HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: ноябрь - декабрь 2025 года

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Nobody said it was easy

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Nobody said it was easy

http://funkyimg.com/i/2QfpB.gif

http://funkyimg.com/i/2QfpA.gif

Come up to meet you, tell you I'm sorry
You don't know how lovely you are
I had to find you, tell you I need you
Tell you I set you apart
Tell me your secrets, and ask me your questions
Oh lets go back to the start

Участники:
Blaithyn O'Farrel;
&
Horejs Chang;

Место:
какой-то малопонятный бар, после квартира Хорейса;
Время:
7 сентября 2025 года;

Сюжет:
Большое количество алкоголя. Компания студентов - в большинстве своем - первокурсников с примесью остальных курсов УМИ. Начало учебного года грех не отметить же. И плохо, когда все смешивается в одно. Особенно, когда имеется в виду девушка-первокурсница, которая совершенно не умеет пить, да еще и считает хорошей идее приставать к лучшему другу после того, как тот ее поцеловал два с половиной месяца назад.

Отредактировано Horejs Chang (2019-01-20 22:16:38)

+5

2

-.. И Тин, я понимаю, что ты взрослый человек, ты самостоятельный человек и сама отдаешь отчёт в своих поступках и все такое, далее по списку. Но я был бы тебе очень признателен, если бы ты не...не сделала на вечеринке того, о чем бы жалела если не всю оставшуюся жизнь, то учебу точно. - Финн стоял, прислонившись к дверному косяку, скрестив руки на груди, и наблюдает как его младшая сестра собирается. Блэйтин пригласили на что-то сродни неофициального посвята, устраивавшегося ежегодно более старшими курсами для первокурсников. Таких посвятов могло быть несколько, но все они были по-своему интересными.
Было непонятно, что за мысли роятся в голове парня и о чем он думает, но парень был несколько озабочен тем, что его сестра может натворить дел. Не то чтобы он ей не доверял, но к третьему курсу уже начинаешь понимать, что из себя представляют подобные сборища. Старший брат - это очень ответственно и нервно, и, хоть их разделяли пара лет разницы, да и Тин всегда была едва ли не самостоятельней его, но беспокойства избегать он никак не мог. Финн не мог сопровождать сестру, просто по причине ее нежелания, а потому мог лишь ворчать.
[float=left]https://66.media.tumblr.com/1295b36803e938fef74ce4ad8861740e/tumblr_o8u2h4e42N1t5oim1o2_250.gif[/float] Тин, вертевшаяся у зеркала и критически осматривавшая себя в милом черном платье, резко развернулась к брату. Сейчас мало что напоминало о той спокойной и безэмоциональной Блэйтин, которую все привыкли видеть. Она с любопытством смотрела на брата, а в ее зелёных глазах плясали веселые огоньки. С Финном, да и с Девином  рядом она буквально преображалась - становилась более милой и улыбчивой, показывая всем своим видом насколько сильна ее любовь к братьям.  Правда, это не мешало ей что-нибудь такое сказать.
- давай я заберу тебя из клуба, скажи время, и..
- дай угадаю, ты переживаешь, чтобы я не напилась и не переспала ни с кем на празднике, верно? - чуть склонив голову набок, девушка уставилась на брата. Тот, как будто смутившись, поспешил скрыть свое смущение за усмешкой. Да уж, к таким разговорам он не был готов.
- Хорошо, раскусила. Я действительно настоятельно рекомендую тебе не пить много и не просыпаться утром с неизвестным парнем в непонятном месте. Я не буду тебе высказывать свое недовольство и не скажу ничего родителям, но воспринимай это как некий дружеский совет очень любящего тебя старшего брата. Посвят официальный ты вела себя хорошо, и я тебе доверяю. Хорошо?- приподняв бровь, Финн выжидательной посмотрел на сестру, которая все так же улыбалась. Блэйтин, у которой было хорошее настроение, вдруг резко выпрямилась и, прижав руку к сердцу,будто давая клятву, произнесла.
- торжественно обещаю что не напьюсь и не пересплю ни с кем из первокурсников.- Тин так правдоподобно изображала серьезность, что Финн, фыркнув, постучал ее пальцем по лбу, будто призывая к порядку.
- Язва. Ладно, я не хотел ограничивать твою свободу, не ворчи. Но если что-я жду звонка. Ой, да иди уже, хорошо тебе повеселиться. Если что-нибудь нужно будет, звони. Ты обещала. - с этими словами парень привлек месту к себе и нежно поцеловал в лоб, отпустив ее на посвящение первокурсников.

Финнеас оказался прав, когда говорил, что на вечеринке в честь новеньких творится какой-то невероятный хаос. Праздник был в самом разгаре, когда Блэйтин там появилась, но этот разгар затянулся очень и очень надолго. Первокурсники сновали кто куда, наслаждаясь тем, что надзора старших практически нет, стараясь сразу окунуться в студенческую  жизнь и проявить себя. Это была  целая свистопляска  надежд, мечтаний, тщеславия и гордыни, людей разных полов и возрастов. В этом хаосе участвовали и студенты со старших курсов, которые, по задумке, должны были присматривать за молодняком. Должны были, но по факту отрывались вместе с ними, знакомясь с новыми лицами и наслаждаясь их энергией  Те, кто ещё вчера был школьником, всегда в это время остаются такими - едва вырвавшимися из-под надзора, желающими с головой окунуться в то, что раньше было если и вдруг дозволено, но не в таком объеме или не так легально. А те, кто уже это давно прошел, интуитивно стараются урвать и себе кусочек такого, как будто бы вспоминая, как у них было. Алкоголь скреплял эти узы. Алкоголя была уйма, и под него уже то и дело звучали далеко не невинные речи и совершались не самые невинные действия, едва ли не на виду. Это мало кого волновало, и лишь на следующий день можно было понять, кто повеселился от души как будто в последний раз, а кто скучал в уголочке. Лишь наутро можно было предаваться страданиям, ныть что не послушал голоса разума, утопленного а шампанском или чем-то покрепче, и пытаться заглушить вопящую совесть. Это утром, сейчас веселье.
Тин, сидевшая около бара, довольно осматривала танцующую толпу. Она только села, решив пропустить эту песню едва закончив танцевать. Музыка ей нравилась, от  чего девушка чуть болтала ногой в такт и уже прикидывала, когда можно будет вернуться в танец.  Тин расслабилась. Она поступила, она стала старостой и скоро запишется  в команду по квиддичу. Жизнь в УМИ начиналась прекрасно, и этот вечер - яркое тому подтверждение.
Ей было весело и интересно, и, встретив несколько знакомых из Хогвартса, ирландка какое-то время  провела с ними, создавая свою часть шума в толпе. Сейчас она ждала своего нового знакомого с каким-то труднопроизносимым именем, которое Тин заплетающимся языком сократила до Джека каким-то образом. Возможно, его имя даже близко не походило на Джека, но он отзывался и это было главное. Парень говорил забавно и чуть скороговоркой, выдавая себя за выходца откуда-то из южной части материковой Европы. Встретившись с ним, точнее, столкнувшись, во время какого-то из танцев, Блэйтин была не против его компании, хоть и половину из того, что он ей говорил, она не понимала, а другую половину уже забудет на утро. Все что она запомнила - он был с факультета международных отношений, второкурсник, если она верно поняла,что было вполне себе ожидаемо, но ей было все равно. Тин была пьяна.
Он постоянно приносил и приносил какие-то коктейли. Не то чтобы девушка очень любила коктейли, да и принципе предпочитала более крепкие напитки в чистом виде и понемногу, но эти коктейли были такими вкусными а ее новый знакомый оказался таким настойчивым, что количество выпитого внезапно резко увеличилось до трёх бокалов. Пока. На подходе был уже четвертый, судя по тому как Джек умчался к бару, что-то говоря о каком-то невероятно классном коктейле с водкой. Водку Тин не пробовала, но ей было не важно. Говорили, водка вкусная.
О'Фаррелл сама не поняла что как так вышло, что ее немного развезло. Тин не осознавала, что пьяна, да и столько алкоголя она выпила впервые в жизни. Сознание стало слегка затуманиваться, происходящее вокруг стало казаться как будто в отдалении, а реакция была несколько заторможенной. Блеск в глазах и неуверенная,но довольная улыбка на обычно спокойном лице выдавало с головой то, что Тин изрядно пьяна и слабо отдает себе отчёт в том, происходит. Она как-то пропустила возвращение своего спутника, и, ощутив бокал в руке даже не обратила внимание на то, что ее обняли довольно настойчиво.

Отредактировано Blaithyn O'Farrell (2019-01-20 20:56:07)

+4

3

Учебный год начинается всегда примерно одинаково, не зависимо от такого, на каком ты курсе. Главное, какие вокруг тебя люди и как они привыкли переживать первую мучительную неделю после начала учебных занятий. А Хорейс привык к тому, что его друг вечно пытается отметить это одним и тем же способом - вписаться в какую-нибудь очередную компанию студентов и отметить с ними, чтоб было весело и не одиноко. И, конечно же, у Рейса нет выбора в этом вопросе. Ему его просто не предоставляют, а чисто и нагло ставят перед фактом, отметая любые возмущения и отказы. В принципе, он к этому привык и теперь возмущается уже просто по привычке, показательно фыркая, бурча что-то под нос и отказываясь куда-либо идти. Но каждый раз это заканчивается одинаково.
Именно из-за этого привычного чувства, Хорейс не удивляется совершенно, когда друг говорит, что они прост обязаны сходить на какую-то вечеринку, что в большинстве своем организуют превокурсники. И хоть ему не нравится компания младших в таком количестве да еще и в сочетании с алкоголем, он может лишь привычно фыркать и возмущаться, одеваясь и для оттягивания времени отвлекаясь на перекур. И в итоге Чанг умудряется оттянуть нежелательный момент на целый час, про себя усмехаясь, потому что умудрился этим слегка побесить друга. Он не особо помнит, как они добрались до места, сколько времени это заняло и прочие мелочи. Естественно, они не пришли к началу, скорее к моменту всего самого интересного, когда народ уже слегка пьян и доволен, но никто еще не безобразничает, устраивая пьяные разборки. Идеальное время. Они садятся слегка в стороне с краю барной стойки, чтоб не быть особо замеченными и довольно быстро за бессмысленным разговором и жалобами на начавшуюся учебу успевают выпить несколько стаканов виски, рассматривая иногда собравшихся.
В какой-то момент Рейс оглядывается, замечая до боли знакомую фигуру. И если изначально он видел ее лишь в толпе, то теперь Тин сидела метрах в пяти за барной стойкой, очень мило болтая ногой и, кажется, совершенно не замечая ничего вокруг. Ему кажется, что девушка уже слегка пьяна, что, в принципе, вполне понятно в такой обстановке. Конечно, он мог бы подойти и составить компанию, но что-то останавливало. Хорейс не хотел навязываться. Он помнит, как испортил их отношения, поддавшись внезапному желанию и целуя. Помнит, что не был за это обруган. И помнит, что ему даже сказали, что это было приятно и понравилось. Помнит, что даже оставил свой телефон, предлагая позвонить. Но так и не получил звонка... Именно поэтому он сейчас лишь сидит, наблюдая и не смея вмешиваться. Рейс чувствует что-то неприятно, смотря, как Блэйтин веселиться в чужой компании, улыбается, смеется и, кажется, даже не вспоминает о нем. Это задевает, хоть Чанг и понимает, что о нем не обязаны думать. Хорейс раздражается и старается заглушить это снова выпивая, потому что ему неприятно наблюдать за тем, как девушка развлекается, танцуя с каким-то парнем явно ей не знакомым.
Рейс не особо понимает, почему его все это задевает. То есть, конечно, он расстроен, что его проигнорировали, но все же. Это не может заставлять так сильно реагировать на действия человека, которому, судя по всему, плевать на тебя. Он не только раздражен, но и расстроен, а возможно даже слегка зол на себя за то, что тогда поддался порыву и сделал глупость, поцеловав без разрешения. Сам виноват в том, как получилось, да. Но Хорейс всерьез надеялся, что Тин сказала правду и не обижается за то. Надеялся, что они смогу общаться как раньше. С другой стороны до сегодняшнего момента он даже не подозревал, что девушка поступила в УМИ, ведь та ничего не говорила в их последнюю встречу, а он и не спрашивал. Сам дурак и сам во всем виноват.
Хорейс краем глаза следит за тем, как малознакомый парень все время бегает от Блэйтин к бару, пытаясь ее споить. Ему это совершенно не нравится, но Чанг не может себе позволить вмешаться, хоть его это и бесит. Он может лишь наблюдать, раздраженно фыркать, жалуясь другу и запивать все это третьим по счету стаканом. Он вполне неплохо еще соображает из-за чего и сидит на месте, подчиняясь разуму, который запрещает влезать в чужие дела. Он хорошо вид, что Тин изрядно пьяна и совершенно не отдает себе отчет в действиях, а потому она лишь пьяно улыбается, выпивая очередной коктейль и совершенно расслабляется. Из-за чего сам Рейс напрягается лишь сильнее. Причем как бы он не старался отвлечься, у него не получается - взгляд все равно каждый раз цепляется за эту парочку. И в очередной такой раз Хорейс просто не выдерживает. Его отчетливо бесит и выводит из себя странное давящее в груди чувство, когда он видит, как парень рядом с Тин настойчиво обнимает ее за талию. Чанг не особо задумывается над природой того, что чувствует, но спихивает это на простое беспокойство и заботу.
Рейс резко поднимается, оставляя друга, которые уже сам болтает с какой-то девушкой. Сейчас ему отчетливо плевать, что Блэйтин его проигнорировала и не позвонила. Он просто не хочет, чтобы та попала в неприятности и пожалела об этом с утра. Хорейс довольно ловко пробирается сквозь толпу к девушке, стараясь ни о чем не думать. Все потом. Сейчас главное заткнуть настойчивое чувство внутри, не давая ему поглотить и сожрать изнутри. Он неожиданно хватает Тин за локоть и тянет на себя, отстраняя от парня, и смотрит на него раздраженно и давая понять, что лучше не спорить. Рейс действительно зол и не намерен оставлять все так, как есть.
- Руки убрал, - он фыркает в очередной раз, раздражаясь. - Не хорошо как-то спаивать девушку, а потом так откровенно приставать. Найди для этого кого-нибудь другого, - Хорейса действительно бесит лишь тот факт, что пристают именно к Тин, с другими девушка пожалуйста, но только не к ней. - А тебе не стоит столько пить в незнакомой компании. Совсем от алкоголя развезло что ли, раз позволяешь такое? - он переводит взгляд на девушку, все еще сжимая ее локоть, и выдыхая более спокойно. Ему не стоит горячится хотя бы в моменты, когда обращается к самой Блэйтин. Она не виновата. Ее споили настойчиво, а теперь пристают и она этого даже не осознает, судя по виду. Хорейс прикидывает, насколько она может быть пьяна и все больше успокаивается, думая, что виноват здесь лишь этот парень, который так настойчиво приносил Тин коктейли один за другим. - Вот и что мне с тобой делать в таком состоянии, а? - Рейс спрашивает скорее у себя самого, не надеясь на чужое ответ. Он небрежно откидывает челку назад, глубоко вздыхая и на секунду прикрывая глаза.

+4

4

Тин запрокидывает голову, допивая остатки бокала, и не понимает, что ее уже начинают откровенно лапать. Тин не слышит и не слушает, да и не хочет слушать, что ей говорит ее спутник, постепенно и как будто отдаленно осознавая, что что-то пошло не так. Ей хорошо и легко, и она совсем не считает себя пьяной. Подумаешь, несколько бокалов коктейлей, разве это много? Они же такие вкусные.
Тин не реагирует на прикосновения своего нового знакомого, не замечает, что он уже очень настойчиво ее буквально лапает. Это такие мелочи, что наверное, не стоит даже обращать внимание. Ещё чуть-чуть - и девушка пойдет с ним, разделив участь многих глупышек, столь беспечных с алкоголем.

Когда ее притянули к себе, несколько грубо и настойчиво, Тин не сразу поняла, что это такое. Подняв голову, она замечает Рейса. Причем Рейса, пвшущего негодованием и крепко держащего ее за локоть. Тин становится больно, и на нежной коже наверняка останется синяк от его руки, но девушку это не волнует. Она не слышит ни возмущений Джека, не реагирует на его попытки ее забрать.ьонп сидит только Хорейса, наблюдает за его реакцией и наслаждается ею. Даже нетрезвая, она остаётся девушкой, и подобное внимание, особенно со стороны небезразличного для нее человека - чувство восхитительное. Ирландка расплывается в глупой улыбке, не сводя глаз с парня, и напрочь забывая о своем невольном спутнике. Тин рада видеть Чанга, безумно рада и совсем не ожидала, что здесь его встретит.
- Хооо....Рееейс. - пухлые губы девушки неспешно складываются в трубочку, произнося имя своего школьного друга. Она чуть протягивает звук, постепенно расплываясь в широкой улыбке, свойственной только совсем не трезвым. Она вообще сейчас выглядела очень странно - черты лица как будто стали мягче, улыбка не слезала с ее губ, и какая-то отчуждённость и угрюмость испарилась. Алкоголь меняет людей, порой заставляя их маски слетать и отображать то, чем они являются. Ее сдержанность, ее манеры и ее мировосприятие сейчас не работают, заставляя девушку вести себя очень странно. Зеленовато-карие глаза как будто потеплели и приобрели более зелёный, пусть и чуть затуманенный цвет. В них плясали веселые, озорные, если не сказать игривые огоньки, и взгляд не  сводился с подошедшего парня. Определенно она была пьяна, и именно это заставляло ее вести себя совсем иначе.
- Хооорейс. Я так рада тебе..- заулвбавшись, Тин наугад отставила куда-то стакан, который был пуст и лишь мешал. Чудом не уронив его на пол, и обняла друга за талию, крепко прижимаясь всем телом. Задрав голову и уставившись прямо в глаза,Тин улыбнулась.
- А я все думала, как мне с тобой встретиться.. я потеряла лист с твоим номером в Таиланде, представляешь? Я все обыскала, но никаких нигде не могу найти ничего..а мне так было обидно, если бы ты знал..- нахмурившись и мило наморщив носик, девушка чуть ребячливо вздохнула, опять прижавшись к нему крепче и положив голову ему на грудь. Тин слышит, как бьётся его сердце, и почему-то это ей нравится.
-Я все думала, думала о том, что ты меня поцеловал. Я совсем не ожидала этого, но ты тогда зря испугался.. Мне было так приятно, что...а тебе говорили, что ты хорошо целуешься? Наверное говорили, хотя я не помню, что ты с кем-то встречался в школе. - Тин болтала без умолку, как будто отыгрывать за все время что говорила так мало и а основном по делу. Отрывистые фразы, туманные обрывки фраз и мыслей родились в ее голове, и она то и дело скакала с одного на другое.
- что делать, что делать...не знаю. А что ты хочешь? Я для тебя могу что угодно сделать...но  знаешь что? Можешь меня опять поцеловать. - хихикнула Тин, и, не дожидаясь ответа, поднимается на носочки и буквально впивается в губы Рейса поцелуем. Он выходит довольно страстным и раскованным, совершенно не невинным,  но девушка совершенно не смущается этого. Скорее наоборот, ее раззадоривает это и то что парень как будто замер. Блэйтин скользит руками наверх, обвивая шею парня руками и прижимаясь к нему крепче, как будто между ними ничего нет. Тело отзывается на это, заставляя внутри все дрожать. Кажется, про такое говорят, что это как бабочки в животе, и Тин на полном серьёзе испытывает это. Голова кружится, то ли от алкоголя, что вероятнее, то ли от ощущения поцелуя. Тин втайне хотела вновь ощутить его губыч но на трезвую голову ни за что так не делала бы. А что взять с девушки под хмелем?
Во рту странный привкус алкоголя, какого-то крепкого,сладости от коктейлей и привкус табака. Непривычный, но приятный вкус ей нравится. Наконец, едва отстраняясь, девушка замирает совсем близко от лица парня, облизывая губы. Глаза все так же неустанно смотрят прямо ему в глаза.
-Ты простишь меня, что я не позвонила? Ну пожалуйста, пожалуйста. Будь милым мальчиком, прости меня. - Тин с трудом соображает происходящее вокруг, наслаждаясь объятиями и тем, что Рейс рядом. Подсознательно алкоголь заставляет ее интерес к Хорейсу, появившийся при их последней встрече, становиться сильнее и заставляет его показывать. На трезвую голову девушка себя в жизни бы так не вела, но алкоголь - штука очень коварная.

