морщась от боли, стянула с себя плащ, вручая его Ричарду обратно.
- Спасибо... - И так и не поднимая взгляда на него, неуверенно пошла к своей постели, на ходу стягивая рубаху. Своей наготы она не стеснялась уже давно. И стеснить Ренуа тоже не боялась. Точнее, ей было все равно.
Тело Хлои напоминало произведение больного художника. На белом полотне коже были отпечатки крови, синие и фиолетовые мазки синяков и кровоподтеков в разных местах. Не смотря на то, что боль дракон чувствовала притупленно, кожа её была сверхчувствительной и почти любое мало-мальски грубое касание оставляло след. По хребту и лопаткам в разных местах кожа лопнула и сейчас едва сочилась кровью. На груди и горле - разодрана собственными пальцами. По бедрам вниз застыли струйки крови. Белоснежные волосы тоже были выпачканы.
Дракон остановилась делая глубокий вдох. Последняя вспышка молнии выхватила её жуткую фигуру из мрака комнаты... И раны девушки начали медленно затягиваться. Так, не шевелясь и кажется даже не дыша, она простояла некоторое время.
Потом потянулась к своей дорожной сумке, безошибочно доставая круглую баночку темного стекла, присела на край кровати, обратилась к Ричарду.
- Не поможешь мне? - Дракон с тихим хлопком открыла банку, по комнате разнесся запах горьких трав. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+3

27

Звук удаляющейся грозы. Дождь барабанит по крышам и улицам, словно пытаясь заколотить тысячу невидимых, но болезненных гвоздей.
Бам-бам-бам-бам-бам-бам-бам-бам!
Острые иголочки входят в тело, пронзают суставы, разрывают сухожилия, пригвождая тебя к полу, залитому кровью. Чужой? Твоей?
Бам! Бам! Бам! Бам! Бам!
В каждом ударе, в каждом миге слышится звук крутой лестницы, жалующейся на тяжелые шаги паладинов. Каждый удар сердца - набат огромного колокола, разрушающего своим звуком все преграды и стены.
БАМ! БАМ! БАМ!
Это сердце. Просто бешенное, юное, неразумное, рвется из костяной клетки на волю. И звук его: такой громкий, такой отчетливый, оглушает.

В нос ударил запах трав. Ричард зажмурился, потряс головой, прогоняя наваждение. И страшный морок исчез, но картина, открывшаяся его взору, не была легче. К ним никто не поднимался, и рыцарь подавил в себе дрожь, и наконец-то взглянул на Хлою.
Он охнул, но только от жалости к своей спутнице, от ужаса той боли, которую та явно испытывала... испытала так недавно. И от ужаса, что эта боль может к ней вернуться, быть может даже в сто крат сильнее.
"У них это бывает, - прозвучал в голове спокойный, бесцветный голос магистра Клавдия, - периодически".
У кого у них? Много ли таких? Кто Хлоя такая?! Зачем идет в Мертвые земли?
Все эти вопросы: невысказанные, неспокойные, терзали его ум.
Но недолго.
Рыцарь взял себя в руки. Все сомнения были отринуты, целебная мазь принята из израненных рук. А затем он замер, в нерешительности разглядывая израненную, казалось бы, надтреснутую спину.
Дыхание его сбилось, руки задрожали, затряслись.
Это сердце. Просто бешенное, юное и неразумное - мешало думать и действовать даже в такой ситуации.
А затем он осторожными движениями коснулся её спины. Коснулся, как паломник касается святыни - осторожно, словно боясь спугнуть, боясь оскорбить. Мягкими, невесомыми движениями он принялся наносить густую, сильно пахнувшую мазь на израненную спину, забывая при этом не только дышать - жить.
[nick]Ричард[/nick][status]не ищи моих следов[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign]По слову песни - забытый воин,
Мой путь на небо заклят травой и силой брошенных слов.
[/sign]

