HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: ноябрь - декабрь 2025 года

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » Семейные ценности


Семейные ценности

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Семейные ценности
https://69.media.tumblr.com/2b6c57f58cc66c97f97726b42b59b13e/tumblr_inline_p4pwj9fH0t1tanhaj_540.gif
Не начинайте дела, конец которого не в ваших руках.

Участники:
Rosaline Travers
&
Nickolas Shafiq

Место:
Лондон, Хоршем
Время:
конец марта 2025

Сюжет:
После смерти матери Розалин Хогарт погружается в пучину своего горя, отвергнув всех близких. Или ещё не всех?

+2

2

Пустота. Жгучая, неуёмная, она не звенит внутри как раскаленная докрасна тишина, она издает раздирающий скрежет, от которого по позвонкам бежит жуткий холодок. Она выживает из тебя все краски и заполняет уродливыми разводами копоти.
Больше нет сил кричать, щёки сухие. Отрешенное лицо с нездорово впавшими глазами и заострившимися солеными скулами пугающе бледное и апатичное. Розалин уже давно не смотрелась в зеркало. Её волосы сальными путаными линиями смешивались с узорами ковра. Волшебница слепо уставилась в потолок, лёжа, неудобно упираясь затылком в жесткий пол. В её руках трепыхалась птица, истошно крича и лихорадочно вертя своими круглыми золотыми глазками, бурые перья то и дело, будто пожухлая листва, опадали в неравной схватке. Розалин занесла руку, в полумраке комнаты блеснуло лезвие обоюдоострого кинжала. Курица с рассеченной грудью издала хриплый вопль, еще некоторое время потрепыхалась и бессильно околела. Колдунья с особым вниманием впитала эти мгновения, словно хотела поймать саму смерть и заговорить с ней. Златовласая строгая женщина на портрете отвернулась. Картина стояла тут же, прямо на полу, опираясь на подлокотник кресла.
Розалин запустила пальцы в теплую тушку, ломая хрупкие рёбра и пробираясь к маленькому застывшему сердечку. Это было так странно, лишать жизни руками, не заклинанием. Ощущать так близко, как ты заставляешь дух покидать тело. Интересно, это чувствуют магглы, убивая друг друга? Смерть волшебников, неестественная, имела иное обличье. И цвет. Розалин вспоминала другое тело. Другое сердце. Женщины. Оно не помещалось в ладонь, как это. Зато было таким же тёплым. Тогда всё и началось. Чувство вины снова подкатило к горлу, но теперь глаза не наливались влагой. Леди Хогарт яростно дёрнула, раздавила пальцами сердечко, с силой сжав, оно брызнуло кровью.
Хогарт, покачиваясь, села. Отрезала куриную голову (кинжал неприятно скользил в обагрившихся пальцах), и бросила тушку рядом. Женщина срезала побледневший гребешок и вскрыла миниатюрный череп так, чтобы были видны мозговые полушария. Подвинулась к канделябру и принялась выискивать в кровавых извилинах мозговой оболочки нечто, похожее на буквы. Буквы имени. Хоть какую-то подсказку! Ей показалось, что есть что-то похожее на «D» или «О». Как трудно разобрать! 
Огонь в свечке начал нервно приплясывать. Воздух здесь был густой, спёртый, мерзкий. Окна закрыты и плотно затянуты тяжелыми гардинами. В воск колдовской свечи было явно что-то подмешано, что, сгорая, источало горько-кислый запах, несло и от кур, от их жизни и от их смерти.
- Проклятые халдейские мудрецы! – простонала Розалин и бросила кинжал с изувеченной куриной головой к тушке. Волшебница, ёрзая по полу, взяв свечу, подползла к беспорядочной стопке бумаг. Грязными пальцами она перебирала лист за листом, пока не нашла копию рукописи Нострадамуса, которую доставили для чиновницы из магической библиотеки Лангедока. Она быстро пробежалась по строкам примечаний, не менее пространным, чем Центурии Мишеля, но более удобоваримым, нежели рифмованные строки большинства пророчеств. Волшебница нащупала палочку и заклинанием перевела рукопись на английский. Нахмурилась. Даже магия с трудом распознавала затейливый почерк колдуна. Большинство слов так и остались смесью французского и латинского кружева.
Еще один взмах палочкой и в руки Розалин перекочевала со стола книга эфемерид. Розалин раскрыла пухлую сводку таблиц и перелистнула на 2025 год. Обмакнула палец в лужицу крови под куриной тушкой и, устроившись на полу боком, подперев голову ладонью, начертила на паркете не особенно ровный круг.
Курицы в клетке в другой части помещения, ближе к коридору, начали громче беспокойно кудахтать, ощутив присутствие в комнате кого-то еще.
- За-а-а-ткнись! – рявкнула женщина, с разворота бросив в сторону клетки заклятье. Одна из кур окаменела, но не целиком. Её маленький жалкий хвостик продолжал дрыгаться, торча из безжизненно-серого каменного тельца.