+4

5

Ругаться с парнем на против Рейс не намерен. По крайней мере, это не в его приоритетах. Он сделает это только если по-другому будет никак, но это крайний случай. Он и так всем своим видом говорит, что спорить и пытаться увести Тин бесполезно. Чанг этого не позволит сейчас - он не для этого вмешался и не для этого бесился так. На самом деле, он действительно не понимал, почему так бесился. Но это чувство не давало спокойно находится в помещении и смотреть на то, как девушку откровенно лапают и спаивают. Хорейс мысленно оправдывается тем, что он всего лишь хочет помочь, как друг. Но сам же раздраженно фыркает на это - он не друг, по крайней мере не после того поцелуя пару месяцев назад.
К счастью, парень напротив лишь ругается громко, быстро отставая и не собираясь ничего делать, что Рейсу очень на руку. Он слышит собственное имя и слегка дергается от тона. Такой пьяный и непривычный, что даже сказать нечего. Вид Блэйтин и то, как она произносит его имя, вполне показательно отвечает на вопрос о состоянии девушки. Хорейс впадает в легкий ступор. Он никогда не видел ее настолько пьяном, расслабленной и доверчивой. Теперь он вполне понимает, что ее состояние настолько неадекватное, что она бы даже не заметила всего происходящего и того, что ее нагло лапают. Это раздражало лишь больше, потому что парень всегда считал Тин достаточно умной, чтобы не позволять кому-то себя настолько спаивать.
Слова о том, что рада видеть, Чанг игнорирует, потому что ему в этом плохо вериться, учитывая все обстоятельства. Он все еще не может отделаться от чувства, что его бросили и отвергли. Хотя по сути он ничего не предлагал, лишь однажды поступив опрометчиво. Рейс чувствует чужие руки, обнимающие за талию, и смотрит сверху вниз, сталкиваясь с зелеными глазами. Он старается увидеть там сожаление или что-либо похоже, но видит лишь пьяный огонек и широкую улыбку на губах. Парень тяжело вздыхает, не смея отстранять или сказать хоть слово. Потому что банально не знает, что сказать. Он сам не настолько пьян, чтобы говорить все, что придет в голову.
Хорейс слышит чужие слова и груди как будто что-то обрывается. Он не знает, что должен делать и говорить. Но его безмерно радует, что все, что он себе надумал, - чушь полная, а Тин всего лишь потеряла тот самый листок. Он чувствует себя полнейшим идиотом с огромной фантазией, который надумал себе того, чего не было и не могло быть. Рейс не может не обнять в ответ, прижимая к себе и позволяя девушке уложить голову на своей груди. Сердце бьется чаще, чем обычно, и это наверняка заметно, но сейчас без разницы.
- Ты такая глупая, позволила себя споить, а теперь изливаешь мне душу, говоря, что потеряла листок. Заставила меня переживать и чувствовать себя жутко виноватым, что все испортил, - он едва слышно фыркает, выражая недовольство, которого на деле нет. Потому что лучше так, чем все действительно оказалось плохо, если бы они не встретились здесь вновь. Хорейс усмехается слыша такой глупый вопрос, но молчит, потому что не видит смысла отвечать. Его накрывает волной какого-то милого и теплого чувства, которое заставляет расплываться в улыбке. Ему нравится, что Тин говорит много и не по делу, в общем-то. Зато она высказывает все, что накопилось и чего не скажет трезвая. Поэтому Рейс молчит, слегка покусывая собственные губы, сдерживаясь от того, чтобы сказать что-то глупое.
Чанг давится вздохом и даже перестает так сильно обнимать, когда его просят вновь поцеловать. Он не ожидал такого со стороны скромной, говорящей лишь по делу Блэйтин. И не важно, что сейчас перед ним фактически был другой человек. Это все равно Тин, которую он знает уже столько лет. Хорейс совершенно неожиданно чувствует, как его целуют, и слегка выпадет в осадок от такой настойчивости. Это совсем не похоже не то, как он сам целовал девушку в их первую встречу. Тогда он боялся, что его не поймут и отвергнут, а Тин, целуя сейчас, явно этого не боялась. Чанг лишь мысленно усмехается, что это лишь потому, что она пьяна, но гонит эту мысль прочь. Рейс улыбается, отвечая на поцелуй и в какой-то момент даже слегка прикусывая чужую губу. Они сладкие от количества малопонятных алкогольных коктейлей, но это не портит впечатление, а лишь красит. Он придерживает Блэйтин за талию, холодными пальцами натыкаясь на голые участки кожи в местах, где платье по бокам внезапно кончается, оставаясь своеобразными вырезами. Хорейсу нравится это касаться чужих боков, иногда сжимая их пальцами и чувствуя, как девушка слегка вздрагивает от холодных касаний. И ему определенно нравится целовать Тин более эмоционально и страстно, чем раньше, не боясь получить пощечину. Он даже позволяет себе провести языком по чужим губам, прежде чем отстраниться, переводя дыхание. Рейс с трудом сдерживается, чтобы вновь не притянуть к себе девушку, чтобы повторить все, что было только что, потому что смотреть как она облизывает губы слегка выше его сил. Но приходится вновь смотреть в чужие глаза, когда Блэйтин начинает говорить. И Хорейс может лишь улыбаться уголками губ, думая, что девушка выглядит мило, когда просит прощения. Он не обижается уже совсем. Это бессмысленно, потому что она не виновата в большинстве своем. Ну потеряла листок и ладно.
- Хватит уже извиняться, я не обижаюсь, - Рейс говорит это тихо, вновь переводя дыхание. Ему вновь хочется почувствовать чужие губы, но не стоит. Не сейчас, не здесь и не в настолько пьяном состоянии. Хотя очень хочется. Теплое чувство внутри разливается приятной волной, заставляя абсолютно забыть о причинах, почему Хорейс подошел и устроил эту сцену. Ревность, забота или беспокойство - сейчас уже не важно. - И мне кажется, тебе больше не стоит пить, с тебя на сегодня хватит алкоголя, - Чанг усмехается, смотря в чужие глаза и вновь слегка сжимая пальцами чужую талию. - Возможно, тебе вообще стоит пойти домой, чтобы ничего не случилось, - и Рейс имеет в виду не себя, а скорее нечто подобное, как тот парень, чьи планы он нарушил. Он, правда, переживал, чтобы с девушкой ничего такого не случилось, хоть и не собирался ее здесь оставлять в одиночестве. Но все же лучший вариант был бы, если бы она пошла домой спать. - Я даже могу проводить тебя, чтоб не случилось чего по дороге, - Хорейс аккуратно заправляет прядь чужих волос за ухо, после вновь возвращая руку на чужую талию. Очень уж ему нравится это ощущение теплой кожи под пальцами, которая со временем делает прикосновения совсем не обжигающе холодными.

+4

6

Прикосновения к оголенным участкам кожи заставляли Тин вздрагивать, но она ни на секунду не отрывалась от Рейса. Потому что она не хотела этого совершенно, хоть на трезвую голову себя бы так вести не стала ни за что. Алкоголь заставил ее...не то чтобы стать храброй, уж кем-кем, а трусихой О'Фаррелл назвать было нельзя, а скорее заставил ее растерять остатки самообладания и сдерживания, и заставил выразить то, что она подсознательно желала уже два месяца. Блэйтин сама не ожидала, что будет постоянно думать о том милом внезапном поцелуе в номере почти все время, пока будет в поездке. И даже потом. Ее обуревал огромный сонм чувств, с которыми разобраться  ей было совсем нелегко. С одной стороны ей нравился Рейс, и осознание этого внезапно возникло по дороге домой. Он нравился ей как друг, и нравился ей как парень. Начал нравится, спустя этот год. Но при этом Тин была удивлена, ошарашена и а какой-то мере напугана. Подобного, сильно чувства и интереса она не испытывала. И если внешне это не было видно - внутри Тин была беспокойна. Дома, перед отъездом, она то и дело бросала взгляд на их фотографию в рамке, стоящую среди кучи других, и мысли ее витали хаотично. Ирландка злилась на то, что это заставляло ее так переживать и нервничать, но поделать ничего не могла. Это было сильнее нее, и максимум на что ее хватало - не показывать это никому.
Потому сейчас, опьянев от коктейлей, которыми ее столь любезно пичкал сомнительный знакомый на вечеринке, Тин делала то, что ей хотелось. Ей хотелось вновь ощутить его губы, как будто проверяя, не временное ли помутнение рассудка было там, в том номере, в тот дождливый день. Не ошиблась. Рейс целовал ее так сладко и так приятно, что она как будто окончательно потеряла голову и вообще забыла все на свете. Получив то, что она желала,  девушка потянулась было ещё, но решила остановиться.
Отстранившись от него, девушка стояла, чуть приоткрыв губы, и внимательно наблюдала за ним. Хотя внимательно - в этом состоянии бвлотоаень условно. Внимание нетрезвом девушки сейчас и правда было сконцентрировано на Рейсе, но способность отдавать отчёт в том что она делает. Она делала то, что ей хотелось. Сейчас Тин было очень хорошо,ьи как будто она забывала обо всем.
- и все же ты...очень хорошо целуешься. Мне так нравится..Знаешь, а мне хотелось, чтобы ты ещё раз меня поцеловал, с того самого раза. Я все думала, думала о том.. Ты думал, что я смутилась, а я просто удивилась.. - вырвалось у нее невольное признание, которое ни за что бы Блэйтин сама не сказала на трезвую голову.
- Не хочу домой! Мне здесь нравится. Здесь так весело и столько людей!
Я же теперь тоже студент, и тоже хочу веселиться. 
- заулыбалась Тин, погладив рукой его по щеке. Тин хотелось касаться его, трогать, обнимать, и то, что он все ещё обнимал ее, ей безумно нравилось.
-Ты разве не скучал по мне? Или хочешь опять взять и внезапно убежать после поцелуя? Тебе настолько не хочется со мной общаться? - за секунду мысль посетила нетрезвый рассудок Блэйтин  и она обиделась. По-детски нахмурившись и надув губки, девушка резко отстрпнилась и недовольно отбросила его руки со своей талии.
- Иди куда хочешь и делай что хочешь, а я дальше пойду веселиться. - фыркнула она, разворачиваясь и направляясь куда-то в толпу. Она шла без определенной цели, подальше от Рейса,скорее просто потанцевать. Надуманная обида кипела внутри нее, все больше обрастая недовольством.

+3

7

Хорейс как-то быстро вспомнил, за что не любит пьяных девушек. Его слегка раздражала их готовность на что угодно, после которой парни почему-то еще и оказывались виноватыми. А также бесили слегка резкие смены настроения. От любой мелочи. От любого малейшего не того слова или действия. Что не сделаешь и ты уже плохой и думаешь совсем не о том. Именно поэтому Рейс старается держать себя в руках, не переступаю невидимых границ и не пытаясь заставить Тин думать в каком-то неправильном ключе. Он не хочет, чтобы его действия были расценены не так.
Чанг вглядывается в чужое лицо, которое так близко, что видно, как губы еще слегка блестят от недавнего поцелуя. И он едва сдерживается, чтобы не сделать этого снова или хотя бы не провести пальцем, стирая лишнюю влагу и чувствуя их мягкость и теплоту. Ему не стоит этого делать, потому что девушка явно расценит это не так. Но очень хочется. И Рейс даже на секунду тянется рукой к чужим губам, быстро одергивая себя и заправляя прядь волос за ухо, будто именно это и хотел сделать. А сам лишь тяжело выдыхает, все так же смотря на чужой чуть приоткрытый рот в попытке отдышаться и перевести дыхание. Хорейс в очередной раз слышит слова о том, что хорошо целуется, но может на это лишь улыбнуться, потому что сказать нечего просто.
- Знаю, что удивилась, но останься я тогда и точно бы смутилась, не зная как себя вести дальше, - он правда так думает, но и оправдывается тоже. Потому что если Тин и не смутилась, то сам Чанг был смущен тем, что поддался собственным желаниям так просто, руша все надежды на последующую дружбу. Но сейчас он даже рад этому, потому что дружить бы не смог. Парень не сможет сказать, что это потому что любит Блэйтин всем сердцем или что-то в этом роде, нет. Просто спустя год он посмотрел на нее по-другому, замечая красивую девушку, что смогла привлечь внимание, заставив себя поцеловать в первую же встречу. Поэтому Рейс чувствует себя неловко. Он не может до конца разобраться в чувствах, но понимает, что его раздражают чужие прикосновения к девушке с каким-либо намеком. Считает, что только ему так можно. Чувство собственничества. Нет, не так. Некая ревность съедает изнутри, стоит только заметить что-то такое, как было пару минут назад или даже легче. Хорейс боится осознавать, что происходит, потому что для него это непривычно. Он предпочитает думать, что это лишь интерес и, возможно, гормоны, которые заставляют все внутри переворачиваться.
Парень раздраженно фыркает, когда слышит отказ на предложение пойти домой. Ему не кажется хорошей идеей оставаться здесь. Блэйтин слишком пьяна и выглядит для всех доступной, что дико бесит со стороны, но Рейс не в силах прямо сейчас сказать ей об этом, задевая этим ее чувства. Да и слова про то, что девушка теперь тоже студент, слегка выбивают из колеи. Он не думал об этом совершенно. Просто потому, что ну не могут же все присутствующие быть студентами УМИ... не обязаны ими быть. Чанг не помнит, чтобы ему рассказывали о намерении поступить, поэтому неопределенно хмыкает.
- Ты слишком пьяна и это плохо кончится, в курсе? - он на секунду прикрывает глаза, чувствуя чужие теплые пальцы на своей щеке, и улыбается уголками губ. Ему не нравится вся эта ситуация от слова совсем, но у Тин в глазах столько непонятных эмоций, что Рейс понимает - спорить с ней бесполезно, она никуда добровольно не пойдет. Скорее сбежит от него и влипнет в неприятности. Да, скорее так и будет, никакого мирного решения возможного конфликта. В один момент Хорейс слышит слова, которые прямо пропитаны некой детской обидой и открывает глаза, смотря на слегка нахмуренные брови и очень милое выражение лица. Он еле сдерживается от желание потискать за щеки, но осекается, когда его руки резко сбрасывают с талии, заставляя прекратить обнимать. Чанг не понимает такой резкой смены настроения и поведения. Он слегка удивленно смотрит на девушку, которая, кажется, сейчас заплачет от выдуманной обиды. Парень пытается сказать хоть что-нибудь, но просто не успевает. Его посылают как-то даже слишком грубо для девушки, которая с минуту назад так страстно целовала и рассказывала про то, как рада видеть. Хорейс теряется не успевая остановить, возразить или сделать хоть что-нибудь. Он довольно быстро приходит в себя, нагоняя Блэйтин в толпе и опять находя ее танцующей и привлекающей внимание всех вокруг. Рейс бесится от такого поведения и ничего не может с собой поделать. Он вновь хватает девушку под локоть и, не спрашивая и не говоря ни слова, тянет ее в сторону подальше от толпы. Раздражение и чувство ревности захлестывают с головой, заставляя сжимать пальцы на чужом запястье и фыркать от любой слабой попытки вырваться. Чанг выводит девушку из помещения на улицу и останавливается в паре метров от выхода.  Он все еще держит ее за руку, но уже чуть слабее, понимая, что слегка переборщил в этом плане.
- Не веди себя так, будто тебе все равно на мои слова, - он смотрит на чужое лицо, пытаясь рассмотреть хоть какие-нибудь эмоции. Он переводит дыхание, отступая на шаг назад. - Мне неприятно, когда ты позволяешь к себе так прикасаться, не реагируя совершенно. Тебе самой не противно было от того парня, который намерено споил тебя, а потом стал приставать? Головой думать не пробовала? - Хорейс говорит, не думая, что ему не стоит такого говорить. Но свежий воздух заставляет кровь циркулировать быстрее и поэтому все выпитое ранее сейчас отзывается в организме сильнее. И Рейс думает, что пьян больше, чем ему казалось. Он все еще может думать вполне себе трезво и разумно, но не контролирует то. что говорит в большинстве своем.- Я не понимаю этого. Сначала целуешь, а потом обижаешься из-за пустяка. А я ведь просто хотел как лучше и проявил заботу, не желая, чтобы с тобой в таком состоянии что-то случилось или ты не смогла добраться до дома. Я всего лишь переживал, а ты восприняла это в штыки, так по-детски обижаясь, - Рейс отпускает чужое запястье, но не решается сделать что-либо. Потому что не знает, как подействуют на Тин все его слова. Чанг никогда не хотел ее обидеть. Хотел лишь как лучше, а получилось как всегда. Это обидно, но не настолько, чтобы зацикливаться на этом. Хорейс надеяться, что прояснил ситуацию и этого хватит...