+3

28

Мазь помогала на глазах, впитываясь в кожу, заставляя раны затягиваться чуть быстрее. Очень скоро от ран остались лишь свежие шрамы с тонкой розоватой кожей, и те исчезнут к утру. Запах трав бодрил и успокаивал одновременно, напоминая о чем-то родном... О солнечной лесной поляне, когда только что прошел дождь, и запах разнотравья чувствовался особенно остро. Кажется, зажмурь глаза, протяни руку и сможешь ощутить на кончиках пальцев остатки прохладных капель.
Звук дождя успокаивал, убаюкивал, словно заботливая мать своего малыша. В грозу Хлоя всегда чувствовала себя лучше, хотя в детстве, помнится, ужасно боялась её и норовила спрятаться под крылом матери. Теперь же дождь приносил какое-то необъяснимое облегчение, будто смывая все тревоги и переживания, очищая от грехов - как сказали бы последователи новой религии.
- Это проклятье. - Тихо заговорила девушка, зная, что рыцарь прислушивается к каждому шороху. Она аккуратно разглаживала локоны волос, которые под ее пальцами вновь становились белоснежными. - Когда-то очень давно я насолила одному очень могущественному магу. И он проклял меня. - Прикосновения Ричарда приносили несказанное облегчение, мазь приятно холодила разгоряченную кожу. - Он наделил меня бессмертием и нечеловеческой силой, но взамен наградил нечеловеческими муками. - Речь дракона тихим ручейком вплеталась в музыку дождя, создавая полугипнотический эффект. - Боль может прийти неожиданно, в любой момент, и также неожиданно уйти. Не знаю, может ли хоть что-то быть хуже... - Хлоя вздохнула, плечи её дрогнули. Она не врала, практически не врала. Это было её проклятьем и оно доставляло ей невероятную боль. Дракон каждый раз думала, что научилась жить с нею, но с каждым новым приступом желала умереть, чтобы больше не терпеть эту раздирающую боль.
- Маг давно мёртв, но проклятье его по-прежнему живо вместе со мной. Порой я думаю, что умереть было бы куда проще... - Хлоя повернулась к Ричарду. Казалось, что белоснежная девушка сама соткана из лунного света и от нее исходит легкое свечение. Она взглянула прямо в глаза Ричарду. - Но недавно узнала, что в Мертвых землях есть лекарство от моего проклятья. Я наконец-то смогу быть свободной, понимаешь?
Хлоя чувствовала каждую эмоцию Ричарда - страх, удивление, недоверие, сочувствие. Всё это горячими волнами накатывало на неё, сидящую в такой недозволительной близости от рыцаря. И дракон непроизвольно впитывала в себя всю эту силу эмоций. И парню становилось спокойнее и ей становилось чуть легче, она восстанавливала свои резервы, потраченные на приступ. Полупрозрачный кусочек хрусталя на шее теплел. Но дракону этого было мало. Тепло притягивало её, это чистое и открытое сердце было для неё как глубокое, бездонное горное озеро, наполненное чистейшей водой...
Девушка из лунного света потянулась вперед, неожиданно оказываясь совсем рядом с лицом Ренуа. А потом - еще ближе. Одна её ладонь, горячая, легла на лицо мужчины, Хлоя мягко коснулась губами скулы своего славного рыцаря, прикрывая глаза и утопая в его тепле и чистоте.
- Спасибо.  [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+3

29

Идеал. Икона. Божественное начало. Ричард Ренуа, обученный риторике и сведущий в красноречии как и всякий рыцарь, мог бы продолжать долго приводить синонимы и сравнения, но делал он молча, не высказываясь вслух. Мазь послушно впитывалась, насыщала израненную кожу, исцеляя и даруя облегчения. И Ричард Ренуа верил, что делает благое дело.
Но кончики пальцев его подрагивали.
Он не боялся. Не собственных мыслей. Ни обнаженного женского тела. Не боялся он и того, что паладины святого ордена в эту самую минуту могут войти к ним, застигнуть за таким сокровенным и греховным занятием. Нет.
Ричард Ренуа дотрагивался до святого очарования. И мысль эта - греховная, тревожная, пугала.
Но, не смотря на это, рыцарь замечал в словах Хлои ложь. И виной тому было сомнение, которое поселил в нем великий магистр Клавдий.
"У них это бывает. Периодически".
- Я... - начал было рыцарь, но Хлоя его решительно прервала.
Она оказалась совсем близко. Словно сотканная из серебряного лунного света, с горящими серебряными локонами и светящимися глазами. Абсолютно нагая. Горячая. Тревожно обжигающая.
Святая.
И её губы - алые, словно распустившиеся маки, дотронулись до гладкой юношеской щеки. И поцелуй обжег, закружил голову, словно забирая из Ричарда Ренуа частичку его души.
Рыцарь покачнулся. Голова его, захмелев в один миг, отказывалась думать. Мысли роились, толклись и мешались, искали выход, но не находили.
Во рту пересохло.
- Ты... ты хочешь пить? Я принесу воды.
И не дожидаясь ответа, слегка покачиваясь, Ричард выскользнул из комнаты прочь.
Ступени плясали у него под ногами, лестница накренялась то влево, то вправо, но он не упал. Чудом оказавшись на первом этаже, отыскав кувшин с колодезной водой, юноша шумно выдохнул, ощущая приятную прохладу после дождя.
И понял, что в трапезной никого нет. Паладины ушли.
Надолго ли?