+3

3

Чистая крови - это не только величайшая честь, что может выпасть на долю волшебника, но и ответственность, ноша которой порой кажется неподъемной. Чувство долга перед собственным происхождением подразумевает этикет, приличия и вековые ценности. Чистокровный маг, если он не стремится опозорить собственное имя и имя своей семьи, обязан придерживаться ряда правил, кои диктуют им старинные традиции. Он не должен покровительствовать магглам, отличаться девиантным поведением (благо, понятие девиантности, ровно как и жестокости, весьма относительны), будоражить общественность отсутствием отточенных манер и прибегать к другим методам необратимого позора своей фамилии. Открытая демонстрация чувств также не принята: истинные чистокровки никогда не позволят себе такую слабость, как публичное выставление сердечных терзаний. Однако это вовсе не значит, что последних чистокровные лишены. Отнюдь. Страдания, обреченные на прозябание в клетке души, разрывают своего обладателя гораздо сильнее, грозясь в один миг превратить все окружающее в концентрацию хаоса. Посему, гонимые этой титановой ответственностью, волшебники вынуждены страдать в одиночестве, подальше от чужих глаз, открывая глубину своего горя лишь стенам темницы, в которую себя заперли.

Николас Шафик замер у массивной входной двери, что являлась проходом в одну из таких темниц. Мужчина задумчиво разглядывал массивный засов, не решаясь войти. Вторгнуться в обитель чужой трагедии - дело неловкое, почти непристойное, даже если речь идет о душевном состоянии дорогой кузины. Ник знал, что Розалин, убитая горем, отказывается выходить с кем-либо на контакт, предпочитая одиночество поддержке близких. Беспокоить женщину не решался практически никто, и сам Шафик не до конца понимал, что он здесь делает. Пускай сердце его переполняло сострадание к одной из немногих, кто был ему дорог, ему вовсе не хотелось рисковать их укрепившейся связью. Между тем, Розалин оградила себя от всего внешнего мира и была настроена крайне враждебно по отношению к каждому, кто посмеет нарушить ее беспокойное бдение. Тем не менее Ник все же здесь, стоит и оттаптывает порог. Нерешительность ему вовсе не свойственна, но и роль благородного утешителя тоже, посему внутренний резонанс вызывает легкую головную боль. Николас не присутствовал при смерти обоих родителей: его отец сгнил в Азкабане, а мать скончалась, когда Ник проходил обучение в США. Однако чувство вины и бескрайняя печаль снедали Шафика изо дня в день, как только на глаза попадалась фотография матери. Это скверное чувство, а Розалин ощущает его в разы сильнее. Возможно, по этой причине Николас полагал, что должен был рядом. Во всяком случае, он бы хотел этого.

В комнате царил полумрак, воздух был спертый, пропитанный запахом крови, мерзкой птицы, бог знает каких благовоний. Ник, нахмурившись, прошел в середину помещения, игнорируя встревоженный ор запертых в клетке кур, которые еще больше засуетились после скоропостижного окаменения одной из своих сородичей. Розалин возлежала посреди этой куриной вакханалии, перепачканная кровью и растрепанная. Мужчина никогда не видел кузину в таком виде, учитывая ее педантичность во всем, что касалось внешнего вида. Шафик ощутил, как внутри все сжалось от горечи, от вида сломленности этой сильнейшей женщины. Поразительно, какой след на душе человека способно оставить несчастье.
- Силенцио. - буркнул Николас, взмахнув палочкой в сторону Азкабана для пернатых, и вся стайка разом онемела, однако продолжала истерично щелкать клювами. - Боги, Розалин, ты же знаешь, как я отношусь к подобным ритуалам... - Ник поморщился, вновь поднимая палочку, и лужи крови начали таять в воздухе, предавая комнате какой-никакой, но более менее опрятный вид. Исчез с пола и неровный круг, который кузина успела нарисовать. - Это древняя магия. Она опасна и требует большей... Организованности. Впрочем, тебе ли не знать. - наверное, за своим негромким бурчанием Николас старался скрыть одолевавшее его смятение. Утешать он совсем не умел и уже тем более не представлял, как себя следует вести. Как известно, Шафик младший полный профан во всем, что касается близости. Но Розалин его многому научила.

- Мерлин, Розалин! - воскликнул Ник, когда до него наконец дошло. что за зловоние распространяется по комнате. Одним взмахом волшебной палочки он заставил погаснуть свечу, что стояла чуть в стороне. - Шалфей предсказателей. Я-то думаю, что за вонь камфорного масла. Чем ты думала, дорогая? В твоем состоянии... - мужчина осекся, не решившись закончить начатую мысль вслух. Шалфей предсказателей обладал наркотическим свойством, усиливающим эмоции, которые испытывает человек, доводя их до точки невыносимого максимума. Можно предположить, что по мере таяния свечи, уровень отчаяния в комнате стремительно повышался.

Мужчина вздохнул, покачав головой, и опустился на колени рядом с распластавшейся на полу Розалин. Он попытался улыбнуться, но вышло кривовато, поэтому Шафик полез во внутренний карман своей мантии, выуживая оттуда фляжку с джином и протягивая ее кузине. Как известно, алкоголь не помогает разобраться с проблемами, но Ник знал наверняка, что он отлично способствует их притуплению.
- Выпей. Станет легче. - Николас смерил Розалин таким взглядом, что становилось ясно: в случае неповиновения Ник готов был прибегнуть к силе. И пускай перед Розалин дрожали весь УМИ и добрая половина магического сообщества, Николас ее не боялся. И это взаимное уважение и смелость позволили им в свое время сблизиться. - Послушай, ты прекрасно знаешь, что я не мастер речей, если это не научная проповедь. Но я не хочу, чтобы ты закрывалась от тех, кому ты дорога. Нам важно знать, что ты чувствуешь, чтобы помочь тебе с этим справится. - Ник на секунду замолк, - мне важно.

+2


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » Семейные ценности