+3

8

Тин, кипя от недовольства, заходит а толпу и начинает танцевать. Девушка наслаждается музыкой, пытаясь скрыть уязвленную гордость и обиду на то, что ее компанией пренебрегли. Сама О'Фаррелл на трезвую голову была бы вполне себе спокойна от такой ситуации, но та Тин серьезно отличалась от Тин сейчас, чуть пошатывавшейся, более открытой и довольной. До этого момента.
Тин открывает глаза, когда ее довольно грубо начинают куда-то тащить. Сфокусировавшийся взгляд выдает Рейса, который, к слову, тоже выглядит недовольным. Он вцепился буквально мертвой хваткой ей а запястье, не обращая внимание на то, что ей будет больно, и куда-то ведёт. Девушка, правда, даже не думает сопротивляться. Она чувствует, как серебряный браслет впивается в нежную кожу руки, как пальцы парня буквально вдавливают его в ее руку. Но это не тревожит и это не пугает. Тин просто не обращает внимания.
Свежий воздух ее сбивает с толку, ошарашивет и на момент заставляет потеряться в пространстве. Примерно такое же чувство испытывает тот, кто долго пробыл в темноте, а его вытаскивают на яркий и безжалостный свет летнего солнца. Девушка рада, что стоит она спиной к стене, и, опершись о неё и не обращая внимание на то, что нежную кожу спины, ввглядваавшую из небольшого выреза на спине, неприятно царапает шершавый камень стен. Тин не трезвеет от свежего воздуха, но как будто она чуть-чуть задумалась.
Девушка слушает тираду Рейса, слушает и пытается понимать. Выходит плохо, слова его звучат далеко, в отдалении, а смысл их ей приходит не сразу. Девушка молчит, стоя вот так, перед ним, как будто проаинившаяся школьница, которую отчитывает старший брат. По мере нарастания недовольства Рейса она морщит нос, но молчит. Едва он закончил, девушка опять прижимается к нему, обнимая за талию.
- Я поняла, ну извини. И нет, мне на его прикосновения было совершено наплевать. Мне гораздо больше нравится, когда меня касается ты. Твои прикосновения- подняв голову, Тин улыбается совершенно обезоруживающей улыбкой, как будто бы ей стыдно.
- я понимаю, что это было неправильно. Но ты же здесь и ты меня спас.
Ну не ворчи. 
- Тин пытается изображать сожаление. Ей на самом деле совершенно не стыдно, она просто очень хочет, чтобы Рейс перестал ее вычитывать. Это неприятно и странно, и она очень хочет, чтобы он поскорее успокоился. Женское тщеславие, даже через столько коктейлей, не дремлет, и Тин становится приятно, когда в его голосе чудится ревность.
- Давай тогда может ты со мной просто немного проведешь время? Ну Рейс... Если я в таком виде явлюсь домой, Финн будет очень не рад. А если он скажет родителям? Он меня просто прибьет. - девушка откровенно лгала, ведь предстааить, что ее милый брат будет на нее орать, было бы сложно. Но Рейсу это было знать совсем не обязательно.
- Я обиделась, потому что я так хотела тебя увидеть... Я думала о тебе все время, с тех пор как мы встретились. Не надо быть таким жестоким и стараться меня прогнать..мне показалось, что я тебе нравлюсь и ты мне рад, после того как ты меня так поцеловал в ответ. Я разве ошиблась? - Тин опять надула губы, как обиженный ребенок, но так и не сводила глаз с лица Рейса и не отстранилась. Вся ее обида резко улетучилась, испарилась и исчезла, оставив место только для одного чувства. Тин безумно понравилось, что Рэйс пошел за ней  сейчас увел сюда. Ей нравилась его реакция, и ей нравилось его касаться. Все те чувства, что обуревали ее два месяца, в этот момент просто выходят наружу.
Девушка кончиками холодных пальцев гладит его по лицу, проводя от висков к скулам, щекам и ниже. Большие пальцы касаются губ Хорейса, чуть проводя по линии нижней губы, и Блэйтин довольно улыбается, вспоминая. Она делает это без определенного умысла и без какого-то плана, просто поддаваясь чувствам и желанию, спонтанному и необвчнлму. Блэйтин как будто находится в грёзах, и ей хочется, чтобы они не заканчивались.
- Хорейс.. Ты мне так нравишься.- пьяное признание срывается с ее губ, шепотом и тихо, как и все, что происходит по покровом ночи. Шепот постепенно сходит  на нет, как будто Блэйтин  устыдилась или опешила от собственной смелости. Но это не так. Все идёт именно так, как нужно. Незаметно и так естественно. Утром такие слова прозвучали бы очень странно, но не сейчас.сецчас они уместны.

+3

9

Он не хочет ругаться. Не хочет сейчас выяснять отношения и прочие вещи. Потому что все это бессмысленно и бесполезно. Тин слишком пьяна для этого, а Рейс морально не готов к прояснению ситуации между ними. Ему для этого необходимо самому понять, а потом уже все выяснять. Поэтому все его слова сейчас сводятся к тому, что он хочет показать, что не хотел обидеть или сделать что-то не так, а лишь пытался не дать на делать глупостей. Но с каждой фразой Хорейс смотрел на девушку и понимал, что та, кажется, не совсем его слушает, прибывая где-то не здесь, слушая все будто сквозь толщу воды. У него ощущение, что Блэйтин пьянеет чуть больше от свежего воздуха или пытается привести мысли в порядок, что-то обдумывая. Хотя судя по затуманенному взгляду она ни о чем особо не думает, даже не зацикливаясь на сказанных словах. Это слегка задевает, но Чанг опускает этот момент, тяжело вздыхая и на пару секунд прикрывая глаза. Он небрежно зачесывает челку назад и немного удивляется, когда вновь чувствует, как его обнимают за талию. Рейс прячет улыбку в чужих волосах, утыкаясь в них носом и слушаю чужие извинения. Его все же слегка слушали и это не может не радовать, позволяя расслабиться. Когда чужие глаза вновь смотрят на него, то парень перестает улыбаться, заставляя себя сделать вид, что все еще расстроен таким поведением. У него, кажется, даже неплохо выходит, потому что Тин вновь оправдывается и делает вид, что сожалеет. А Хорейс лишь фыркает, приобнимая аккуратно за плече, не сильно прижимая к себе.
- Я не ворчу, просто ты ведешь себя иногда как ребенок, обижаясь без причин, - он зарывается пальцами в чужие волосы, нежно перебирая их. Это успокаивает и заставляет расслабиться, улыбаясь. Чужие волосы мягкие и шелковистые, и парень получает какое-то странно удовольствие, касаясь их. - Не могу позволить тебе даже в моей компании туда вернуться, - Чанг тяжело выдыхает, не зная, как поступить. Он всерьез не намерен разрешить Тин вернуться на вечеринку, но и не хочет, чтобы ей попало от брата за ее состояние. Да, в какой-то степени ей бы правильно попало и, возможно, это бы показало девушке, что нельзя столько пить. Но Рейс бы себе не просил такое, да и тяжело было бы потом оправдываться перед Блэйтин, что он хотел как лучше. Он не особо видит выходов из этой ситуации, чтобы устроили всех. Единственный - отвести ее к себе и уложить спать. Самый логичный и, по идее, удовлетворяющий всех вариант. Вопрос только, как на такое отреагирует сама Тин. Но Чанг пока молчит, не предлагая ничего, вслушиваясь в чужие слова. Он удивлен и слегка сбит столку, но не прерывает, лишь наклоняет голову в бок, растерянно всматриваясь в чужое лицо. Он больше не видит обиды, раздражения или чего-то еще. Видит лишь девушку, что очаровательно дует губы, очень старательно показывая обиду, но после даже это слетает.
- Ты не ошиблась, просто мне не нравится, когда ты ведешь себя так, будто не видишь ничего, хотя все прекрасно понимаешь. Я не пытался прогнать или обидеть, лишь проявлял заботу, - Хорейс осекается, когда чувствует чужие пальцы, что касаются лица. Он вздрагивает от каждого касания, что проходятся линией от виска к губам, замирая там. Глаза закрываются от непонятного чувства. Ему приятно. И будь это кто-то другой, а не Тин, Чанг бы уже давно перехватил чужую руку, не позволяя так себя касаться. Она провоцирует, проводя пальцем по губам, но Рейс сдерживается, лишь проводя пальцами по голым участкам на талии.
Чужие слова заставляют удивленно открыть глаза. Слишком неожиданное признание. И хоть по всем словам Блэйтин до этого и ее действиям можно было что-то такое понять, но Хорейс все равно удивлен это слышать. Потому что не привык, что девушка так прямо высказывается о своих чувствах. Он на секунду задумывается, что во всем этом виноват алкоголь и что трезвая Тин никогда бы такого не сказала... Но предпочитает отбросить эти мысли. Он медленно наклоняется, отстраняя чужую руку от своего лица, и касается пальцами лица напротив. Легкие поглаживая по щеке, а сам Рейс смотрит девушке в глаза, пытаясь там что-то рассмотреть. Он так близко, что чувствует чужое дыхание на своем лице. Секунд тридцать проходит, а парень так и не понимает, насколько серьезно это было сказано. Хорейс наклоняется чуть больше, почти касаясь чужих губ своими, шумно выдыхая и не удержавшись, целует еще раз. Чужие губы с прошлого раза все такие же мягкие и теперь отдают привкусом еще и алкоголя, что раньше пил сам парень. Но это не останавливает. Чанг поглаживает большим пальцем щеку, проводя языком по чужим губам и даже не настаивая на чем-то большем. Спустя какое-то время он все же отстраняется, не убирая руку, и соприкасается своим лбом с чужим. Стоять так слегка неудобно из-за небольшой разницы в росте, но на это плевать.
- Я бы больше был рад, услышь такое от трезвой Тин, - Рейс говорит это шепотом, улыбаясь уголками губ. Он прижимает девушку ближе к себе рукой, что лежит на талии, не давая отстранится ни в коем случае. - Ты мне тоже нравишься, иначе бы я так не психовал, когда тебя кто-то лапает, - ему тяжело даются эти слова. Он не привык так просто признаваться в каких-то чувствах, что выходят за рамки простой дружбы. Но Хорейс надеется, что они еще вернуться к этому разговору, когда каждый из них сможет адекватно соображать и выражать свои мысли. Он улыбается, отстраняясь от чужого лица, хотя очень хочется вновь поцеловать. - Я не позволю тебе вновь вернуться туда. Но и домой не поведу, раз уж брат может так на тебя разозлится. Ты не оставляешь мне иного выбора, кроме как отвести к себе, - Чанг усмехается собственным словам. Но быстро себя одергивает, понимая, что, возможно, это прозвучало слегка не так, как имелось ввиду. - Могу даже пообещать не приставать, если тебе так будет легче, ничего такого. Переночуешь у меня, в моей кровати и в одиночестве. Все нормально, правда.
Хорейс действительно не хочет, чтобы Блэйтин из-за его предложения подумала о нем что-нибудь совсем не то. Именно поэтому делает такие глупые и несуразные уточнения. Он всерьез настроен не приставать, хоть и очень хочется вновь поцеловать и коснуться теплой кожи пальцами, а в какой-то момент позволить себе спуститься и поцеловать чужую тонкую шею. Но Рейс не сделает этого без разрешения. Да и ему немного не по себе от мысли, что, сделай он такое, то завтра с утра девушка не прибьет его за то, что перешел черту, которую не стоило пересекать.

+3

10

Сознание Тин как будто начинает затуманиваться. Девушка стоит а объятиях Рейса и ощущает только приятные чувства. Ей не хочется отстраняться от него, хочется обнимать его, хочется опять поцеловать. Когда он сам ее целует, девушка с какой-то едва ли не жадностью отвечает, совершенно теряя голову. Возможно, утром Тин будет жалеть, что вела себя так, возможно, ей будет стыдно. Сейчас она об этом не думала, как и обо всем другом тоже. Сознание ее работало исключительно на ощущениях и желаниях, и отголоски рассудка и здравого смысла звучали так отдаленно и ненавязчиво, что ей совершенно не хотелось их слушать. Тин доверяла Рейсу уже много лет, считая его своим другом, и хоть сама она пребывала в замешательстве по поводу своего отношения и своих странных чувств к парню, это не умаляло ее доверия к нему. Наверное, даже наоборот.
Девушка послушно кивает, расплываясь в улыбке.
- Хорошо, пойдем к тебе. Я у тебя как раз ни разу не была в гостях.. - улыбнулась Тин, облизнув губы и склонив голову набок. Она слушала его, слушала пусть и затуманенным алкоголем сознанием, но все же понимала. И даже если она наутро ничего не вспомнит, но сейчас ей было приятно.
- Мм.. Мне нравится, что ты реануешь.  Ну и мне бы хотелось посмотреть, как ты будешь ко мне приставать Я не знаю, была бы я против? - ее слова были то ли всерьез, то ли в шутку, и по интонации было совсем непонятно. Обычно Тин говорила всегда спокойно, чем приводила в замешательство окружающих. Пьяна Блэйт мало чем могла прояснить ситуацию, поскольку все воспринимала со смехом и делала что хотела. Наверное, она сама и не могла бы ответить на вопрос, было ли это в шутку или нет.
Она взяла его за руку, позволяя себя увести из переулка. Девушка шла, почти не спотыкаясь, ещё и умудряясь достаточно грациозно идти на каблуках, и постоянно что-то говорила. Она говорила о поездке в Азию, уговорила о родителях, о братьях, о квиддиче, о УМИ и факультете магобиологии. За все время, пока Рейс вел ее, он узнал о том, что живёт она у старшего брата, что родители подумывают ещё о одном ребенке, и уж его-то бабушка надеется переучить на колдомедика, что Тин записалась в команду по квиддичу в Мандрагору, хоть это и не самая сильная команда, и что скоро у нее испытания. Блэйтин с хохотом рассказывала о том, какие интересные растения растут в Азии и как она хотела бы однажды их изучать и путешествовать. Пожалуй, за небольшое время она сказала гораздо больше, чем обычно могла сказать за день.  Возможно, это не было интересно для Рейса, и возможно, она основательно достала его, но парень молчал и этого было достаточно. Тин вообще продолжала вести себя странно - то и дело смеялась, причем на ровном месте и особенно без какого-либо повода, и не выпускала его руки из своей, в какой-то момент вовсе сплетя пальцы. Девушка слабо отдавала отчёт в том, что делает, но ей нравилось это и ей этого хотелось.

Оказавшись в квартире у Рейса, девушка с любопытством осмотрелась. Она ни разу не была в гостях у Чанга, хоть и сама несколько раз звала его на каникулы в Ирландию. Рейс отказывался, а она сама настаивать не стала, на не тащить же его волоком.
- У тебя тут очень уютно.- улыбнулась Тин, повернувшись на месте и остмотрев гостиную. Ее совершенно не смущало то, что она одна в квартире парня, с которым страстно целовалась сегодня. Оставив туфли в прихожей, девушка с наслаждением прошлась по прохладному полу босиком, ощущая прохладу через тонкие чулки. Она не очень много ходила на каблуках, потому ноги уставали относительно быстро.
- Как тебе повезло, что тебе не нужно ходить на каблуках, Рейс. Если бы ты знал. - Тин хихикнула и чуть покрутились, как будто танцуя. Она то приподнималась на носочки, то опускалась на полную ступню, периодически неуклюже пошатываясь, почти что теряя равновесие.
- Я бы и сама их не надевала, но под это платье туфли без каблука совсем не идут. А мне же надо было появиться на первой вечеринке красивой, как думаешь? - Тин бросила сумочку, где лежала палочка, телефон и ещё кое-какие мелочи, на диван и поправила прядь волос, глядя на Рейса

+1

11

Мурашки бегают по спине, когда каждый поцелуй не остается без ответа. Это слегка сводит с ума и заставляет задуматься, что все происходящие настолько правильно, что по-другому просто быть не может. Пальцы на талии иногда сжимаются слишком сильно, наверняка причиняя не самые приятные чувства и Хорейс думает, что после ему обязательно стоит извиниться за это. Но иначе он просто не может, потому что каждый раз, касаясь чужой кожи, в голове всполохами проносятся моменты, когда Тин также касался совершенно не знакомый парень, а ей было нормально... И хоть на пальцы Рейса на своей талии девушка реагирует намного приятнее и слегка откровеннее, прижимаясь сильнее и отвечая на поцелуй, но он все равно не может перестать думать о том случае, сжимая сильнее. Он обязательно потом извиниться и загладит вину, а пока может лишь целовать человека напротив со всем желанием и возможной нежностью.
Хорейс удивляется, когда получает такое легкое согласие. Он, конечно, понимал, что Блэйтин пьяна и уговорить ее будет несложно, но не думал, что настолько. Проследив за тем, как девушка неосознанно облизала губы после поцелую, Чанг слегка выпал из реальности. Он не понимает, было ли это действительно неосознанно и без каких-либо намеков, либо же это действие имело под собой что-то. Думать, что именно, не хотелось, потому что выглядело это слишком соблазнительно на таком близком расстоянии. Хорейс растрепывает собственные волосы и выдыхает, отгоняя от себя не совсем адекватные мысли, но давится вздохом, слыша следующие слова. Это звучит так странно и провокационно... Нет, не часть про ревнуешь, ее парень даже не замечает, заостряя внимания на следующей. Чанг не привык видеть Тин такой. Она бы никогда не произнесла такой фразы трезвой. И никогда бы не имела ввиду именно то, что сказала. Понимание, насколько серьезны слова, не приходит, потому что это слишком.
- Предлагаешь мне проверить, была бы ты против такого или нет? - он слегка нервно усмехается, решившись уточнить. Не хочется в данной ситуации подумать неправильно, делая не те выводы и портя все. Не то время и не те отношения между ними, чтобы со стопроцентной уверенностью признавать, что это была чистой воды провокация.- Но хорошо, договорились, не буду обещать, что не стану приставать, раз уж тебе это не надо, - улыбается, протягивая руку и приглашая идти за собой.
Чужие пальцы приятно переплетаются с собственными и Рейс не может сдержать улыбку, изредка поглаживая ладонь большим пальцем. Приятное ощущение. И он ничего не может с собой сделать, задумывая об этом и о последних словах перед клубом. Они въелись в мозг, заставляя пытаться понять, что имелось в виду. Потому что сам Чанг думал совершенно в другую сторону. Не то, чтобы ему прямо очень хотелось поприставать к Тин - все же немного не в его правилах пользоваться тем, что она пьяна - но и не может отрицать, что она ему нравится как девушка. Но это же не повод рушить все, что еще можно построить из всех этих признаний и поцелуев сегодня вечером. А Хорейс вполне способен держать себя в руках, когда того требует ситуация.
Сквозь собственные мысли, парень все же слушает, как Блэйтин болтает все время о каких-то вещах вроде поездки, учебы и семьи. Вполне обычные темы, на которые, кажется, она и особо не хотела получить какие-то ответы. Чанг лишь изредка мычал утвердительно или угукал, показывая, что слушает и участвует в этом импровизированном монологе. Он мог лишь улыбаться на чужой смех и удивляться, как много все же Тин способна болтать, когда пьяна. Это ее черта забавляла и умиляла, потому что Рейс всерьез привык к более сдержанной и менее эмоциональной девушке, но такое поведение ее совершенно не портило, а лишь позволяло узнать другую сторону, которая ему определенно тоже нравилась.

Оказавшись в собственной квартире, Хорейс облегченно выдыхает, закрывая дверь и кидая ключи на небольшой комод. Он не особо следит за девушкой, на пару мгновений прикрывая глаза и расслабляясь от родной окружающей обстановки. Дома все же намного лучше себя ощущаешь. Чужие слова заставляют улыбнуться и поднять взгляд на Блэйтин, обнаруживая ее уже чуть ли не в гостиной. Он понимает, что девушка не чувствует себя неловко, и это не может не радовать. Ему было бы не по себе в противном случае и не знал бы, куда себя деть, жалея о собственном предложении.
- Спасибо, да. Чувствуй себя как дома, - банальная фраза, но она должна была убрать остатки неловкости, если вдруг Тин все же не по себе, хоть по виду и не скажешь. Хорейс совершенно не стесняется, зная, что в квартире, в общем-то, порядок и ничего такого, что могло бы произвести неправильное впечатление. Ну, разве что в спальне кровать не заправлена, но это мелочи и девушка вроде пока туда не собиралась. Чанг откровенно смеется с чужой жалобы. Это звучит так плаксиво и по-детски, что он просто не сдерживается, проходя в гостиную и останавливаясь где-то в проходе, наблюдая. Его слегка напрягает, когда девушка слегка пошатывается и чуть ли не падает, на секунду теряя равновесие, но, кажется, вовремя реагируя и все же оставаясь стоять, а не падая.
- Ты и без каблуков выглядишь хорошо, не обязательно было так страдать и надевать каблуки, - Рейс складывает руки на груди, облокачиваясь о дверной косяк и улыбаясь. Он правда так считает. И пусть теперь Тин кажется ниже, но это ее не портит. Он с большим интересом пробегается взглядом по чужой фигуре, стараясь не задерживаться дольше положенного, в конце концов, рассматривая лицо и склоняя голову на бок. - Мне стоило бы предложить тебе чаю или кофе в первую очередь, наверное. Но учитывая с каким удовольствием ты сняла туфли, то при большом желании могу поискать что-нибудь, чтоб переодеться, - Хорейс на секунду осекается, представляя, что Блэйтин сможет разве что надеть на себя его длинную майку, которая будет похожа на тоже платье, только выглядеть будет более по-домашнему. Он хмыкает от такой картинки и закусывает щеку изнутри. Ему не стоило этого предлагать, наверное. - Если ты, конечно, хочешь и чувствуешь себя не уютно вот так. Да и спать в платье точно будет неудобно, - он приводит вполне разумный довод, чтобы не казалось ничего такого. Парень немного смущен, но не показывает этого, отлипая от стены и направляясь в сторону кухни, чтобы поставить все же чайник. Ему нужна чашка кофе, чтобы мыслить здраво, да и просто, чтобы занять себя. По дороге на кухню Рейс стягивает с себя легкий свитер, оставаясь в белой футболке и выправляя ее из джинсов, совершенно не думая, как это смотрится со стороны. Он щелкает кнопкой включения на чайнике и потягивается, разворачиваясь в сторону гостиной, где Блэйтин до сих пор находилась. Хорейс смотрит на девушку, решаясь повторить вопрос:
- Так что, хочешь во что-нибудь переодеться или останешься так?