Когда Ричард шел обратно, то лестница уже успокоилась. Ступени все так же скрипели под его ногами, но больше не норовили убежать из-под ног прочь.
Дверь тихонько скрипнула. Рыцарь, стараясь не поднимать взгляда, который видел уже всё, о чем мог только мечтать мужчина, смущенно, вслепую протянул кувшин.
- Мы отправимся в Мертвые земли, Хлоя. И, если то суждено небом, я помогу с твоим лечением.
[nick]Ричард[/nick][status]не ищи моих следов[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign]По слову песни - забытый воин,
Мой путь на небо заклят травой и силой брошенных слов.
[/sign]

+3

30

Как только за рыцарем закрылась дверь, она встала. Руки девушки слегка подрагивали, но теперь уже не от боли, а от переполнявшей её силы. Чужой, забранной, наполнявшей её тело, словно кувшин с забродившим вином. На ее бледных щеках выступил румянец, глаза блестели. Ещё получасом ранее она была разбита, на грани жизни и смерти, теперь же - готовая идти до Мертвых земель сию секунду. Но, к сожалению, пришлось заниматься более насущными вещами.
Пропитанная кровью рубаха в её руках распалась прахом. Распахнутое окно привнесло в душную комнату запах улиц после дождя и прохладу. Подхваченный легким ветерком, пепел разлетелся по улицам безгрешного Ясвика. Закрывать окно Хлоя не стала, выпуская наружу яркий запах трав и духоту.
Когда рыцарь вернулся, она так и стояла у распахнутого окна, вглядываясь куда-то поверх крыш домов. Правда, снова в рубашке. На этот раз, не такой грубой, как ныне канувшая. Эта часть нижней одежды тончайшей выделки с легкими кружевами по лифу, рукавам и подолу предназначалсь лишь для того, чтобы носить её под столь же дорогие и прекрасные платья. За место которого у Хлои теперь был хороший лук. Эта рубашка была последней в её гардеробе... А может и в жизни.
Девушка приняла кувшин и принялась жадно пить, тем не менее поглядывая на рыцаря, который боялся поднять взгляд. Интересно, что именно в ней обнаженной он видел? Предмет вожделения, греха? Святотатство? Уродство?
- ...И, если то суждено небом, я помогу с твоим лечением. - "Конечно поможешь. Ведь ты - его часть". - Кувшин был отставлен на подоконник, мрачным силуэтом на фоне темного неба. Некоторое время назад она мечтала, чтобы эта ночь окончилась быстрее. Теперь же желала, чтобы предательский песок времени тек как можно медленней.
- Ты найдешь, чего так жаждешь. - Дракон снова была рядом, теперь еще более эфемерная и невесомая в ореоле этих кружев, похожая на куклу. Пальцы обхватили подбородок мальчишки, Хлоя заставила его заглянуть в свои льдистые глаза. - Только будешь ли рад, Ричард? - Она смотрела внимательно, касаясь взглядом его души, но не пытаясь достать до самого её дна. Как-будто аккуратно касалась, обозначая свое присутствие, только и всего. - Действительно ли ты хочешь отыскать дракона или просто погибнуть в Мертвых землях, полагая, что твой долг выполнен? - И не дожидаясь пока рыцарь вновь начнет доказывать про чистоту своих помыслов и желаний, девушка поцеловала Ричарда. Так, что теперь он не смог сбежать за кувшином с водой.  [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

Отредактировано Neamhain Travers (2019-03-18 11:16:36)

+3

31

Он падал.
Долго. Страшно. Проваливался в черную, бездонную темноту, а ветер свистел и закладывал уши.
Он падал.
И чувствовал, как сердце, замершее в самом начале падения, начинает снова биться. Как кровь толчками струится по его телу, отыскивает кончили пальцев, шумит в голове.
Он падал.
И знал, что этот полет - последнее в его жизни. Знал, что после такого не выживают, что волшебная мазь не поможет, не спасут никакие лечебные травы.
Он падал.
И снова оказался на грешной земле в безгрешном Ясвике, омытом дождем и крещенным грозой.
А дождь смывает все грехи?
Падение закончилось. Поцелуй, огненным цветком расцветший на губах, оказался без ответа. Оторопевший Ричард не пытался отстраниться. Не пытался ответить.
Этой ночью, этой страшной ночью он ломался, покрывался трещинами, словно скорлупа яйца. А оттуда, из недр белого, крепкого плена, уже поглядывали на этот мир заинтересованные хищные глаза.
И этот взгляд пугал Ричарда.
Пугал намного больше, чем то, что происходило в маленькой комнатке трактира города Ясвик.
- Я поклялся... - сухой шепот беспощадно раздирал горло в кровь, - я пообещал.
Он и сам запутался в том, сколько клятв дал. Сколько обещаний лежало на его плечах.
Он упал в своих собственных глазах. В своих идеалах. Сломался.
И это поражение, эта оплошность крупной, кристально-прозрачной горошиной очертила его щеку, замерла на подбородке на мгновение, а затем сорвалась на пол.
Кап...
Ричард не отстранился. Но поймал тонкие, еще десятком минут ранее изуродованные страшными ранами женские руки. И удивился, насколько горячими они были сейчас.
- Я пообещал своей невесте... - грустная улыбка дрогнула на его губах. - Отправиться в Мертвые земли, отыскать там дракона и сразиться с ним. Так же, как много лет назад пообещал моему отцу исполнять каждую данную клятву.
Безгрешный Ясвик молчал. Давным-давно умолк дождь. Город спал.
Не спал только глупый молоденький рыцарь и его спутница на верную гибель.
И только звезды - далекие, такие холодные отсюда, знали ответы на все вопросы. Но не спешили ими делиться.
- Ты спрашивала, собираюсь ли я вернуться из Мертвых земель? Много ли рыцарей возвращались оттуда домой?
Ладони осторожно коснулись ей запястий, словно боясь женских прикосновений. Его лоб коснулся высокого, словно мраморного лба.
- Это верная погибель, Хлоя. Но теперь, зная, что я смогу... я попытаюсь помочь тебе... она не будет напрасной.[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+3

32

We fight every night for something
When the sun sets we're both the same
Half in the shadows
Half burned in flames

Иногда ей казалось, что боги позабыли о ней. Она жила так долго, что это уже становилось неприличным. Дракон видела как рушатся и рождаются государства, как гаснут всезнающие звезды, как много в этом мире зла, предательств, коварства. И на сколько меньше добра, света и участия. Она читала людей, как открытую книгу. Как книгу, которую ты за неимением другого перечитывал тысячи раз.
И Ричард стал для нее приятным и одновременно странным исключением. Парень действовал и думал абсолютно логично и непредсказуемо для нее. Со всей своей чистотой и святостью, он казался ей глупым мальчишкой со своими глупыми клятвами.
И сейчас всего на мгновение она увидела в нем хищника. Чудовище, что было ей близко и знакомо. И поспешила за это ухватиться. Она решительным движением отерла влажную дорожку с его щеки. Прикосновение к её запястьям - словно что-то донельзя неприличное, странное, - обожгло. Зрачки дракона расширились до размеров целой вселенной...
- Ты просто трусишка, Ричард. - Одна её рука так и осталось в руки рыцаря. А вторая легла на его шею, не давая ему отстраниться, сделать хотя бы лишний вздох. Его прикосновения обжигали, но дракон и была огнём. Особенно теперь, напившись из его бездонного чистого озера души. - Ты переложил ответственность за свою жизнь и поступки на плечи мертвого отца, прикрываясь данной клятвой. - Хлоя говорила тихо, вполголоса, но горячо, быстро, обжигая. - Ноша тяжела для твоих плеч и теперь ты хочешь избавиться от нее. Укрыться за такой сладкой в своей праведности смертью. Ведь ты погиб, исполняя клятву.
Дракон не отпускала, заставляла смотреть на себя. И безжалостно сдирала с Ренуа его тонкую скорлупу, желая добраться до сути, до того настоящего, что притаилось внутри. Желала сделать ему невыносимо больно, чтобы сгорев в этом пламени, он возродился.
- Но что ты будешь делать, если выживешь? Если перешагнешь границу Мертвых земель с головой дракона? - Она облизала пересохшие губы, отстраняясь, но не отрывая бездонного взгляда, в котором, кажется, отражались звезды. Пальцы с шеи скользнули вверх, путаясь в светлых волосах. Хлоя медленно улыбнулась. - Тебя  не ждут обратно, славный рыцарь. По тебе уже отпели тризну. - Дракон видела это, знала также четко и ясно, как то, что солнце встает на востоке, а заходит на западе. И ждала, ждала, когда в этих прекрасных в своих чистоте глазах напротив загорится настоящий огонь. Ведь любой ребенок знает, что драконы рождаются из огня. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