+4

12

Тин хитро улыбается, прищурившись, и смотрит на Рейса. Ей нравится наблюдать за ним, нравится, как он стоит в полутьме коридора и смотрит на нее. И нет это не простое женское тщеславие которое есть даже у нее, хоть Тин в этом никогда бы не призналась. Ей просто нравится Рейс, потому так и реагирует. Трезвая Тин только начала приходить к осознанию этой мысли, и ни за что не призналась даже себе сейчас, что Рейс ей нравится не просто как друг. Что после того внезапного, но милого поцелуя в номере почему-то мысли о нем посещали ее часто. Трезвая Блэйтин молчала бы, пока сама бы не разобралась и пока не представилась бы возможность понять его отношение к ней. Пьяная Тин уже все решила и более того, интуитивно ощущала, что Рейсу она тоже не безразлична. Для такой Тин все нормы приличия, поведения или здравый смысл отсутствовали, выводя на перед то, что ей хотелось. Трезвая Блэйтин руководствовалась исключительно доводом рассудка, нетрезвая - шла на поводу желаний и страстей.
Она стоит посреди гостиной, чуть заведя руки на спину и сцепив их там а замок, от чего ее худенькие плечи слегка приподнимаются. Вид у нее хитрый и озорной, выдающий с потрохами отличное настроение. Сейчас ей хорошо и весело, м она не думает о том, какие могут быть последствия наутро. Кого это волнует? Точно не ее. Она была рада, что Хорейс рядом и что она сейчас у него дома.
- не хочу чай или кофе. Может, у тебя есть виски? Я люблю виски. Правда, шотландский не вкусный. Они не умеют его готовить совершенно, скачивая туда так много спирта. Вкус потому такой резкий, как, говорят, у водки. Ирландцы так не делают.. Да, я знаю, что я ирландка и во мне играют патриотические чувства. Но правда, ирландский лучше всего. - мило улыбается девушка, облизывая чуть пересохшие губы. Остатки блеска с губ давно исчезли, и от того губы слегка сохнут. Она видит, что Рейс скользит взглядом по ней, и ей это нравится. Это тешит ее тщеславие и заставляет убеждаться, что она ему нравится.
Слова парня о одежде заставляют ее задуматься. Чуть закусив губу, Тин послушно кивает. Она, не отрывая глаз, следит за действиями Рейса, ловя взглядом зелёных глаз каждый его жест, за тем, как он снимает свитер. Ей подсознательно нравится его действия, и девушка расплывается в улыбке, когда ей приходит на ум одна уместная мысль. Уместная по ее собственному мнению, но, вероятно, утром она показалась бы ей очень глупой.
- Думаю, ты прав. Нет смысла в платье. Но я могу и просто так.  - слабо отдавая себе отчёт о своих действиях, Тин, когда Рейс отворачивается , ловко нащупывает на спине молнию платья и рпстегивает ее, спустя пару мгновений освобождаясь от него. Все происходит не совсем так, как в глупых маггловских фильмах - платье не соскальзывает легко с ее плеч, даже с учётом ее тонкой фигуры, оставаясь изящным кругом вокруг ее ног. Тин помогает ему упасть, как будто испытывая резко накативший дискомфорт, будто оно ей стало мешать. За пару мгновений она осталась в нижнем белье и в обычных черных чулках, совершенно не обращая внимания, что верха у нее нет. Восхитительная и удобная особенность маленькой груди, позволяющая не обременять себя лишней одеждой без ущерба для внешнего вида, при желаниии или же если это продиктовано одеждой. Тин стоит, чуть прикрыв глаза, и румянец на ее бледных щеках исключительно из-за алкоголя, а не потому, что она смущена. Она не переживает, что стоит практически голой перед парнем, с которым целовалась какое-то время назад. Тин разделась чисто интуитивно, просто потому, что ей захотелось.
Заметив, что Рейс все ещё на кухне, девушка с мило улыбкой бесшумно подходит к нему, пока он на кухне, и обнимает за талию, прижимаясь к нему со спины. Щекой Тин касается его спины, довольно улыбаясь. Ей просто хорошо и просто нравится так стоять. Девушка обвивает его талию руками, невольно забравшись под его футболку и чуть погладив по животу. Ее жест не значил ничего такого, просто ей хотелось так его коснуться.
- от тебя так приятно пахнет. - прошептала девушка, прижимаясь крепче.

+3

13

Это очень приятно - смотреть на человека и понимать, что у того отличное настроение. Хорейсу откровенно разглядывает девушку, скользя взглядом и натыкаясь на приподнятые плечи, отведенные руки и абсолютно довольный вид в целом. Он невольно улыбается, думая, что в какой-то степени причина такого поведения в нем самом, обстановки вокруг и, стоит признать, довольно большей концентрации алкоголя. Но последние можно было бы и отбросить. Потому что Рейс хорошо помнит, что Блэйтин вела себя и в прошлую встречу довольно расслабленно и улыбчиво. Она сейчас и она тогда отличаются несильно, разве что девушка напротив более смелая и не переживающая за последствия. И Чангу это в какой-то степени нравится, потому что так не скучно и не знаешь, чего ожидать в следующий момент. По крайней мере, его уже удивляли за сегодняшний вечер внезапными объятими и поцелуями - что может быть еще?
Парень слышит вполне предсказуемый ответ, но не расстраивается. Тин в ее состоянии лечь бы спать и проспать до утра, а не распивать чаи на ночь глядя. Но он молчит об этом, думая, что не будет вести себя как мамочка. Рейса, конечно, волнует ее состояние и он проявляет заботу, но во всем стоит знать меру и когда остановиться, чтобы не казаться чересчур заботливым. Слова про виски заставляю недовольно поджать губы и фыркнуть. Хорейс не станет отвечать на это тем более правду. Спаивать девушку до бессознательного состояния - неа, ни за что. У него есть совесть и она сейчас говорит, что это плохой вариант. Поэтому он может лишь промолчать, сделать вид, что не услышал такую длинную речь про отличия ирладского виски от любого другого, и наблюдать. Он хорошо видит, как Блэйтин расплывается в милой улыбке и как медленно и соблазнительно облизывает губы, скорее по необходимости, чем намеренно, но Чанг все равно не может отвести взгляда, невольно возвращаясь к воспоминанием, какие они на вкус и насколько мягкие, как приятно их целовать.

Хорейс вновь возвращается в гостиную еще раз спрашивая про одежду, но замечает слегка потерянный и задумчивый взгляд. Ему на несколько секунд кажется, что Тин сама не знает, чего хочет, а потому и не отвечает. Поэтому парень хмыкает, пытаясь привлечь внимание, но, не получая должной реакции, уходит обратно на кухню, где чайник медленно закипает. Рейс привычным движением достает пару чашек и ждет, пока вода закипит, задумываясь о чем-то и невольно трогая сережку в ухе. Он слышит отголоски чужого голоса из гостиной, но не разбирает слов, думая, что чуть позже просто переспросит. Чайник противно пищит, но парень даже не успевает на это отреагировать, потому что внезапно чувствует, как чужие руки аккуратно, но очень настойчиво обнимают со спины за талию, забираясь под футболку. Хорейс слегка дергается от неожиданности и пытается втянуть живот по привычке, избегая поглаживаний, но у него ничего не выходит. А потому Рейс лишь шумно выдыхает, накрывая чужие ладони своими и чувствуя непривычное тепло спиной. Разворачиваться не хочется прям так сразу, да и слова Тин заставляют как-то глупо улыбнуться, пока она не видит, и интуитивно погладить пальцами чужие ладони под футболкой, успокаивая и говоря, что все хорошо.
- Ммм, - он лишь мычит в ответ на своеобразный комплимент, не зная, что сказать. От него сейчас наверняка пахнет не лучшим образом, учитывая шумный клуб, алкоголь и несколько выкуренных сигарет за день. Но спорить бесполезно - если Блэйтин нравится или кажется это приятным, то пожалуйста. - С утра я пахну намного приятнее, поверь, - он тихо усмехается, говоря шепотом, потому что нарушать обстановку вокруг не хочется совершенно. Рейс чувствует себя настолько уютно и по-домашнему в присутствии девушки, что даже удивительно. В последний раз он чувствовал себя так наедине с кем-то в собственной квартире довольно давно, но это не важно. Парень невольно встряхивает головой, закусывая губу и выдыхая. После стояния вот так вот около минуты, он все же расцепляет чужие руки на своем животе и собирается развернуться к Тин лицом. И он это делает, замирая и удивляется так, как, пожалуй, еще ни разу за сегодняшний вечер. Даже внезапный поцелуй со стороны девушки так не удивил, как то, что он увидел. Хорейс невольно задерживает дыхание от удивления и возможно легкого возмущения. Он совершенно не ожидал, что его предложение про смену одежды вызовет такую реакцию. Чанг совершенно не понимает, какого черта происходит, но быстро берет себя в руки, поднимая голову и отводя взгляд. Нет, ему определенно нравится то, как Блэйтин выглядит без платья и это заставляет реагировать определенным образом, но все же. Он шумно сглатывает и кусается собственные губы.
- Тин, тебе не стоит так себя вести и провоцировать меня, - голос звучит тихо и хрипло. В горле жутко пересохло, а пальцы от нервов и чего-то еще подрагивают. Слишком странная ситуация и Хорейс не знает, как должен поступить. С одной стороны он мог бы воспользоваться происходящим, но с другой - совесть не позволит поступить так с человеком, который дорог и нравится, тем более что девушка пьяна и может пожалеть об этом утром. Чанг прикрывает глаза и выдыхает. - Пойми, я не железный, а ты пьяна и плохо соображаешь. Я все же поищу что-нибудь для тебя надеть, ладно? - риторически вопрос и Рейс невольно опускает взгляд, чтобы заглянуть в глаза напротив, но невольно соскальзывает ниже, рассматривая и отмечая, что Блэйтин действительно выглядит прекрасно, что в платье, что без него. Но быстро жалеет об этом, нервно сглатывая и тяжело выдыхая. Это все точно не закончится хорошо, если он сейчас же не пойдет и не найдет какую-нибудь длинную футболку или что-нибудь такое, во что девушку можно было бы одеть.
Хорейс бросает что-то вроде "я сейчас" и уходит в спальню, чтобы порыться в шкафу. Ему кажется, что, возможно, сестра оставляла какие-то вещи, но почему-то сомневается в этом - она не так часто тут бывает. После нескольких минут поиска парень так ничего и не обнаруживает, раздраженно ругаясь и фыркая. Он действительно надеялся на что-то такое, но чудес не бывает. И потому Рейсу приходится достать одну из своих длинных футболок и надеется, что разницы в росте с Тин хватит, чтобы девушка не выглядела слишком... соблазнительно. Спустя минут пять Чанг все же возвращается на кухню, предварительно смотря куда угодно, но только не вперед. Он протягивает Блэйтин банальную белую футболку, почти точно такую же как и на нем самом, и облегченно вздыхает, когда вещь забирают. Хорейс не уверен, что ее прям так и наденут, но уже становится слегка легче. Он проходит мимо нее к одному из шкафчиков на кухне и думает, что после такого ему точно не мешает выпить. Прилично начатая бутылка виски находится довольно быстро вместе с парой стаканов и Рейс не задумываясь наполняет лишь один, потому что Тин он пить больше не даст - ей и так хватит. На дне стакана совсем немного, но ему хватает, чтобы отогнать ненужные мысли и убрать раздражающую сухость во рту от всего увиденного. Виски, конечно, не помогает убрать эти картинки из головы, потому что сам парень этого не хочет, но все же становится чуть легче. Хотя желание хотя бы вновь поцеловать Блэйтин не пропадает, но Хорейс этого не сделает, потому что совершенно не уверен, что сможет остановится, а он все же не хочет делать того, что может разрушить их хрупкие и пока еще очень непонятные отношения.
- Тин, говорю тебе как близкий человек, не делай из-за алкоголя в крови того, о чем пожалеешь завтра с утра, ты себе этого не простишь, поверь... - еле слышный шепот разносится по кухне, а сам Рейс надеется, что смог хоть чуть-чуть образумить этими словами девушку. Хотя и плохо в это верит, учитывая, что сегодня уже пытался и это не очень помогло.

+5

14

Тин с улыбкой наблюдает за ним, и, когда парень поворачивается, смотрит прямо ему в глаза. Она не видит ничего такого в том, что она сейчас практически голая перед ним, наоборот, ей даже приятно. Девушка хочет обнять его крепче, и это ей почти что удается.
- Говоришь, пахнешь приятнее? Хорошо, я утром тогда проверю.. - прошептала Блэйтин, и шепот ее выходит довольно игривым. Она ощущает внутри незнакомое, странное, но такое приятное чувство, одно время промелькнувшее в ней тогда, в клубе. Она почти что физически наслаждается от взгляда Рейса, ласкающего ее кожу, но а какой-то момент он быстро отстраняется от нее, бормоча что-то про провокации и про одежду. Тин опять обиженно выпячивает губы, недоумевая, что не так, почему ей нельзя находиться в таком виде, если хочется. Со вздохом девушка забирает футболку и неспешно надевает ее. Футболка скрывает ее чуть ниже бедер, становясь эдаким платьем на грани приличий. Правда, белая ткань оказалась довольно тонкой, отчего очертания тела девушки неплохо видны, но ее это не смущает и подавно.
- Доволен ?- усмехаясь, Тин, чуть подняв руки, кружится перед ним, а после опять придвигается ближе к Рейсу, обнимая его руку. Ей просто нравится находиться с ним рядом, и она не видит в этом ничего плохого.
Взгляд скользит по бутылке, и глаза вспыхивают любопытством, надеясь, что он нальет и ей. Увы. Рейс наливает себе стакан и выпивает сам, игнорируя ее слова о том, что она тоже хотела. Блэйтин грустно вздыхает.
- А почему ты думаешь, что я о чем-то пожалею? Ведь ты рядом. Я сейчас не не с тем парнем из клуба, а с тобой. С человеком, которого я знаю уже много лет, которому я доверяю. Мне нравится, как ты на меня смотришь, нравится, как ты меня касаешься. И мне опять хочется тебя поцеловать.  - прошептала Тин, облизывая губы и, приподнимаясь на носочки, касаясь своими губами губ Рейса. Она чувствует виски на его губах, и, не выдерживая, чуть касается кончиком языка его нижней губы, будто пробуя на вкус. Пальцы скользят по его рукам, от запястий до сгиба локтя, и остаются там, пока она всем телом прижимается к нему. В какой-то момент Тин прерывает поцелуй и хитро улыбается, глядя на Рейса, и медленно спускаясь с носочков на полную ступню.
-а мне ты так и не налил виски, хоть я и просила.. а он довольно вкусный..насколько я могу судить. Тин гладит его по руке, как будто задумавшись, но мысли ее путанны и отрывочны. Она поглощена новыми эмоциями, которые сейчас правят ею, и ей хочется продолжать.
-мне то же самое сказал мой брат. Мне скучно от этого. -девушка фыркает и пускает глаза под лоб будто бы она сейчас опять обидится и рассердится. Но этого не происходит. Блэйтин стоит, чуть прижавшись к Хорейсу, и осторожно гладит его по груди кончиками холодных пальцев. После девушка берет его руку в свои ладони и подносит к своей щеке, прижимаясь.после взгляд переводит прямо на Рейса, глядя ему а глаза с довольно странным выражением лица. Не то любопытством, не то интересом.
может...и не надо сдерживаться? Если тебе утром станет жаль, что ты слишком мало целовал меня? Мне кажется, тебе ведь это нравится..я не так уж и плохо целуюсь, думаю.. - скорее рассуждает она сама с собой, чем разговаривает с ним, а после издает печальный, очень грустный вздох, и отстраняется. Взяв бутылку, Тин наливает четверть  стакана виски и потягивая его, отправилась в гостиную, чувствуя, как по горлу течет приятная обжигающая жидкость.

Отредактировано Blaithyn O'Farrell (2019-01-28 17:38:31)

+4

15

Чужой голос в тишине и неловкой обстановке звучит, кажется, слишком громко и Хорейс вздрагивает, оборачиваясь. Сейчас ему уже не страшно не сдержаться и он смотрит на девушку спокойно, по сравнению с тем, что было до этого. Отмечает, что на Тин очень даже неплохо смотрится его простая белая футболка и она оказывается ровно такой длинны, чтобы скрыть все, что до этого находилось под платьем. Рейс даже не сдерживает довольного и облегченного вздоха, вновь отворачиваясь и наливая себе в стакан. С каждым действием Блэйтин, словом или слишком довольной улыбки все тяжелее сдерживаться. Особенно, когда она обнимает руку, прижимаясь так близком, что становится слегка сложно дышать. Из-за чего Чанг с большим удовольствием выпивает налитый в стакан виски и не задумывается, что, наверное, зря это сделал.
Ему очень нравится слушать все эти откровения. Приятно чувствовать чужое тело так близко к себе, а вкупе со словами это производит такой эффект, который сложно игнорировать. Хорейс слегка разворачивается к Тин, всматриваясь в лицо напротив и пытаясь найти там разрешение что ли. И хочется спросить, насколько все серьезно, но парень не успевает. Который раз за вечер его затыкают таким банальным, но жутко приятным способом, целуя. Но в этот раз не настолько страстно, как в первый за сегодня, но все равно. Чужой язык проходится по нижней губе, слизывая остатки выпитого только что алкоголя, из-за чего поцелуй приобретает легкий горьковатый привкус, который его совершенно не портит. Рейс может лишь наслаждаться такими практически невинными, но дразнящими касаниями языка, чувствуя еще и пальцы, что скользят по рукам, замирая на локтях. Глаза прикрыты, а сам парень позволяет Тин делать все, что ей хочется, потому что, честно говоря, устал сопротивляться и строить из себя правильного.
Чужие слова звучат с некой детсткой обиды, на которую сам Чанг может лишь хмыкнуть и открыть глаза, смотря внимательно на девушку. Он не видит ничего похожего на обиду, недоумение или расстройство. Она совершенно расслаблена и такое ощущение, что хочет чего-то, о чем не говорит, а Рейс не посмеет спросить напрямую.
- Тебе хватило выпитого и в клубе, разве нет, - он тихо усмехается. Ощущение, будто оправдывается, хотя не обязан. Рейс не станет наливать Блэйтин, ей и так хватит. Кто знает, что она будет делать, выпей еще хоть стакан. Ему даже не по себе такое представлять, но от этих мыслей на лице снова появляется улыбка. Это было бы интересно, но все же неправильно. И именно поэтому он сам не станет предлагать ей выпить. - Твой брат тоже о тебе заботился, говоря такое, так что стоило бы послушать, - голос тихий, почти срывающийся на шепот, но Тин наверняка все слышно, потому что она все еще обнимает. Касания холодных пальцев к груди заставляет слегка вздрогнуть даже сквозь тонкую ткань собственной футболки, но это скорее приятно, а потому Рейс даже не пытается перехватить чужие ладони и отстранить от себя, не позволяя трогать. Может лишь глубоко вздохнуть, позволяя девушки даже брать его руку и касаться ею своей щеки. Он лишь гладит нежную кожу большим пальцем, не смея убрать ладонь и прекратить все это. Ему безумно нравится чувствовать под пальцами теплоту и понимать, что его прикосновения нравятся.
Хорейс нервно сглатывает. Последние слова Блэйтин звучат несколько странно. Они кажутся своего рода разрешением на что угодно, но не прямым. Она говорит лишь о том, что самому парню может стать жаль утром от того, что он что-то не сделал. Но она даже не задумывается и на секунду о том, что сама может пожалеть о своем разрешении или о том, что самостоятельно все это спровоцировала. Либо же как вариант забудет обо всем, учитывая количества алкоголя в крови. Хорейс отвлекается от своих мыслей, слыша какой-то на редкость печальный вздох, и не понимает, что его спровоцировало. Он поджимает губы, видя, как Тин все же, не спрашивая, ловко наливает себе в его стакан виски и, ничего не говоря, уходит в гостиную. Сам же парень слегка в замешательстве от такой резкой смены настроения и поведения. Он теряется, не зная, должен ли последовать за девушкой или оставить ее одну. Но что-то внутри настойчиво твердит, что второй вариант плохой. Чанг думает, что если сейчас отстанет, то возможно в ближайшее время получит жуткую обиду с претензией, что он ее игнорирует. Он бы сейчас не против по привычке открыть окно в кухне и покурить, приводя мысли в порядок, но это не выход и, возможно, слегка не приятно, если от него вновь будет пахнуть сигаретным дымом настолько явно. Поэтому приходиться лишь громко фыркнуть и, забыв о закипевшем чайнике и намерениях сделать кофе, вернуться в гостиную. Прошло буквально пару минут после того, как Тин ушла в комнату, и Рейс неожиданно застает ее по середине, кажется, все еще слегка потерянную и расстроенную. Он тихо походит и обнимает со спины, упираясь подбородком в плечо и выдыхая куда-то в шею.
- Можешь не переживать, ты правда хорошо целуешься, - Хорейс давит смешок, ему слегка не по себе начинать так вот прерванный разговор. Но он думает, что действительно стоит это сказать, учитывая, что это была последняя фраза, после которой девушка слегка расстроилась, уходя. - Ты права, мне станет утром жаль, что мало целовал, а тебе, возможно, станет стыдно за все это, когда протрезвеешь, - он наклоняется ближе, утыкаясь носом в чужую шею и вдыхая запах духов с кожи. Это очень приятно, настолько, что Рейс совершенно не сдерживается, целуя у основания и совершенно не спеша отстраняться, делая так несколько раз, напоследок засасывая чувствительную кожу, оставляя след на самом заметном месте. Он улыбается, отстраняясь от шеи и поднимаясь к уху, выдыхая. - И я уже говорил, что не позволю больше пить, а ты меня даже не слушаешь, - шепотом в самое ухо и легкий укус за мочку. Хорейс на секунду оставляет девушку в покое, все же обнимая за талию и прижимая к себе. Он взглядом следит за чужой реакцией, но отвлекается, забирая стакан с наполовину недопитым виски и самостоятельно его допивая. Лучше уже так, чем Тин выпьет сама. Пустая емкость отставлена на ближайший столик, а парень вновь обнимает, убирая мешающиеся длинные волос назад и целуя за ухом, обдавая его горячим и слегка прерывистым дыханием. - Последний шанс оставить все как есть и уйти спать, - Рейс правда не сделает ничего, если Блэйтин скажет ему остановится. Его терпение уже лопнуло, а мозг затуманен последними порциями виски. Он плохо соображает сейчас, но все еще думает, что способен остановится, если того потребуют. Хоть очень не хочется. - Потом будет уже поздно, - он все еще обнимает со спины, прижимая к себе, но на этот раз вместе со словами позволяет себе одной рукой поглаживать чужой живот сквозь ткань майки, вспоминая, как все это выглядело без этой дурацкой белой футболки. Он вновь прикрывает глаза, нежно целуя в шею и прислушиваясь к тому, насколько беспокойно дышит Блэйтин.

+4

16

Тин стоит посреди гостиной, болтая остатки виски в стакане и глядя в одну точку. Там осталось несколько глотков, но девушка как будто забыла об этом, просто машинально поворачивая кистью и даже не глядя на то как янтарная жидкость плещется о граненые края. Тин уже и забыла о виски, просто понимая, что что-то находится в ее руке. Она думала о чем-то, но о чем конкретно - так и не смогла бы сказать. Уж слишком хаотичными и путанными были ее мысли и размышления, но в них все чаще мелькало имя Хорейса. Хорейс занимал ее мысли так часто с самого лета, но произошедшее сегодня даже для нетрезвой девушки очень ценно и очень важно.
Девушка, чей взгляд блуждал по гостиной бесцельно, рассматривает какую-то картинку, на которую упал ее взгляд, и в пару мгновений мысли ее переключаются на нее, уходя от беспокоящей ее темы. Картина простая, но занятная, и ирландка, сама того не зная почему, склонила голову набок и пристально изучала ее. Это отвлекало и быстро перехватило ее разум.
Поглощённая таким  занятием Блэйтин не ожидала прикосновений и не ожидала, что Хорейс обнимет ее, и уж тем более не ожидала, что он окажется так близко к ее шее. Тин чуть вздрагивает, слегка поворачивает голову в сторону парня и несколько недоуменно смотрит на него. Стакан тем временем она перехватывает левой рукой, и, опуская ее, держит стакан лишь кончиками пальцев внизу. Ей приятно и хорошо в объятиях Рейса, и приятно, что он сам ее обнял. Последовавшие поцелуи шеи, нежные и мягкие, но такие завораживающие и манящие,  заставляют ее вздрогнуть и тихонько ахнуть. О'Фаррелл знала, что многим нравятся прикосновения к шее, но не думала, что и ей они настолько придутся по вкусу. Подобных ощущений она еще не испытывала, и девушке кажется, что лучше быть не может. Тело ее слегка вздрагивает, вторя каждому прикосновению его губ к основанию шеи, и она не может проронить ни слова, молча и послушно стоя в объятиях Рейса и позволяя ему делать все, что ему заблагорассудится.
Тин молчит. Молчит и слушает его прерывистые реплики которые до нее доходят как будто издалека. Каждое его прикосновение, поцелуй или просто касание пальцами вызывает у нее внутри такой всплеск эмоций, что дыхание перехватывает и становится нечем дышать. Блэйтин как будто ощущает, что кожа там где он коснулся или просто там, где он был так близко, буквально горит огнем, и от этого ощущения Тин едва не роняет стакан. К счастью, Рейс его вовремя забирает, и, пока он пьет, девушка получает небольшую передышку. Она стоит все так же прижимаясь, прикрыв глаза и приоткрыв губы, стараясь совладать с собой. Для нее все произошедшее только что говорил и подобно приятной пытке , заставляющей иначе посмотреть на свои ощущения и на то, что она может испытывать.
Фраза про последний шанс заставила ее распахнуть глаза. Тин мало отдает отчёт в своих действиях, но ей хочется, чтобы он ее так касался, и не хочется, чтобы все заканчивалось. Закусив губу, девушка мягко отстраняет его руки от своего живота и разворачивается лицом к парню. На бледных щеках горит румянец, не то от алкоголя, не то от смущения, а может, и от всего вместе. Девушка все ещё дрожит, но не сводит глаз с Рейса.  Взгляд ее все так же затуманен, глаза как будто суть потемнели, но сна пока там нет и намека. Обвивая его шею руками и, вновь приподнимаясь на цыпочки, Тин  с улыбкой шепчет все так же дрожа.
- не хочу спать. И не хочу чтобы был путь назад. Не хочу. - едва слышно произнесенна фраза почти что в губы Хорейса, в которую она вложила все свои эмоции и чувства перед тем, как поцеловать парня. Поцелуй неспешный и мягкий, то Тин неба силах оторваться от него, как будто это единственное, что может оставить ее в сознании. Пальцы она запустила в волосы Рейса, чуть поглаживая его затылок и пряди волос. Тин ощущала ужасное влечение к нему, и сейчас просто потеряла голову от его прикосновений. Девушка не отдавала отчёт а том, что происходит, действуя интуитивно р полностью отдавшись чувствам, что сейчас сдавливали грудь, как будто лишавшие воздуха.

Отредактировано Blaithyn O'Farrell (2019-01-29 14:00:12)

+4

17

Хорейс искренне наслаждается тем, что делает. Каждый поцелуй, каждое касание к чужой коже отдается теплом внутри, заставляя прикрывать глаза и подчиняться своим желаниям. И чужое слегка сбитое дыхание с тихим ахом и легкой дрожью лишь подогревают интерес. Рейс хочет слышать все это, касаться так, чтобы вновь и вновь слышать все это. Ему определенно нравится, как Тин реагирует на все, не пытаясь отстранить и прекратить все. Нравится, как она расслабляется в его руках, поддаваясь и явно наслаждаясь всем происходящим. И парень ни может не отметить, как от всех его незамысловатых касаний сбивается чужое дыхание, иногда и вовсе пропадая - ладони на животе прекрасно это ощущают, чувствуя каждый вздох. А взгляд скользит по лицу Блэйтин, отмечая и расслабленно прикрытые глаза и приоткрытые губы, с которых, к сожалению, не срывается не единого звука, лишь тяжелое дыхание.
Рейс говорит такую банальную фразу, но ее, кажется, хватает, чтобы девушка слегка пришла в себя, резко открывая глаза. А он уже готовиться, что оттолкнут, заставляя отстраниться и все прекратить. И еще больше становится не по себе от закушенной губы и мягкого, будто успокаивающего касания к рукам, отстраняя их. Тин разворачивается, а у Чанга перед глазами яркие картинки, в которых девушка резко его отталкивает, посылая куда подальше и обижаясь. И это слегка заставляет напрячься, потому что, хоть он и обещал прекратить, желания все закончить нет никакого и ему будет действительно тяжело это сделать. Хорейс замирает, видя румянец на чужих щеках, блеск в глазах и все еще легкую дрожь, которая передается в руки, что довольно настойчиво обнимают за шею. Он расслабляется от этого жеста, привычно улыбаясь и прерывисто выдыхая. Можно отпустить себя, потому не отталкивают, не заставляют отпустить, а наоборот поощряют и заставляют продолжать. И сказанные слова лишь подтверждают мысли, заставляя их тут же испаряться, уступая место лишь желанию касаться и приносить удовольствие.
Нежный поцелуй в губы после сказанных слов становится последней каплей. Пути назад уже нет, да и судя по всему не нужен. Блэйтин сама сказала, что не хочет этого, а Рейс вполне согласен с этим. Чужие пальцы мягко поглаживают затылок, перебирая пряди, и парень легко улыбается в губы, снова обнимая за талию и прижимая к себе. Чанг мягко целует, не пытаясь как-то углубить поцелуй, а лишь поддаваясь и слегка дразня, иногда медленно проходясь языком по нижней губе и пальцами поглаживая поясницу. В какой-то момент воздуха просто перестает хватать и приходится отстранится, глубоко вдыхая. Он касается лица напротив, поглаживая щеку и заглядывая в глаза, стараясь понять, что все хорошо. Но не видит ничего, кроме трогательно подрагивающих ресниц и век. От такого сердце пропускает удар, заставляя улыбнуться уголками губ и вновь целую, но сразу же отстраняясь.
- Просто доверься мне, ладно? - Хорейс говорит тихо, боясь спугнуть. Он гладит Тин по волосам аккуратно и переплетает ее пальцы со своими, замирая на несколько секунд. Жутко приятно и так можно было бы стоять довольно долго, но Чанг тянет девушку за руку, увлекая за собой и иногда отвлекая легкими поцелуями.
В спальне по сравнению с гостиной очень темно и ничего не видно, пока глаза медленно привыкают. Но так даже лучше. Парень совершенно не настаивая тянет на себя, обнимая и одной рукой успокаивающе поглаживая по спине, а пальцами другой медленно пересчитывая ребра под тонкой майкой. Рейс снова целует, но уже более смело, проходясь языком по зубам, и в какой-то момент углубляет поцелуй, вкладывая в это все свои чувства и желание. Еще пару шагов назад и сзади ощущается кровать. Он не стремится уложить прямо так сразу туда Тин, понимая, что может напугать и все испортить, а потому слегка отстраняется, переставая целовать, и сам садить на мягкий матрас. Хорейс всматривается в чужое лицо, привыкая к темноте и аккуратно тянет на себя за руку, заставляя девушку сесть на его ноги, упираясь коленками в кровать. Приходится глубоко вздохнуть и слегка нервно сглотнуть.
- Все хорошо, - легкое касание прохладных пальцев к шее заставляет обратить на себя внимание. Чанг хорошо понимает, что, наверное, Блэйтин сейчас чувствует себя неловко или не по себе, поэтому пытается отвлечь, успокаивая. Левая рука упирается позади, чтобы было проще, а правой зарывается в чужие длинные волосы, слегка надавливая на затылок и заставляя приблизиться к себе, обдавая прерывистым дыханием губы. - Я не сделаю ничего из того, что ты не захочешь, просто не молчи, - Хорейс не хочет заставлять, а потому оставляет девушке иллюзию того, что может остановится в любой момент. Хоть это и ложь на самом деле, но это должно помочь расслабиться и прогнать легкое волнение, если оно есть. Он быстро сокращает расстояния, вновь целуя и легко прикусывая чужую губу. Рука, что до этого упиралась в матрас позади, нежно, но довольно настойчиво касается колена, что до сих пор скрыто легкой тканью чулок, пальцами ощущая теплоту тела девушки. Рейс тяжело выдыхает в чужие губы и спускается к шее, вновь пробуя кожу на вкус и иногда проходясь языком по чувствительным местам, вдыхая сладкий аромат духов. Язык горячо проходится по уже оставленному ранее засосу, а левая рука придерживает за спину на всякий случай, если Блэйтин вздумается выгнуться назад, уходя от прикосновений. Хорейс тяжело дышит, отстраняясь от чужой шеи и смотря в лицо, вновь пытаясь понять, все ли правильно делает. Пальцы правой руки все также нежно поглаживают бедро сквозь мягкую ткань чулок, практически достигая место, где они кончаются и на секунду касаясь голой кожи. Своеобразный способ привлечения внимания и при этом не давая Тин до конца забыться во всех эмоциях и впечатлениях. Рейс хочет, чтобы она осознавала все происходящие настолько, на сколько это возможно в ее пьяном состоянии.

+4

18

Блэйтин улыбается, послушно направляясь за Рейсом. Ей все равно, куда они идут - на кухню, в спальню, да хоть на крышу или к соседу - девушка целиком и полностью отдалась во власть парня и сейчас действовала так, как подсказывали ей чувства. Тин нежно отвечала на каждое прикосновение и каждый поцелуй, понимая, что желает ещё и ещё, и останавливаться совершенно не хочется. Скорее остановка сейчас будет мучительна и болезненна. Она отвечает на каждый его поцелуй, с такой же страстью, и очень хочет больше.
Девушка с улыбкой грациозно садится ему на колени с полсушно прижимаясь и слушая его. Рейс, кажется, переживает, что она боится или хочет отстраниться, но зря. О'Фаррелл ни за что не захочет отстраниться и ни за что не пожелает сейчас уйти. Ни за что на свете. Его переживания и забота такие милые, что она не может избежать улыбки, но ровно до того момента, пока он не начинает ее ласкать, тем самым заставив ее потерять голову.
Каждое его прикосновение заставляет ее вздрагивать, а тугой узел внутри нее всё сильнее сжимается и давит. Напряжение становится невыносимым, когда парень начинает ласкать ее шею языком, от чего Тин чуть запрокидывает голову, шутмно вдыхая носом воздух. Это все очень приятно и невыносимо, особенно его прикосновения к коже ее ноги. Тин издает едва слышный не то вздох, не то стон, невольно заерзав на коленях у парня.
Улыбаясь, девушка смотрит на Хорейса с хитрой улыбкой, которая не оставляет сомнений - ей не страшно ни капельки. Возможно, на трезвую голову Блэйтин вела бы себя менее раскованно, но не факт. Все же девушка не была трусихой и не была жеманной барышней. Но сейчас Тин пьяна и мало что соображает, потому стыдливости в ней почти нет. Даже не смотря на то, что она ещё ни разу не была с парнем, ей все равно. Сейчас она об этом не думает. Сейчас ей не хочется ввскользать из его объятий.
- я не боюсь. Мне все очень нравится. Пожалуйста, не сдерживайся. - шепчет девушка, губами лаская его губы и отвечая на поцелуй. А после,  как будто в виде мести за все прикосновения, что заставляли ее терять голову, девушка проводит кончиком языка от основания шеи Чанга до скулы, после нежно прикупив кожу на его шее. Чуть приподнявшись на коленях и как будто нависнув над  парнем, Тин скользнула руками вниз. Руки девушки тем временем нащупали края его футболки и потянули наверх, стаскивая с него эту ненужную и раздражающую, по мнению Тин, деталь одежды. Отшвырнув ее в сторону, девушка прильнула к губам Хорейса и тут же отстранилась, как будто дразня.
- как жаль, что ты заставил меня одеться..- как будто обиженно надув губки, девушка не сводила глаз с лица парня и с его реакции, и не позволяя себя коснуться, убирая его руки и отодвигая губы. Со смехом Тин немного неуклюже поцеловала его, вновь быстро отстранившись но успев прикусить его за нижнюю губу, почти как он до этого.  Руками она тем временем погладила его по груди, лаская кожу и как будто изучая кончиками пальцев тело того, кто был ее другом детства, а сегодня...кем он станет для нее сегодня, Блэйтин не знала да и не думала об этом вообще.
Улыбнувшись, девушка толкнула его на кровать, после чуть нависнув над ним и пересев почти что ему на живот. Губы опять пересохли, отчего Тин опять облизнула их, не сводя глаз с парня перед нею, как будто гипнотизируя. Левой рукой, украшенной поблескивавшим в полумраке серебряным браслетом в виде змеи, девушка провела пальцем от шеи по груди Хорейса, прямо до живота, чувствуя подрагивание его тела, и ей нравилось, что он, видимо, испытывает такое же желание, как и она сама.