+3

33

Ты просто трус.
Пульс предательски отбивает марш сердца в висках.
Ты просто предатель.
Губы его побелели. Высокий, светлый лоб покрыла ледяная испарина. Глаза удивленно моргнули. Раз. Другой.
Тебя не ждут обратно.
За что? За что она так с ним? Что он сделал ей плохого? Какую немыслимую боль причинил?
Ты уже мертв.
Губы Ричарда Ренуа дрогнули, но слова, рвавшиеся с языка, застряли в его глотке: ни продохнуть, ни выдохнуть. Он удивленно, словно в первый раз в жизни взглянул на Хлою.
И ужаснулся.
Сейчас, когда раны её затянулись, когда кровоподтеки сошли на нет, когда лицо приобрело привычный оттенок, когда она выглядела по-настоящему живой, она показалась ему невероятно опасной и страшной. Сейчас она безжалостно, беспардонно вторгалась в его разум, путала хоровод мысли, сжимала тонкими холодными пальчиками его сердце, сдавливая из интереса, как игрушку.
Кокон, прочное яйцо, стоявшее крепостью годами, трещало и надламывало. Существо, противное натуре Ричарда, сидевшее где-то в глубине его, беспокойно ворочалось, словно большой потревоженный пёс.
Скорлупа затрещала, надломилась.
Но выстояла.
Стала крепче. Жестче.
Ричард Ренуа до бела сомкнул губы. Шумно вздохнул, словно дракон, набирающий воздух для испепеляющего дыхания.
И молчал.
И в этом пронзительном молчании были все те невысказанные слова, которые так и норовили разорвать тишину комнаты.
Наконец, когда сердце перестало заглушать его мысли, Ричард заговорил.
- Если мне суждено умереть, то так тому и быть. На всё воля Господа.
И голос его был холоден. Намного холоднее, чем молчание.
- Уже слишком поздно, Хлоя. Утром мы выдвигаемся в путь.
И он отстранился. Вырвался из её объятий, как вырывают из земли сорняк: больно, безжалостно, с корнем. Отступил на пару шагов, а затем вышел из комнаты прочь.
Лестница заскрипела под его ногами.
"Что есть твоя клятва для неё? Пустой звук! Пустая бравада! Похвальба! Издевка над природой! Над естеством! - голос великого магистра Клавдия преследовал его по пятам. - Ограничивать себя, ставить себя в рамки - поверь, всё это ей и ей подобным незнакомо! Всё это, поверь, она обернет против тебя, как только представится момент!"
Он выскочил на улицу, и Ясвик встретил его ночным безмолвием.
Было прохладно. Дождь прибил к земле дневную пыль, и стало легче дышать, но Ричарду не хватало воздуха.
Огромные, словно озера глаза устремились в небо, где сквозь прорехи туч на грешный мир поглядывали звезды.
- Что мне делать? - спросил он шепотом.
Но звёзды, разумеется, не дали ответ.
Хотя, разумеется, его прекрасно знали.
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+3

34

Он не видел, как в сумерках комнаты, освещенной выступившей из-за облаков луны, скривилось её лицо в гримасе презрения в смеси с досадой. Дракон слушала, как стучат сапоги по лестнице, как тяжело хлопнула дверь таверны в тишине ночи. Хлоя была у окна, глядя ему вслед, когда Ричард выскользнул на улицу и упрямо зашагал прочь. Девушка кончиками пальцев собрала с подоконника капли дождя, провожая взглядом темную фигуру рыцаря.
- Да поможет тебе Арес... - Прошептала одними губами девушка и отерлась собранной пальцами водой. Боги свидетели, она пыталась вразумить мальчишку. Пыталась спасти.