Отредактировано Blaithyn O'Farrell (2019-01-30 16:15:03)

+4

19

Невозможно остановится, когда так отвечают на все действия. Рейс с удовольствием отмечает про себя, насколько девушке приятные его прикосновения, когда та откидывает голову, открывая шею чуть больше, чем нужно, слишком шумно вдыхая и издавая нечто похожее на стон. И эти действия вызываю улыбку, что Чанг прячет, целуя и не отрываясь лаская чужую кожу, но последней каплей становится невольное или специальное ерзание по коленям и чуть выше. Он резко полностью выдыхает, сдерживая какие-либо звуки, сосредотачиваясь не на собственном удовольствие и тугом узле возбуждения внизу живота, а на девушке перед собой и на том, чтобы ей даже в голову не пришло отстраниться и остановиться.
Хорейс не может не отзеркалить чужую наглую улыбку, которая уже ясно давала понять, что все хорошо. Но Тин зачем-то говорит это еще и вслух, лишь подтверждая и лишний раз успокаивая. А последняя фраза сносит все барьеры, позволяя делать все, что только душе будет угодно. И от такой вседозволенности сносит последние остатки разума, заставляя целовать более раскованно и страстно, не боясь ничего. Рейс в какой-то момент теряется после поцелую, отстраняясь и пытаясь восстановить дыхание, но у него плохо получается. Он давится глубоким вздохом, ощущая язык, что медленно, но очень жарко и возбуждающе проходится снизу вверх по шее, заставляя откинуть голову и едва слышно простонать сквозь сжатые губы, ощущая еще и легкий укус где-то у основания. Хорейс уже слегка успел забыть, насколько эта зона чувствительна у него самого.
Чувство легкости заставляет настороженно открыть глаза, смотря на девушка. Чанг лишь понимающе улыбается, поднимая руки, чтобы Тин было проще стянуть мешающуюся сейчас футболку, и провожает ненужную ткань взглядом, выдыхая. Совершенно никакого смущения ни у него, ни у самой девушки, что даже забавляет слегка. Блэйтин откровенно дразнит, лишь на пару секунд целуя и сразу отстраняясь. Слишком детским сейчас кажется такой поцелуй и парень этим жутко не доволен, собираясь исправить ситуацию, но не успевает. Он не доволен еще больше, когда его руки убирают, не позволяя коснуться. Настолько недоволен, что фыркает, не понимая, что не так. Девушка вновь дразнит, легко целуя и даже прикусывая губу, гладя пальцами по обнаженной груди. Хорейс выдыхает, напрягаясь слегка от чужих касаний и не понятного поведения, и не сводит глаз с чужого лица, пытаясь хоть что-нибудь понять.
Парень растерянно валится на кровать, когда его легко толкают и позволяет нависнуть сверху. В этот момент он понимает, что все это лишь своеобразная игра, в которой Тин хочет побыть хоть немного главной. И Рейс расслабляется, разрешая ей и прощая такое непонятное поведение, но быстро жалеет об этом, когда девушка усаживается сверху где-то в район бедер. Он такого движения Чанг давится вздохом и касается пальцами чужих ног ровно в месте, где кончаются чулки, пальцами задевая край и позволяя себе забраться внутрь, медленно касаясь кожи по тонкой тканью и буквально на пару сантиметров стягивая ненужную вещь. Полностью это просто не возможно сделать в данном положении и приходится довольствоваться малым, цепляясь иногда кончиками пальцем майки, что все еще была на Тин. Рейс прямо таки чувствует на себе чужой взгляд, улыбаясь. Касания пальцев по груди и животу распаляются и возбуждение проходится мелкой слегка противной дрожью по телу. Теперь эти своеобразные пытки становится просто не возможным.
Хорейс приподнимается, упираясь левой рукой в матрас для устойчивости, и приближается к лицу напротив, обдавая тяжелым дыханием прямо в губы. Не стремится целовать, лишь слегка дразниться, как это делала сама Блэйтин, и с нажимом снова касается правой ладонью ее бедра, медленно запуская пальцы под футболку, оглаживая выступающие косточки таза и тонкую талию. Ему жутко нравится так трогать и при этом совершенно не обязательно видеть все это в деталях, лишь касаясь и представляя, полностью отдаваясь ощущениям. Рейс вновь припадает к уже зацелованным губам довольно настойчиво проходясь языком по сухим губам. Возможно, он слишком часто целует, но ничего не может с собой поделать.
Он не отрываясь целует, внезапно приподнимаясь и меняя их с Тин местами, укладывая ее на кровать. Приходить на какое-то время отстранится, чтобы не упасть сверху, а упереться коленом между чужих ног. Так намного удобнее руководить всем процессом, не позволяя девушке больше пока что вольностей в виде поцелуев и укусов в шею. Хорейс пальцами вновь возвращается к чуть приспущенному чулку и с особым удовольствием медленно стягивает его, изредка касаясь кожи и отправляя не нужную ткань на пол, и тоже самое проделывает со второй ногой, не отказывая себе в чуть более долгих прикосновениях. От всего этого и сильного возбуждения внизу живота, руки подрагивают и дыхание сбито совершенно, рваными вдохами раздаваясь в тишине. Парень наклоняется, приближаясь к лицу напротив и упираясь локтем в матрас слева, чтобы не упасть, и заглядывает в Блэйтин в глаза пару секунд. После приближается к уху, легко кусая за мочку и специально тихо, на грани слышимости, стонет.
- Обещай ответить честно, - хриплым шепотом на ухо совсем неожиданно, наверное, но Рейсу надо знать. Знать перед тем, как продолжить. - Кто-нибудь тебя уже так касался? - это жутко звучит жутко пособственнически, но сформулировать почему-то получается лишь так. Чанг свободной рукой аккуратно скользит под футболку, чуть приподнимая ее для удобства, и ладонью ведет от бедра выше, задевая ткань нижнего белья и с нажимом пересчитывая ребра сбоку, останавливаясь буквально в паре сантиметров от груди. Он дразнит и горячо дышит в чужое ухо, иногда прикусывая мочку. Рейс хочет знать ответ на вопрос перед тем, как перестать дразниться легкими поглаживаниями и перейти к чему-то более существенному. Хорейс отстраняется, чтобы посмотреть Тин в глаза лишь на секунду, а после утыкается носом в шею, оставляя еще несколько краснеющих отметок, изредка зализывая их. Парень все же не сдерживается, чтобы приподнять футболку на Блэйтин, подтягивая ее выше и обнажая живот, и касается его пальцами и губами. Эти прикосновения наверняка выбивают последние мысли из чужой головы вместе с заданным вопросом, а потому Рейсу приходится себя пересилить, чтобы остановится и вновь спросить.
- Тин, мне правда надо знать, спала ли ты с кем-нибудь уже? - Чанг собирается последние силы, чтобы голос звучал внятно и со всей серьезностью. Он  не шутит и это не очередной вопрос для галочки и чтобы успокоить мифический приступ ревности.

+4

20

Когда Хорейс валит ее на кровать, Блэйтин невольно вскрикивает. Не от страха или испуга, просто от неожиданности. Ей весело и очень нравится то, как парень все же отобрал у нее пальму первенства. Тин не претендовала на ведущую роль в их игре, лишь временно захотела подразнить его и заставить испытывать такое же приятное чувство, что и он вызывал к неё. Что-то сродни приятной и сладкой мести, не более. Судя по реакции Рейса, ей это удалось.
Девушка лежит прямо перед нависшим над ней парнем и с улыбкой смотрит ему в глаза. Она не смущена и не напугала, и ей безумно нравится, как он реагирует. Как он вздрагивал от ее прикосновений и поцелуев, и то, что сейчас сам он дрожит едва ли не так же, как и она сама. Есть что-то невероятно приятное в том, чтобы вот так вот лежать, почти что не в силах что-то сделать или как-то прикоснуться. Чувствовать себя в полной власти человека, который тебе не безразличен.  Это сродни если не пытке, то какому-то наказанию. Даже алкоголь не стирает эти ощущения и эти чувства, он не подменяет ее влечение к нему простым и пошлым чувством желания с кем-то переспать. Алкоголь в крови девушки лишь делает это все ярче, желаннее и реальнее.
Тин прикрывает глаза, ощущая каждое прикосновение к ноге и послушно позволяя снять с ее чулки. Есть что-то особенно сладостное а его неспешных и казалось бы невинных касаниях к коже, и Блэйт невольно кусает губы, чтобы не застонать.

Вопрос Рейса застигает ее врасплох, и девушка не сразу может понять, что именно он у нее спросил. Зачем он спросил, зачем прерывает  такой момент какими-то разгоаорами? Блэйтин только поглощена его действиями, возбуждена и ошарашена, что его фразы как будто где-то вдалеке. Сказать, ещё и..честно? Да она сейчас готова признаться в чем угодно и сказать что угодно, лишь бы он перестал болтать и продолжил. Продолжил дальше. Его прикосновения и поцелуи заставляют дрожать, а укусы шеи и вовсе кружат голову. От особенно ощутимого Тин чуть выгибается, застонав и чуть заерзав ногами. Лёгкая и ненавязчивая боль лишь добавляет красок ощущению.
Живот подрагивает от прикосновений парня, и ей уже хочется, чтобы он снял с нее эту злополучную майку. Не она сама, нет. Ей хочется, чтобы это сделал он, и Тин не собирается раздеваться.
Хорейс не успокаивается, опять задавая вопрос. Глупый, глупый Хорейс, зачем тратить время на какие-то слова? Она почти  что раздражена и озадачена его анезапным желанием поговорить. Приоткрыв глаза, девушка все  же шепчет едва слышно, кусая припухшие губы.
- Никогда. Ты первый. Ты будешь первый. - голос хриплый, дрожащий и постепенно сходящий на нет. Она не может громче да и не хочет, как и не хочет разговаривать вообще. Тин хочет большего, точнее, она не может иначе, ей нужно продолжить. Это сладкое чувство внутри обжигает ее, от груди до низа живота, и от этого хочется, чтобы он замолчал. И продолжил.
Блэйтин смотрит затуманиваться взглядом на парня, зависшего над нею, и почти что недовольно, едва ли не со злостью притягивает его к себе, жадно, если не грубо, целуя, высказывая так свое недовольство. Тин дрожит от наслаждения и злости на Рейса, желая заставить его замолчать.
-если ты..скажешь ещё хоть слово...я тебя укушу и..скину на пол.- прошипела девушка, целуя его после каждого слова и в конце укусив его за губу. Не сильно, но ощутимо. Руки ее скользили по обнаженной спине парня, чуть царапая ногтями кожу и крепко прижимая к себе.

+4

21

Нежность. Просто безумно количество ее, смешанной с тягучим желанием и возбуждением. Это жутко приятно. И Хорейс совершенно не стремится понимать, откуда во всем этом взялась нежность. Он и раньше спал с девушками, но такой набор чувств испытывает чуть ли не впервые. Немного напрягает все это, но разбираться в природе этого сладкого чувства не хочется сейчас совершенно. Потому что именно из-за него Рейс медлит, старается касаться и целовать так, чтобы доставлять лишь удовольствие и чтобы у Тин не возникло даже мысли или ощущения неприятного. В голову лишь на секунду закрадывается мысль, что все это лишь потому, что девушка напротив ему небезразлична, но Чанг отбрасывает ее, считая, что на пьяную голову такое нельзя решать. Он понимает, что Блэйтин ему нравится, как девушка, а не как друг, но вопрос лишь в том, является ли все происходящие возможным лишь из-за алкоголя? Это слишком сложно, чтобы решать сейчас, потому Рейс просто опускает все это, списывая на симпатию и нежность к девушке. И готов поплатиться за свои поспешные решения, если вдруг с утра все окажется не так радужно, как хотелось бы, учитывая чужую реакцию на все поцелуи и слова.

Хорейс наслаждается чужими тихими стонами и ерзаньями. Это все только больше распаляет, заставляя периодически облизывать пересохшие от частого дыхания губы. Ему нравится ощущать, как тело под ним выгибается от нежных прикосновений к особенно чувствительным местам. Он бы с удовольствием посмотрел на это чуть с большего расстояния, чтобы иметь возможность рассмотреть каждый изгиб, но приходится довольствоваться лишь ощущениями под пальцами и представлениями. Он еще успеет насмотреться как-нибудь потом, если, конечно, это потом вообще будет. Пока что Рейс наблюдает, как подрагивают мышцы живота от поцелуев и касаний, и все еще пытается выяснить ответ на важный вопрос. И получает его хриплым и дрожащим голосом, замирая на секунду и осознавая ответ. Он усмехается тихо и успокаивается, переставая ревновать совершенно, понимая, что просто не к кому. И пусть тот парень в клубе попытался облапать Блэйтин, но все это ни в какое сравнение не идет с тем, что сейчас девушка позволила самому Чангу сейчас и на что дает разрешение дальше.
Парень приподнимается выше, нависая сверху и заглядывая в глаза. Ему надо убедиться, что слова были сказаны честно, а не из-за каких-нибудь глупых причин, вроде потешить самолюбие. И Рейс улыбается, отмечая лишь затуманенный взгляд напротив и настойчивые руки, что притягивают к себе. Он на секунду замирает и сжимает пальцами чужие ребра, не ожидая такого пропитанного недовольством и легкой грубостью поцелуя со стороны Тин. Ему нравится это и отрываться не хочется, но девушке почему-то именно сейчас приспичило высказать свое недовольство, через слово дразня легкими поцелуями и кусая за губу в конце фразы. Хорейс фыркает от такого действия, резко выдыхая, и хмурится от ногтей по спине.
- Уже кусаешься, - слова звучат прямо на ухо, после чего следует совершенно невесомый поцелую рядом и после в районе ключиц, легко засасывая нежную кожу и оставляя краснеющее пятнышко. - Вот только не надо пустых угроз, - он оттягивает слегка воротник майки, касаясь губами чуть ниже, а челкой наверняка щекоча основание шеи. Рейса слегка веселят такие странные угрозы, учитывая, что от их исполнения будет страдать и сама Тин. И он уверен, что она потом пожалеет, если скинет его с кровати. - А то я ведь могу и остановится, проверив, насколько ты способна воплотить их в жизнь, - Хорейс слегка издевается, на несколько мгновений замирая и давая понять, что не шутит и вполне может так сделать. Не хочет совершенно, но может.
Очередной поцелуй приходится в район живота, заставляя вновь подрагивать и дышать через раз. Рука, что до этого касалась ребер, медленно скользит вниз до талии и задерживается на несколько секунд. Рейс слегка отстраняется, чтобы было удобно и чтобы не упасть, и пальцами обеих рук цепляет собственную белую футболку, что сейчас была надета на Блэйтин и там мило раньше смотрелась на ней в тот момент на кухне, и тянет ее вверх. В ней больше нет нужды, она лишь мешается и мешает. Чанг в очередной раз глубоко целует, когда девушке приходится слегка приподняться, чтобы предмет одежды был окончательно стянут, и отбрасывает майку куда-то в сторону за пределы кровати и забывает о ее существовании вообще. Сейчас его больше волнует такая красивая и желанная Тин перед собой, которая, кажется, с охотой и удовольствием отвечает на каждое прикосновение. Хорейс на секунду отстраняется, чтобы посмотреть на то, что не позволил себе рассматривать на кухне, когда была возможность, и с удовольствием отмечает про себя, что ему все безумно нравится. Он тяжело выдыхает от всей картины и языком медленно проходится по сухим губам, прикрывая на секунду глаза, чтобы не сорваться. Учитывая, что Рейс получил признание, что будет первым, не стоило прямо срываться, действуя лишь на инстинктах и отдаваясь желанию полностью. Очередной страстный поцелуй и парень аккуратно укладывает Блэйтин обратно на кровать, нависая сверху и стараясь не навалиться всем весом сверху. Руки довольно ощутимо сжимают чужую талию, поглаживая пальцами выступающие тазовые косточки и наслаждаясь мягкостью кожи. Теперь эту медленную пытку становится просто не возможно - дыхание сбито совершенно, а внизу живота болезненно, но приятно тянет, заставляя все-таки начать что-то делать более уверенно.
Хорейс утыкается носом в шею, проводя языком по ней и следам, что успел оставить, и спускается ниже, проходясь поцелуями, а иногда и легкими укусами, до живота, уделяя немного больше внимания неприкрытой надоедливой тканью футболки груди. Он не сдерживается едва заметно проводя ногтями по выступающим ребрам. Парень в последний раз целует около пупка и неожиданно отстраняется. Собственные пальцы цепляются за пряжку ремня и путаются, не позволяя нормально справиться с этим, раздраженно фыркая. Руки подрагивают от желания и возбуждения, а потому дурацкая застежка поддается лишь спустя, наверное, долгую минуту. Но даже после этого Хорейс не торопится стягивать с себя мешающие джинсы, что уже порядком бесят. Он лишь наклоняется и вновь вовлекает Тин в нежный поцелуй, зарываясь пальцами в волосы и слегка оттягивая их.

+3

22

Тин на миг замирает, глядя на Хорейса. Она смотри на него недовольно, чуть прищурившись, как будто бросая вызов его словам. Даже нетрезвая,  даже не имея опыта подобного, девушка видит, как он дрожит от желания и для него такое будет тоже пыткой пыткой едва ли не сильнее, чем для нее. Она почти уверена, что угрозы - лишь пустые угрозы, не более того. И от этого осознания ласки ее шеи кажутся едва ли не слаще. Тин уже не просто дрожит от прикосновений к шее, она извивается змеёй и тихо стонет, невольно поднеся руку к лицу и закусив палец. Ей хочется поскорее избавиться от этого недоразумения, именуемого футболкой, и она почти что ненавидит Рейса за то, что он заставил ее одеться.
Девушка позволяет с себя снять футболку, и, жадно ответив на поцелуй, с довольной улыбкой замечает, как он рассматривает ее тело. Тин дрожит, не то от прохлады, не то от ожидания, но ей нравится все, что происходит, и нравится все, за исключением того, как Рейс все делает. Ей кажется, что он делает всё непозволительно медленно, как будто оттягивает момент. Но это все быстро меркнет от нового витка ласк, теперь уже ее голого тела. Ну почти. Блэйтин, прикрыв глаза, просто полностью отдалась нежным ощущениям и покусываниям ее кожи, едва ли не всхлипывая от того, как касается ее Хорейс. Так ее не касались ни разу в жизни, и это будит в ней доселе малоизвестные ощущения.

Едва Хорейс отстраняется, Тин открывает глаза, приподнимаясь на локтях и наблюдая за его движениями. То, что он так и не смог раздеться, ее раздражает, но это не мешает Тин с готовностью ответить на поцелуй, вкладывая в него всю страсть и все ощущения, которые бурлят в ней. Лёгкая боль из-за волос приятна, и девушка улыбается. Улыбается хитро, как будто задумала какую-то шалость.
Отстранившись, девушка облизывает губы, медленно, неторопясь, игриво, замечая как он наблюдает за этим и наслаждаясь его реакцией. В какой-то момент девушка вдруг резко толкает его ногой на пол, как будто шуточно выполняя свою угрозу, а после соскальзывает вниз и нависает над ним, хитро улыбаясь. Алкоголь стёр абсолютно все барьеры между естественной стыдливостью, отчего Тин не стесняется того, что практически голая, как и не стесняется того, что делает.
- я же говорила, что столкну, если будешь болтать. Я просто так не угрожаю. - тихий шепот на ухо, сопровождающийся ласками обнаженной груди парня холодными пальцами. Тин повторяет его движения, тоже целует в шею и ключицу, правда, засос поставить не получается. Досадуя на это, Блэйтин фыркает и ловко перехватывает руки Хорейса, не давая вновь себя коснуться и прижимая их за запястья к полу. Не смотря на хрупкость, девушка была в очень хорошей физической форме благодаря квиддичу, и не сказать чтобы ей было очень тяжело.
- ты грозился прекратить? Ты не сможешь. Ты точно так же хочешь этого, как и хочу я. Ты накажешь и себя тоже. - девушка шепчет, приблизившись почти вплотную, почти касаясь губами его губ, но не целуя, а как будто дразня. Ей нравится то, как он реагирует, как дрожит и как смотрит на нее. Тин хотелось ещё подразнить его, и вдруг ей на ум пришла одна мысль. Хитро улыбаясь, девушка по кошачьи прогибает спину, лизнув напоследок губы Хорейса, и чуть проводит уже возбуждённой грудью по его груди, рисуя ведомые только ей узоры, и сладко закусив губу. Ей самой приятны такие прикосновения, но и судя по реакции Чанга, ему самому нравятся не меньше. После чуть опустив голову, Блэйтин коснулась губами где-то в районе солнечного сплетения Хорейса, лаская губуми нежную кожу. Она сама ужасно возбуждена, но старалась его тоже помучить. Наконец, поцеловав его в живот, Блэйтин нащупала пальцами его джинсы и потянула вниз, стаскивая их с парня.

Отредактировано Blaithyn O'Farrell (2019-02-05 16:12:50)

+4

23

Тин извивается от каждого прикосновения и поцелую, иногда не в силах контролировать вырывающиеся стоны. Хорейсу это одновременно нравится и немного раздражает. Он хочет слышать каждый судорожный выдох, каждый звук, что девушка издает от его касаний. И когда она глушит их, закусывая палец, Рейс лишь пытается сдержаться, чтобы не начать касаться жестче и сильнее, чтобы у нее не было сил, желания и возможности скрывать свои ощущения. Ему действительно важно все это слышать и осознавать. Потому что нуждается в том, чтобы быть уверенным в своих действиях и в том, что Блэйтин получает от этого лишь удовольствия и никакого дискомфорта. Сейчас это правда важно, не говоря уже о дальнейшем.
Рейс получает такой страстный ответ на поцелуй, что не обращает внимание на улыбку на чужих губах. И ему немного все равно сейчас, что пальцы могут слишком сильно сжимать и слегка оттягивать волосы, принося дискомфорт. И это лишь потому, что он видит, что от такой легкой боли девушка лишь больше теряет терпение, распаляясь и, кажется, слегка раздражает, что все происходит так медленно и на то, что Чанг до сих пор в штанах. Он убеждается в этом, когда отвлекается на несколько секунд, засмотревшись на то, как девушка облизывает губы, а после чувствует чужую ступню, что неожиданно упирает в его грудь, толкая. Рейс совершенно потерян на секунду, когда его толкают отстраняя и действительно сбрасывая на пол. У него была бы возможность не позволить этого, но все слишком неожиданно, а сам парень не думал, что Тин действительно исполнит свою маленькую угрозу.   Голова немного гудит от легкого удара об пол, но это быстро проходит. Локтями упираясь в пол и приподнимаясь чуть-чуть, Рейс даже не успевает попытаться встать, ощущая как Блэйтин нависает сверху совершенно не смущаясь ни своей наготы, ни чего-либо еще. Она кажется слишком пьяна и возбуждена для этого.
Хорейсу жутко нравится эта инициативность со стороны девушки и он не сдерживает довольного выдоха, опускаясь спиной полностью на пол, когда холодные пальцы выводят какие-то узоры на груди, а губы целую шею и ключицы. Довольная улыбка касается губ, когда приходит осознание, что Тин почти в точности повторяет его движения. Значит, ей нравилось это, нравилось как он целовал и ласкал чувствительную кожу. Чанг прикрывает глаза, наслаждаясь и позволяя делать все, что девушке захочется и плевать, что терпение на пределе, а желание очень недвусмысленно скапливается узлом внизу живота, болезненно упираясь во все еще неснятые джинсы. Рейс не сдерживается и тихо рычит, когда его руки перехватывают и довольно сильно прижимают к полу, не давая касаться и дразня только больше.
- Сама же болтаешь, а мне нельзя, да? - голос тихий и слегка недовольный, потому что парню не очень по душе его положение. Нет, ему нравится, что Тин проявляет инициативу, но ограничение его собственных действий - это слегка перебор. Хорейс следит за каждым движением и откровенно тяжело и прерывисто дышит, пытаясь не сорваться, вырывая руки и, возможно, даже скидывая девушку с себя, меняя их вновь местами. Его раздражает и откровенно провоцирует фраза про то, что он не смог бы остановиться. Чанг согласен с этим - он бы действительно не смог наплевать на собственное возбуждения, бросая все и останавливаясь. Но то, что Блэйтин это хорошо понимает, слегка напрягает, потому что она этим пользуется, разворачивая все слегка не в сторону самого парня. Он кусает собственную губу, когда она наклоняется так низко, почти касаясь губ, но дразнит откровенно, лишь выдыхая и, кажется, на секунду теряя контроль над ситуацией, ослабляя хватку. Хорейс не торопится этим пользоваться, позволяя чужим пальцам все так же держать за запястья. Тяжелый выдох застревает где-то в горле и приходится прикусить губу, когда Тин соблазнительно прогибается в спине вперед, давая почувствовать все ее желание через такое откровенное прикосновение, от которого просто сносит остатки здравого смысла. Рейс на пару секунд прикрывает глаза от удовольствия и пытается немного успокоиться, чтобы не сделать девушке в какой-то момент жутко больно, хоть это и неизбежно, скорее всего. Он коротко стонет, все так же ощущая прикосновения груди к коже, что местами будто горит, и легкий поцелуй с мучительными ласками в районе ребер. Это просто последняя капля и Чанг хочет уже освободить руки, чтобы касаться в ответ, дразня больше и заходя чуть дальше. Но Тин делает это сама, кажется, совершенно не в силах больше терпеть, а парень лишь облегченно выдыхает, потирая запястья и совершенно не удивляясь, когда девичьи руки стягивают с него так надоевшие джинсы. Рейс лишь усмехается такой смелости, приподнимаясь, и усаживая Блэйтин себе на бедра, сжимая их пальцами одной руки.
- Ты права, хочу и не смогу остановиться, потому хватит меня так откровенно дразнить, - он выдыхает в чужие губы, прикусив нижнюю, и смотрит прямо в глаза напротив. Его руки скользят выше по бедрам и пробираются под последний элемент одежды, пальцами совсем не нежно сжимая ягодицы. - Это чревато, знаешь ли. Мое терпение не железное, а я не хочу делать тебе больно в первый раз, - Рейс целует за ухом, прихватывая зубами мочку, и тяжело дышит. Правая рука перемещается на талию, прижимая ближе, тогда как другая скользит чуть ниже, осторожно поглаживая. Немного нервными поцелуями спускается вновь к шее, отвлекая внимание, потому что ему немного не по себе от того, что сейчас отступать уже некуда, а Чанг всерьез переживает, чтобы не сделать совсем больно. Он касается чужих губ со всей нежностью и неспешно углубляет поцелуй, проводя языком по зубам и немного провоцирую для того, чтобы Тин сосредоточилась лишь на этом. И в тот момент, когда она это делает, слегка расслабляясь, Рейс проникает двумя пальцами внутрь, ощущая жар чужого тела изнутри и тесноту. Он тихо рычит в губы от ощущений, но с трудом сдерживается, чтобы не сорваться хотя бы в самый последний момент. В таком положении это немного неудобно, но это неважно сейчас. Парень лишь пытается отвлекать Блэйтин, поцелуями переходя на шею, а свободной рукой лаская спину. Дав немного привыкнуть к непривычным ощущениям, он на мгновение вытаскивает пальцы, но сразу же возвращает обратно медленно и осторожно двигаями ими, помогая расслабиться и все еще отвлекая поцелуями с легкими укусами. Рука со спины уже чувственно и совсем не стесняясь поглаживает грудь, иногда сжимая и касаясь особенно чувствительных мест.
Сам Рейс очень тяжело дышит, закусывая губу, возбужден до предела и готов сорваться в любой момент, но отдергивает себя. Мысль, что он первый и, возможно, любимый в жизни Блэйтин, заставляет попытаться забыть о собственном желании хотя бы ненадолго. Иначе потом это может обернуться совсем нехорошо.

+4

24

Блэйтин, наконец отшвырнув ненавистные джинсы Хорейса в сторону, с улыбкой посмотрела на парня. Глаза ее ловили каждое его движение и каждый жест, и то, что она видела, ей безумно нравилось. Это было восхитительно, что он, видимо, испытывает то же самое, что и она, и то же самое желание, приносящее едва ли не физическую боль, все же было таким сладким и невероятно сильным. Девушка послушно прижалась к парню, когда он притянул ее к себе поближе, м в ответ на все его недовольные слова лишь хитро улыбалась. Ей было совершено не стыдно, просто потому, что он сам ее провоцировал так себя вести и так говорить. Тин нравилось его злить и очень нравилось, что парень не ожидал от нее таких действий, в очередной раз. Хоть О'Фаррелл и не имела никакого опыта в подобных отношениях, а Хорейс должен был стать ее первым мужчиной, все же кое-что она знала и не была ханжой, да и алкоголь существенно убирал барьеры, потому она сейчас не смущалась совершенно.
Ахнув от приклснлвений к голой коже ягодиц, Блэйтин в ответ провела языком по губам Хорейса, не то в извинение, не то желая его ещё сильнее завести. Она сама не знала, скорее действовала так, как ей хотелось, хоть и сейчас она хотела поскорее...ощутить его. Любое прикосновение, любой поцелуй волной наслаждения разливался по ее телу, заставляя дрожать и ощущать каждое прикосновение.
Она полностью отвлеклась на поцелуи, хоть и осознавая, что они отвлекают от действа, но ничего не могла с этим поделать. Ей нравилось целовать Хорейса и нравилось, что порой он сопровождал это укусами, едва ли не ещё более соблазнительными, чем касания его губ. Она и сама быстро переняла эту привычку, заметив, что и Рейсу нравится когда его кусают. В этом было что-то особенно приятное и жутко чувственное.
За поцелуями она не заметила, как он коснулся низа ее живота и, внезапно ощутив пальцы внутри себя, Блэйтин распахнула глаза и буквально ахнула в губы Хорейсу, на секунду оторвавшись от его губ. Ощущения были совершенно новыми, необычными, но Тин поняла, что именно этого ей и хотелось, именно там ей и не хватало ласки. Внутри и так все буквально пылало, а теперь она буквально задрожала, почти не отвечая на поцелуи Рейса и привыкая к ощущениям, полностью погрузившись в их осознание. Она невольно всхлипнула, чувствуя прикосновения внутри и слегка запрокинула голову, приоткрыв губы, с которых сорвался тихий стон.

Тин на миг, едва он убрал пальцы, ощутила, что не выдержит, что он поступает очень..жестоко, как будто бросив ее, как будто оборвав все, что ей было сейчас едва ли не жизненно необходимо, но едва парень возобновил такую ласку, девушка вновь застонала, чуть приподнявшись и выгнувшись. Постепенно Тин, как будто неуверенно, чуть вильнула бедрами, пытаясь подстроиться под его движения, и жадно прижалась пересохшим губами к его губам, отвечая на его поцелуи со всей страстью, которая сейчас бурлила в ней. Грудь ее моментально отзывалась на каждое, даже самое незначительное его прикосновение, и  буквально ныла и болела, заставляя дрожать и стонать каждый раз, когда его ласки становятся более ощутимыми или грубыми. Это даже нравится ей, и оттого она прижимается едва ли не сильнее, насколько возможно, как будто так умоляя быть более грубым. Сейчас Блэйтин не соображает ничего, руководствуясь исключительно инстинктом и желанием, захлестнувшим ее и полностью руководящим ею. Каждое ее движение или каждый  поцелуй - это не та спокойная и рассудительная,, едва ли не бесстрастная Тин, но Тин, поддавшаяся желанию и готовая ласкать так же в ответ, как и ласкают ее.
В какой-то момент ей все же становится мало, ей хочется ещё больше и довести дело до конца. Блэйтин постанывает сильнее и громче, как будто стараясь помочь его пальцам глубже проникнуть в нее, но что-то ее отстанавливает.
- Хорейс... пожалуйста...я больше..не могу. Я хочу тебя... Пожалуйста... - буквально всхлипывая прошептала Тин ему в губы, чувствуя, как внутри все напряглось.
- не надо больше... Тянуть. Не сдерживайся. Я не боюсь.. Я..я готова. - Блэйтин запинается, и  едва ли не впервые а жизни просит, умоляет о чем-то, позабыв свою хвалёную и столь любиму гордость и тщеславие. Сейчас ей этого не хочется, сейчас это всё лишь мешает. Голос ее дрожит, хрипло и едва слышно, то и дело срываясь на хриплые стоны.  Тин ощущает только то, что она поскорее хочет, чтобы стало ещё лучше, ещё слаще. Как - она не особо знает, просто твердо уверена в этом. Пока ещё девушка не осознала, но те старые, почти что забытые чувства, которые она несколько лет уже тщательно пытается искоренить и считает, что ей это удалось, эти чувства, а не обычная похоть и заставляют ее сейчас желать Хорейса и принадлежать ему полностью. Возможно, утром она пожалеет о том, что поддалась им, но не сейчас. Сейчас для нее не существует ничего и никого, кроме Хорейса, о котором она даже не задумывается о том, что его любит, и сейчас ее чувства буквально ликуют, что именно он будет первым мужчиной в ее жизни. Тин не знает, чем для нее закончится утро, что принесет для нее новый день, но сейчас именно эта ночь ей кажется единственно существующей в ее жизни.

+4

25

Облегченный вздох срывается с шуб, когда Рейс осознает, что у него удается отвлечь девушку поцелуями и всеми касаниями. Он не особо надеялся, что это сработает, но с другой стороны отчетливо понимал, насколько Тин сейчас возбуждена и не сдерживается, отдаваясь и идя на поводу у собственных желаний. Это все безумно нравилось и иногда даже слишком отвлекало от главного. Единственное, что спасало Хорейса от того, чтобы просто не целовать ее все время, это дикое желание владеть полностью и без остатка, доставляя удовольствие и получая его. Эта мысль слишком сильно отдавалась в голове и ноющей болью внизу живота, подстегивая делать что-то более развратное и смелое.
Ему жутко нравится наблюдать за реакцией девушки на столь откровенные прикосновения внизу. Нравится ловить губами откровенные ахи и тихие стоны. Безумно приятно чувствовать как чужое тело чуть прогибается и дрожит в руках, отдаваясь и позволяя делать все, что захочется. Рейсу даже плевать, что его поцелуи практически игнорируют, давая лишь возможность касаться губ в глупой попытке отвлечь. Все это лишь больше заводит и дает понять, что он все делает правильно, не доставляя слишком неприятных ощущений. Во второй раз становится немного проще, и Хорейс слегка теряет голову, позволяя себе чуть более резкие движения пальцев внутри, заставляя Тин выгибаться от приятных ощущений и пытаться подстраиваться. На все это тяжело смотреть, потому что собственное желание никуда не делось, а лишь сильнее разгоралось от того, что теперь на его поцелуи отвечают со всей страстью и совершенно не пытаются заглушить стоны. Чанг всем своим телом ощущает, как девушка в его руках слегка подрагивает от удовольствия, и это заставляет прикусить собственную губу, потому что все слишком горячо. Он не думал, что на его ласки так сладко и бессовестно ответят, не смущаясь совершенно, а лишь требуя каждым ответным действием большего. Хорейсу приходится прикрыть глаза, пытаясь набрать в легкие чуть больше воздуха, которого так не хватает, но он ни на секунду не прекращает движений. Ласкает немного грубо чужую талию, изредка возвращаясь к груди и немного сильнее сжимая, упиваясь реакцией, тяжелым, иногда судорожным дыханием и тихими стонами.
Парень хорошо понимает, что в какой-то ближайший момент ему стоит остановиться, иначе для Блэйтин закончится все именно вот так, а она явно не особо будет этим довольна, не смотря ни на что. Он слышит чуть более громкие стоны и прерывистые просьбы прямо в губы, отчего останавливается, переставая двигать пальцами совершенно. Чужое напряжение чувствуется прекрасно и оттого Рейс может лишь издать звук похожий на тихое рычание и легко прикусить плечо, зализывая укус и дразня еще больше. Просьбы и еле слышные мольбы так сладко звучат, что просто становится не возможно сдерживаться, да и не стоит, ведь Тин сама говорит этого не делать. Такое ее поведение очень не обычно. Почти такое же странное, как все происходящие вместе с тем, как девушка вела себя весь вечер. И если ранее все это объяснялось лишь алкоголем в крови, то теперь к этому маленькому пункту добавилось еще и дикое желание большего. Чанг еще пару раз особо глубоко и сладко двигает на пробу пальцами внутри, ловя искусанными губами чужое прерывистое дыхание вместе с хриплыми стонами, и прекращает что-либо. Мучить ее и себя уже просто невозможно, пора заканчивать эту пытку. И потому парень слегка приподнимает Блэйтин, чтобы было удобно подобрать под себя ноги, а после встает с пола, утягивая за собой и девушку. Он подхватывает ее за бедра, приподнимая и прижимая к себе, и чувствует, как тонкие девичьи ноги обнимают за талию. Хорейс не сдерживается, довольно грубо пальцами сжимая нежную кожу, и в очередной раз горячо и развязно целует в качестве извинений за то, что прервался, заставил встать и возможно слегка отвлечься от только что доставленного удовольствия. Но это было лишь начало. Тин своими последними словами лишь сильнее спровоцировала, дав зеленый свет на все, что захочется, и подтолкнув к тому, к чему все и так шло.
Рейс проводит языком по зубам, касается неба и отстраняется, напоследок совсем по-детски касаясь уголка губ. Пару шагов назад, легкий разворот и он аккуратно укладывает девушку обратно на кровать, но даже не спешит самостоятельно возвращаться туда. Смотрит несколько долгих мгновений на красивое тело в складках покрывала и медленно пальцами касается стопы, ведя выше и целуя в острую коленку, а после цепляется ими за край последнего элемента одежды. Очередной поцелуй и легкий укус приходятся чуть выше, близко к пупку, а ногти царапают бедра, проводя чуть ниже, резко возвращаясь обратно и медленно стягивая сейчас такое мешающее и ненавистное нижнее белье. Хорейс вновь слегка отстраняется, любуясь и даже слегка удивляясь тому, что на лице Тин нет даже намека на смущение или страх. Он не видит ее глаз, зато видит, как слегка дрожит тело напротив, маня своими изгибами и горячей кожей, соблазняя еще больше, если это вообще возможно. Хриплый вздох вперемешку с рыком вырывается из горла, и Рейс больше просто не в состоянии терпеть. Собственное возбуждение вновь дает о себе знать, болезненно скручиваясь узлом внизу живота и заставляя также  избавится от последней одежды.
- Ты так бесстрашно мне доверилась, - поцелуй на каждое слово от живота и выше. Чанг упирается коленом между чужих ног, раздвигая их мягко и совершенно не настаивая, как кажется. Ему не хочется сейчас пугать. Хочется быть нежным и не причинять больше боли, чем и так будет. -Как же я могу после такого отказать? - Хорейс слегка издевается, прикусывая кожу в районе ребер и на несколько мгновений поцелуями касаясь чувствительных мест груди, пальцами проделывая практически тоже самое с другой. Приходится упереться локтем в матрас, чтобы не упасть, но это ничуть не мешает что-либо делать. Губами поднимается выше, лаская шею и не кусая ни разу, и останавливается ровно напротив лица. Парень пытается заглянуть Тин в глаза, но зацикливается на приоткрытом в выдохе рту и проводит языком по искусанным им же губам. Он чуть больше наклоняется вперед всем телом, заставляя девушку чуть больше развести ноги. Пальцы невольно сжимают нежную кожу на бедре и Хорейс тяжело выдыхает на ухо.
- Постарайся расслабиться, - голос срывается на еле слышный хриплый шепот от всех мыслей и предстоящих ощущений. Он дает Блэйтин пару долгих мгновений, чтобы осознать сказанное, и спускается чуть ниже, сладко целуя губы и зарываясь в чужие волосы пальцами той руки, что упиралась в матрас. Чанг целует довольно долго, отвлекая и помогая расслабиться, а потом на секунду отстраняется, чтобы перевести дыхание. Он вновь касается губ своими, но на этот раз чуть более страстно и параллельно сжимая бедро, чтобы не сорваться совершенно. Хорейс все еще целует, вкладывая все свои чувства и толкается вперед, входя в такое желанное тело. Он глухо стонет в чужие губы от всех ощущений и жуткой тесноты и изо всех сил сдерживается, чтобы не начать двигать так, как того требует организм. Рейс замирает на пару мгновений, давая хотя бы чуть-чуть Тин времени, чтобы привыкнуть, а после входит до конца одним резким толчком. Глупые нежности неосознанно шепчутся в поцелуи, а руки стараются ласкать так, чтобы было приятно и помогло расслабиться. Губы касаются чувствительной шеи, оставляя пару маленьких засосов, а пальцы чуть сильнее сжимаются на чужом бедре, лаская пальцами кожу. Больше всего на свете Хорейс боится сделать так, чтобы Блэйтин его после всего этого возненавидела, поэтому отвлекается от собственного болезненного и ноющего желания, пытаясь отвлечь от боли саму девушку.