Утром на ногах Хлоя была первой. И в то время, пока славный рыцарь Ренуа потягивался и скидывал с себя сон, дракон уже расплачивалась с трактирщиком за постой и пристраивалась за свободным столом, чтобы плотно позавтракать. И послушать сплетни. Пока, правда, Хлоя слушала только досужие разговоры о том, кто сколько продал, да что еще удастся продать за оставшиеся дни ярмарки.
Дракон успела доесть свой завтрак и уже раздумывала, не заказать ли вторую порцию, потому что запахи по залу носились просто восхитительные. И хотя Хлоя была сыта, запах шкварок заставлял желудок призывно урчать. Тут-то её ожидание наконец оправдало себя.
- Сегодня бойкая торговля будет, - сквозь отрыжку проговорил один из торговцев, потирая свой объемный живот после хорошего завтрака.
- Это от чего же? - Поинтересовался его коллега, который только заканчивал свой завтрак и у него совершенно живописно с усов свисала капуста.
- Ба! А ты не слышал? - Капуста отрицательно покачалась в такт голове. Купец с восторгом стукнул ладонями об стол. - Так это ж! В полдень обещают какую-то ведьму вешать! Уже и глашатый проходил и все служки об этом треплят, а в церкви, говорят, уже облатки готовят, за упокой нечестивой души, о как!
И хотя вчерашние угрозы паладинов не произвели на дракона особого впечатления, но нервное напряжение Ренуа невольно передалось и ей. И теперь, Хлоя поймала себя на том, что заметно нервничает. Конечно, она даже в самом худшем случае не окажется на эшафоте. Но уходить из города по головам тоже не хотелось. Девушка вскинула голову, глядя в сторону лестницы с нетерпением. Из Ясвика надо было выбираться как можно скорее. [nick]Хлоя[/nick][status]my body is a cage [/status][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][sign] [/sign]

+2

35

Ночью все кошки серы, а все кошмары приобретают неизмеримую, необъятную силищу. Но стоит ночному мраку развеяться, стоит первым лучам солнца позолотить горизонт, и все страхи, все ужасы становятся слабы. Все нетопыри, упыри и бесы прячутся по своим норам. Всё зло забивается поглубже в темноту, белесыми глазами неотрывно следя за миром.
И наступило утро.
И с ним, как с дождевой водой, ушли сомнения. Исчезли ночные тревоги.
Не прошло только тревожное предчувствие, терзавшее душу юного рыцаря. Слишком много произошло этой ночью. Слишком многое Ричард Ренуа увидел и пережил этой грозой.
Хлоя делала вид, что ничего не случилось. Она вела себя как обычно, демонстрировала здоровый аппетит, была весела и свежа, словно расцветшая после весенней грозы майская роза.
Но стоило жителям и гостям доброго Ясвика заговорить о дне предстоящем, как вся радость и вся беспечность сгинули с белокурого лица. Хлоя побледнела, побледнела настолько сильно, что Ричард заметил это не смотря на бледную кожу.
Ведьму будут жечь! Ведьму казнят!
Пульс набатным колоколом звенел в его ушах.
Ведьму! На костер!
Он уже видел подобное. И у себя на родине, и в этом неприветливом крае. Паладины, обычно расправлявшиеся со своими жертвами самостоятельно, то ли потехи ради, то ли устрашения для, отдавали людей, склонных к колдовству и запретным искусствам из рук божьего суда на суд мирской. А толпа, заполучив желанную игрушку, ни в чем себе не отказывала.
Колесование, утопление, повешение, четвертование... и, разумеется, костер.
Ричард судорожно сглотнул.
Ведьму будут жечь в честь хорошей ярмарки. Чтобы Ясвик стоял сто лет. Чтобы у коровы не кончилось молоко. Чтобы дети были здоровы.
Прах грешницы, её пепел будет потом еще долго продаваться в маленьких мешочках на шею. А когда закончился, под его видам будут продавать обычную золу.
Из смерти человека, из страшной гибели, очерненной проклятьем, люди выкроют себе пару-другую сотен монет.
А потом снова кого-нибудь сожгут.
- Давай, - шепнул он чуть слышно, - уйдем отсюда. Навсегда.

Их прощание с Ясвиком не было долгим. Расплатившись за ночлег, они покинули постоялый двор, миновали пару торговых рядов и базарную площадь, на которой поспешно возводили столб и заготавливали копны с хворостом. Бородатый детина в красно-синей рубахе, сшитой кое-как, увлеченно мочил березовые поленья в рассоле: ведьма не должна сгореть, как спичка! Колдунья должна мучиться, страдать от удушливого дыма, пока само солнце не смилуется над ее черной душой, и поленья не запылают ярким огнем.
Ричард, казалось, старался не смотреть по сторонам. Но на самом деле он подмечал всё. По крайней мере старался.
Рыцарей святого ордена не было видно поблизости. И это пугало и настораживало.
Ворота Ясвика закрылись за ними с сухим щелчком. Пожалуй, именно с этим звуком заходит последний гвоздь в крышку гроба.

- Прошлой ночью они ждали.
Натруженные ноги гудели, но впереди еще были лиги пути.
- Те рыцари, что схватили тебя. Они знали, что тебе не хорошо. Они чувствовали.
Ричард шел по правую руку, усталыми глазами вглядываясь в сереющую линию горизонта.
Нет, вечер еще не приближался. Но там, за холмистой долиной, стоит им миновать наполовину высохший за лето лес, притаились земли, о которых не поют песен и не слагают легенд.
- И я не верю, что они ушли. Что они ушли просто так.
Где-то там за спиной остался Ясвик. Где-то там за спиной осталась несчастная, чьи пятки вот-вот начнет облизывать жадное пламя.
Никто, даже самый страшный грешник, не заслужил подобной участи.
Как Ричард Ренуа не заслужил поход в Мертвые Земли.
- Скажи, Хлоя. Только честно. Ты - ведьма?
[nick]Ричард[/nick][status]душа бредёт во мраке[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+2

36

Шепот рыцаря, так точно угадавшего смутные опасения Хлои, что даже жутко становилось, пришелся как нельзя кстати. Обволакивал своей совершенно незаслуженной заботой. Она с благодарностью взглянула на Ричарда своими прозрачными глазами из-под белых ресниц, и они решительно быстро засобирались прочь из Ясвика.
Небо золотила флюгера деревянных домишек, когда они шагали сквозь главную площадь. Первые лучи ласкали свежее дерево, что пошло для строительства столба. Город просыпался, просыпалась шумная ярмарка. Так что никто не обратил внимание на двух путников. В отличии от Ричарда, который то и дело осматривался, Хлоя, накинув на голову капюшон, смотрела строго перед собой. А то и вовсе под ноги. Она была сосредоточена на шагах, дороге, пыльных сапогах, на всем на свете, лишь бы не смотреть на приготовление казни.
Еще какое-то время после того, как ворота Ясвика закрылись за ними, они молча решительно и упрямо шагали по пыльной дороге, то и дело сходя на траву и уступая место бесконечным телегам, повозкам и конным путешественникам. Но когда они наконец свернули с главной дороги, и вокруг стало потише, Ричард заговорил.
Хлоя, скинувшая с себя капюшон и теперь с наслаждением подставляя лицо лучам солнца, недовольно морщилась, в ответ на слова рыцаря о паладинах. И вот уже из уст впечатлительного Ренуа события прошлого дня выходили в каком-то уж больно мрачном свете.
- Никто меня не хватал. - Ворчливо, совсем по-старчески, отвечала дракон. - Просто вежливо попросили не шуметь. - Предостережения рыцаря Хлоя все еще не воспринимала всерьез. Идет, не идет, ей было глубоко плевать. Ей бы только добраться до алтаря, а там дальше - все рыцари ей на один зубок.
- Я не пойму, почему ты так желаешь того, чтобы я ею оказалась. Это как-то скажется на твоем желании идти со мной в Мертвые земли? - Раздраженно отвечала девушка, не оборачиваясь. Но потом, немного подумав, все же смягчилась. В конце концов, рассудила она, Ричард заслужил немного ответов, а не просто ворчливых отговорок.
- То... что живет во мне, дает мне небольшие способности. - Нехотя проговорила Хлоя, щурясь на яркое солнце. - Но я не врала тебе, славный рыцарь, я и правда лекарь. Потому как свои непрошеные способности использую лишь для того, чтобы врачевать. - Дракон была как никогда честна со своим попутчиком. - Часто паладины чувствуют, что со мной что-то не так. Но по косвенным признакам признают за что-то другое. - Девушка замолчала, будто размышляя над своими собственными словами. А потом все же добавила. - За оборотня, наверное. [nick]Хлоя[/nick][icon]http://sd.uploads.ru/8beFH.jpg[/icon][status]imagine dragon[/status][sign] I'm living in an age
That calls darkness light
Though my language is dead
Still the shapes fill my head
[/sign]