+3

26

Блэйтин мало что соображала, прикрыв глаза и даже не в силах отвлекаться на что-то. Девушка растворилась в доселе неизвестных для нее ощущениях, став каким-то сгустком желания и наслаждения, и вздрагивали даже от малейшего прикосновения Рейса. Она  следовала за его движениям, став послушной и покорной, и это для нее было совершено нормально. Наоборот, именно сейчас ее упрямство и самостоятельность куда-то испарились, подчиняясь воле человека, который был не безразличен. Того, кого она сама того не ведая, все ещё любила. Все мысли были только о желании и о том, чтобы разделить это желание с ним, а рассудок, замутненный, как будто едва соображающий, отказывался подпускать хоть одну здравую мысль. Желание, желание, лишь оно руководило ею и ее телом, заставляя стонать от удовольствия.
Когда парень вновь убрал руки, Блэйтин как будто чуть обмякла в его объятиях, тяжело дыша и уткнувшись ему в шею. Тело ее вздрагивало в такт чуть хриплому дыханию, и она не сразу поняла, что именно хочет Рейс. На секунду удивление промелькнуло в ее глазах, когда она подняла голову, а после, осознав, обвила руками его за шею и обхватила ногами талию парня, позволяя себя вновь перенести на кровать и жадно отвечая на его поцелуй. Интуитивно Блэйтин осознавала, что это извинение за то, что он прекратил, но не злилась, потому что понимала что то, что будет дальше, гораздо слаще и гораздо желаннее для обоих.
Лёжа на кровати, она наблюдала за действиями Хорейса из-под полуприкрытых ресниц. Тело все ещё изнывало от томительного ожидания, а то, как он ее окончательно раздел, и вовсе стало пыткой. Тин не испытывала смущения или стеснения, свойственного неопытным девушкам вроде нее, но все же невольно чуть свела вместе полусогнутые ноги. Закусив губу, О'Фаррел невольно, не отдавая себе отчёт в действиях, слегка извивается, проводя ладонями по своему делу, задевая набухшую и возбуждённую грудь, от чего от шеи и до низа живота по телу пробежала какая-то дрожь внутри, и облизала пересохшие губы. Конечно, приятно, но далеко не так, как когда касался ее он
На какой-то  момент ее внимание привлекло обнаженное тело парня, на секунду замершего перед ней. Девушка, замерев на миг, просто распахнутыми глазами скользит взглядом по Хорейсу, как будто видит его в первый раз, а после протягивает к нему руки, в мольбе приглашая в свои объятия. Только ее продолжают пытать, начиная медленно ласкать ее тело поднимаясь выше, дразня поцелуями, фразами и прикосновениями, от которых  рассудок просто исчезает.
Тин вновь всхлипывает, не то от наслаждения, не то от обиды, а то и от всего вместе, и послушно раздвигает ноги, руками беспорядочно поглаживая парня за плечи. Ласки груди заставляют ее чуть выгнуться и попытаться притянуть к себе поближе Хорейса, но он все так же медлит, все так же мучает ее, и это просто невыносимо. Слова Рейса не сразу доходят до нее, и в ответ она лишь послушно кивает, чувствуя, как он прижался к ней всем телом, заставляя ощущать и его собственное возбуждение. Внутри девушки все горит, и от этого та страстно отвечает на поцелуи Чанга, не в силах произнести ни слова. Она знает что она готова, готова его принять и больше уже не может ждать.
Лёгкий дискомфорт, последовавший за тем, когда он наконец вошёл, был непривычен и странен, но Тин не испытала ничего сильно болезненного. Ровно до того момента, когда Рейс вошёл окончательно и резко, заставляя ее вскрикнуть от боли и выгнуться. Блэйтин зажмурилась, не ожидая такого ощущения внутри, не такой уж и сильной, но все же ощутимой и неожиданной продолжительной боли, что сделала попытку оттолкнуть от себя Хорейса, не обращая внимания на его поцелуи и ласки.  Девушка чуть забарабанила ногами по кровати, пытаясь освободиться и прекратить эту боль. Ей было больно, странно, и неуютно, она не ожидала подобного совершенно и на мгновение ей показалось ужасной идеей отдаться ему. На какое-то мгновение для Тин все ее желание исчезает, отсутпая перед болью.
Но только на мгновение.
Постепенно, не то потому, что нежные слова Рейса и его прикосновения и правда успокаивают, то ли потому, что боль и правда стала уходить, постепенно ей становится легче. Тин открывает глаза, не замечая, что в уголках глаз блестят слезы, и внимательно смотрит на Хорейса, на пару мгновений буквально затаив дыхание. После этого следует улыбка и Блэйтин жадно целует парня, таким образом показывая, что все хорошо и все прошло. Она молчит, не в силах что-то сказать и не желая так нарушить эту странную атмосферу. Это будет плохо, очень плохо. Любое слово я любая фраза сейчас будет грубой пошлой и ненужной. Кто-то когда-то сказал, что прикосновения красноречивее даже самых жарких слов, и это было правдой. Конечно, сейчас О'Фаррелл об этом не думала. Она вообще ни о чем не думала, отключив разум и полностью погрузившись а изучение новых ощущений.
Руками она обвивает его за шею, крепче прижимая к себе и как будто боясь, что он отстранится. Для Тин сейчас это будет равносильно смерти, потому что желание, отступившие перед ее болью, вернулось, заставляя новые, непривычные ощущения оборачиваться приятным. Теперь Тин ощущала себя единым целым с Хорейсом, и ощущение его внутри себя было чем-то невероятным.

+3

27

Хорейсу безумно приятно осознавать и видеть, что чужие слова и желание не вранье и не попытка сделать хорошо лишь ему, а чистая правда. Пусть это правда возможно лишь под действием алкоголя и маленькой симпатии к нему, как к близкому человеку, другу и хорошему парню, но все же. Если бы не было даже этого, то он бы себя не простил, так же как, наверное, Тин бы не простила его. Но сейчас все проще. Ему не нужно прощение ни от себя самого, ни от девушки. Рейс так думает хотя бы сейчас, не переживая на счет того, что утром, возможно, окажется не прав, извиняясь и пытаясь все исправить хотя бы до такой степени, чтобы его не ненавидели, прекращая какое-либо общение. Но думать об этом, пока чужое тело так чувственно и провакационно отзывается на каждую ласку, просто не представляется возможным, да и не зачем совершенно. Поэтому все мысли уходят прочь на десятый план, когда Блэйтин пальцами касается плеч лишь больше распаляя и заставляя заткнуть свою плохую фантазию куда подальше, потому что проще решать проблемы по мере их поступления. А сейчас нет никаких проблем, кроме собственной несдержанности разве что.
Он не ждет совершенно никакого ответа на свою маленькую, глупую, но очень важную просьбу, просто давая какое-то время на осознание. Но тем не менее получает легкий кивок, еле слышно выдыхая и продолжая свои действия. Услышать что-либо внятное надеется было глупо. Чанг прекрасно видит, в каком состоянии Тин находится, и даже не уверен, что она полностью осознает, о чем именно он ее попросил. Но подумать об этом больше, чем пару мгновений не получается совершенно - ответы на поцелуи просто не дают возможности каким-либо образом заставить девушку как-то более внятно отреагировать на сказанное. Рейс доверяет ей и надеется, что все же правильно все расценивает и что она сама доверяет ему настолько же.
Болезненный вскрик, что сорвался с чужих губ, бьет по ушам, заставляя чувствовать себя слегка виноватым даже в такой ситуации. Головой он естественно понимает, что по-другому быть не может, но сердце все равно неприятно сжимается, пропуская удар. Хорейс пытается это исправить и заглушить чужую боль, заменяя ее чем-то более приятным, но получается откровенно плохо. Не смотря на все попытки оттолкнуть, он прижимается ближе, продолжая целовать и ласкать, и терпит легкие удары. Чанг пытается успокоить, рассказать, что это пройдет и что будет хорошо, но довольно хорошо понимает, что вряд ли Тин его вообще слушает, обращая внимания. Понимает, что все ее ощущения и чувства сильнее, чем он думает, и болезненнее, а потому ничего не может сделать, лишь переждать пару минут и дать расслабиться.
Хорейс обеспокоенно всматривается в лицо напротив. Его действительно волнуют чужие чувства и удовольствие, а еле заметные слезы в уголках глаз заставляют всерьез взволновать. Но с другой стороны это помогает не сорваться на грубые и излишне быстрые движения. Парень может лишь тяжело дышать, ожидая хоть намека на то, что сама страшная боль прошла и все более-менее хорошо. Когда девушка открывает глаза и как-то странно смотрит на него, у Рейса ощущение, что сердце утопает в нежности и заботе. Ему безумно хочется, чтобы по ее лицу не катились эти еле заметные соленые дорожки и чтобы из горла больше не рвалось болезненных вскриков, заставляя каждую клеточку тела реагировать странно, сжимаясь в неприятной судороге. И в какой-то момент создается впечатление, что Блэйтин все это понимает и хочет тоже в какой-то степени успокоиться, а потому как-то ободряюще улыбается и целует так жадно и эмоционально, что Чанг верит. Верит, что все хорошо, хоть это наверняка до конца не так. И даже верит, что девушка не жалеет обо всем. А потому растворяется в приятных ощущениях, позволяя прижимать себя ближе за шею и целуя куда-то в скулу. Хорейс не сдерживает тихого хриплого стона практически на ухо, когда позволяет себе сделать несколько осторожных движений внутри, все еще позволяя привыкнуть Тин к ощущениям и позволить ей начать получать удовольствие. Он хорошо ощущает, как чужие пальцы чуть сильнее надавливают на шею, надеясь, что это именно хороший знак. Не сдержавшись, Рейс несильно прикусывает мочку уха и, сжимая рукой чужую талию, оставляет несколько поцелуев на шее, от чего на губах остается легкий привкус духов вперемешку с естественным ощущением чужого горячего тела. Язык медленно скользит по собственным губам, слизывая и пробуя. Этот маленький и слегка извращенный жест сносит крышу, заставляя вспомнить все свое отброшенное желание, которое пришлось умерить, чтобы не сделать все хуже.
Чанг снова нависает сверху, смотря в чужие глаза и тяжело дыша, чувствуя как девушка так же выдыхает и смотрит слегка затуманенным взглядом. Он улыбается лишь уголками губ и приближается еще чуть больше, практически целую, но не касаясь, оставляя пару мучительных сантиметров между, и сорвавшись делает несколько более грубых толчков. Ему безумно нравится ловить тихие стоны губами, иногда  легко и нежно касаясь. Рейс облегченно выдыхает, потому что двигаться становится чуть проще и он даже думает, что Блэйтин перестала ощущать все так болезненно, как в самом начале. И это внезапное осознание не может не радовать, потому что теперь можно себя слегка отпустить, не боясь навредить и доставить лишь боль.
Хорейс сменяет грубое отношение на более нежное, все же вспоминая, что перед ним все же Тин, а она ему не безразлична, чтобы относиться к ней там, а тем более в ее первый раз. Он целует более развязно, проходясь языком по губам и иногда прикусывая их, и в тоже время потихоньку наращивая темп. Рука с талии перемещается на живот, оглаживая и иногда сдавливая в особо приятные моменты, а голос срывается на низкие хрипы, не в силах выдавить из себя ни слова какой-либо банальщины. Рейс думает, что это лишнее, старается лишь иногда всматриваться в глаза напротив, чтобы убедиться, что все хорошо. С чужих губ периодически срываются стоны и может быть даже всхлипы от всех переполняющих эмоций, но парень даже не особо зацикливается на этом, потому что это слишком. Для него это слишком много эмоций, что переполняют изнутри.
Он не знает, сколько времени прошло точно, но Чанг хорошо чувствует, как Блэйтин дрожит от всего в его руках, заставляя иногда чуть резче двигать бедрами, входя до упора и срывая тихие стоны. Челка неприятно липнет ко лбу, а по спине иногда скатываются капельки пота, заставляя лишний раз вздрагивать. Собственные пальцы зарываются в мешающие волосы, отбрасывая их назад, но это не помогает. Потому что в следующий момент Хорейс утыкается носом в изгиб шеи, слегка щекоча чувствительную кожу кончиками волос, и проходится языком, слизывая влагу, по бьющей под кожей артерии сверху вниз. Губы касаются ключиц, втягивая в рот тонкую кожу и оставляя красивый засос. Движения внутри становятся в какой-то момент более грубыми, потому что желание и собственное возбуждение так сильно дают в голову, что сдерживаться уже просто нет сил. Пальцы свободной руки вновь находят такую манящую грудь, лаская и принося удовольствие, помогая достичь того же удовольствия. Он чувствует, как Тин дрожит и впивается острыми ноготками в кожу, заставляя выгнуться и даже не пытаться уйти от прикосновений. Хорейс делает еще несколько толчков, ощущая большую узость чужого расслабленного тела, и вовремя выходит, пачкая несчастное покрывало, на которое сейчас абсолютно плевать и потому оно безжалостно летит на пол. А сам парень без стеснения укладывается сбоку от Блэйтин лицом к лицу, притягивает ее ближе и укладывает себе на руку, приобнимая. Он нежно касается искусанных губ кончиками пальцем и обводит их по контуру, переводя сбитое дыхание хоть в какую-то норму и невольно засматриваясь на довольное выражение лица девушки. Рейс даже не пытается скрыть довольную улыбку и легко и по-детски целует, практически сразу же отстраняясь и поглаживая пальцем щеку.
- Все хорошо? - такой глупый вопрос, учитывая чужое выражение лица и прочие факторы, но Чанг думает, что просто хочет услышать это от самой Блэйтин.

+2

28

На какой-то миг она просто теряет связь с реальностью. Тин не видит, не слышит, ничего не соображает, она только чувствует. Ее кожа становится для нее всем, единственной возможностью связи с окружающим миром, и это едва ли не наиболее чувствительная часть ее, наиболее точная связь со всем происходящим, заменяющая одна все остальные органы чувств. Девушка, затаив дыхание и закусив губу просто отдается ощущениям, растворяясь в них и стараясь поймать каждое прикосновение, каждое движение Хорейса. Сейчас она полностью в его власти и полностью отдалась ему, растворяясь в ощущениях, таких новых для нее, но таких желанных. Даже получив то, что ей так хотелось весь вечер, Блэйтин жаждет еще, и оттого она крепче прижимает к себе парня и вздрагивает от поцелуев и укусов. Который раз за этот вечер он целует ее или в который раз она ощущает его зубы на нежной коже? Она не знает, но это совершенно не важно. Каждый раз для нее еще слаще предыдущего.
Тин пытается подстроиться под его движения, неумело и как будто робко, но постепенно ей это удается. Она двигается вместе с ним, стараясь ловить любое его движение, и искренне наслаждается всем, что сейчас происходит. Сейчас она - сгусток желания, полностью погрузившийся в процесс. Девушка то прикрывает глаза, то вновь их открывает, наблюдая за нависшим над нею Хорейсом, и кусает губы. Все слишком восхитительно, чтобы быть правдой, и ирландка находится как будто в какой-то полудреме. В какой-то момент она обхватывает парня ногами, скрещивая их на его спине, и постепенно с ее губ начинают срываться стоны. Девушка без стеснения полностью отдается наслаждению и показывает его. Возможно, на трезвую голову Блэйт и сдерживалась бы, но не сейчас, когда ей слишком хорошо, чтобы смущенно молчать. Она жадно отвечает на поцелуи Рейса, вздрагивая от его хаотичных ласк ее груди, отзывающейся на каждое прикосновение, и живота. Эти новые чувства, доселе для нее незнакомые, кажутся ей лучшим, что она когда-либо испытывала, и девушка пытается ласкать парня так же, чтобы и ему было приятно. Его стоны, хоть и более сдержанные чем ее, ей безумно нравились, давая понять, что для них обоих все, что сейчас происходит, так же желанно и приносит такое же удовольствие.

В какой-то момент Тин будто перестает существовать. Странный ком, зреаший внутри с того самого момента, как боль ушла, исчезает, оглушая ее, как будто ее резко опустили в воду и перестает хватать воздуха. Тин становится слишком хорошо, слишком необычно, слишком нереально. Вспышка наслаждения, пробежавшая по ее телу судорогой, заставляет ее выгнуться и глубоко загнать ноготки в спину Хорейса, оставляя царапины на его плечах и издав громкий вскрик. На этот раз это был совсем не крик боли, а наоборот, то сладкое завершение того желания, что пылало в ней весь этот вечер. Девушка как будто обмякла на кровати, дрожа и тяжело дыша, и совершенно не обращая внимания на Рейса и на то, что он делал. она вообще ни о чем не думала, в какой-то миг лишившись даже того, что руководило ею весь этот вечер - желания. Вот только Тин не чувствовала себя потерянной или несчастной, наоборот. Слабость эта была безумно приятной.
Глаза ее были прикрыты, но, едва парень притянул ее к себе, Тин открыла их и встретилась с ним глазами. Робкая, неуверенная, но довольная улыбка пробежалась по ее губам, и, устроившись поудобнее, О'Фаррелл уткнулась носом ему в шею, обнимая Хорейса за талию. Дрожь все еще периодически сотрясала ее тело, но с каждым разом все меньше и меньше. Тин не сразу смогла найти в себе силы для того чтобы ответить, просто потому что не могла. Наконец девушка приподнялась и вновь коснулась губами его губ. Мило и нежно, совершенно не так, как это было раньше, без страсти и желания, а в качестве подтверждения того, что все хорошо.
- Разве...может быть иначе? - улыбнулась девушка, опять возвращаясь на его плечо и прижимаясь крепче. Девушка уткнулась носом в его шею, чувствуя, как их тела медленно остывают, а взамен приходит какая-то приятная слабость и спокойствие. Она и сама не поняла, как в какой-то момент ее сморил сон. Спокойный и безмятежный, без сновидений, во время которого она так и не выпустила из своих объятий парня, наслаждаясь таким непривычным и безумно приятным теплом чужого тела.

Утро выдалось далеко не таким безмятежным, как сон. Ее разбудил жутко неприятный телефонный звонок, и, искренне надеясь, что звонивший передумает и поймет, что ему не рады, Тин, лежащая на животе на кровати, недовольно накрыла голову ладонями. Голова просто раскалывалась и болела, как будто по ней колотили чем-то тяжелым, и девушка очень хотела спать дальше, но увы, сон быстро ушел. Сев на кровати и мысленно прокляв идиота, который в эту же минуту перестал звонить, ирландка упала обратно на подушку, потирая ноющие из-за головы слезящиеся глаза и кривясь. Наверное, все же стоит вставать и посмотреть, кто звонил, хоть и дико не хотелось. Ничего, потом перезвонят. По крайней мере, сейчас ей не до этого, уж больно плохо себя она чувствует, а в постели так хорошо и приятно. Девушка сладко потягивается и все же садится, опять потирая глаза и полностью скрыв себя за спутанными волосами. Да уж, видимо, стоило меньше пить. Хорошо хоть домой добралась. По крайней мере, она была уверена, что находится у себя дома. А вставать все же надо. Опять сев на кровати и совершенно не осознавая, что одеяло сползло до пояса, Тин вдруг глазами встретилась с Хорейсом в дверях и опешила.
- Рейс? Что ты делаешь здесь?- голос звучит хрипло и как-то скрипяще, но после похмелья он и не будет иначе.

Отредактировано Blaithyn O'Farrell (Вчера 21:33:00)

+1