Отредактировано Neamhain Travers (2019-03-23 20:06:24)

+3

37

Как пойти на верную смерть с тем, кто не говорит тебе правду? Точнее, не говорит тебе всей правды.
Как быть уверенным в том, что тебя не предадут на половине пути? Что не бросят истекать кровью, когда цель будет уже так близка?
Как довериться человеку, которого ты совсем-совсем не знаешь? Человеку ли?
У Ричарда Ренуа не было другого выбора. Не было оправдания своим страхам. Не было возможности отринуть решение, принятое, казалось, целую вечность назад.
У Ричарда Ренуа остался отцовский меч, крепкий щит и клятва.
Слишком скорбное, слишком скверное преданное для молодого рыцаря.
Он улыбнулся. Открыто. Прямо. По-настоящему. Как всегда искренне. Но даже теплота его улыбки не смогла растопить холодного взгляда альбиноса.
- Я верю тебе.
И это было правдой.
Скоро они окажутся в Мертвых Землях. А дальше не будет никаких тревог. Только они и Смерть.

Они стояли у самой границы.
Не было ни линий, ни указателей, но Ричард Ренуа чувствовал, что за этой самой полянкой, слегка поддернутой дымкой тумана, начинается другой мир, живущий по своим, известным только ему правилам.
И ему стало страшно. Страшно по-настоящему, как бывает страшно всякому смертному оказавшемуся на пороге. Юноша смотрел широко распахнутыми глазами, судорожно облизнул пересохшие губы.
Затем подошел ближе.
Никто не охранял границу. Не было здесь ни заставы, ни сторожевого поста. Не было ничего такого, что хотя бы намекало на то, что из Мертвых Земель нельзя вернуться по собственному желанию.
И всё-таки ни один из преступивших черту не вернулся. Ни самый безжалостный разбойник. Ни хитрый вор. Ни давший доблестную клятву рыцарь. Ни один.
И он тоже не вернется.
Легкий ветерок, налетевший с востока, взъерошил каштановые волосы, нашептывая нужные, правильные слова.
Ещё не поздно вернуться. Отказаться. Отринуть прошлые заветы и клятвы. Ещё не поздно выбрать жизнь, постыдную, но такую сладкую, славную жизнь.
Он ещё так молод, так неопытен. Зачем погибать так глупо?
Ричард Ренуа закрыл глаза.
И сделал шаг вперед.
Мир не изменился. Не рухнул. Всё также росла трава. Всё так же нашептывал ветер. Всё так же пели птицы.
Тропинка всё так же петляла змеей, зовя за собой сердце и разум, дышать было легко, а от тревог, казалось, не осталось и следа.
Но Ричард Ренуа понимал.
Пути назад нет. Больше нет.

- Ты слышала что-нибудь об этих краях? Что тут обитает? Зачем люди уходят сюда?
Нужно было занять время. Если Господь смилостивится, то они найдут лекарство для Хлои раньше, чем Ричард повстречает своего дракона. И, если повезет, то он даже сможет проводить девушку обратно до грани.
И она, исполнив свое предназначение, вернется. Спокойно переступит черту и без проблем вернется в Ясвик - здоровая и исцеленная.

[nick]Ричард[/nick][status]дорога на двоих рассечена мечом[/status][icon]http://sd.uploads.ru/bWdhf.jpg[/icon][sign] [/sign]

+3


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Альтернативная реальность » За горами, за морями