HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: ноябрь - декабрь 2025 года

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » It's where my demons hide


It's where my demons hide

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

It's where my demons hide

http://s8.uploads.ru/suB6K.gif http://sg.uploads.ru/iz6Gk.gif http://sh.uploads.ru/GZkgu.gif
http://s7.uploads.ru/ql2hf.gif http://sd.uploads.ru/sftFU.gif http://sh.uploads.ru/KAkYu.gif

When you feel my heat
Look into my eyes
It's where my demons hide

Don't get too close
It's dark inside
It's where my demons hide

Участники:
Horejs Chang
&
Christopher Burke

Место:
бар, в котором работает Бёрк, затем квартира Хорейса.
Время:
Середина октября 2024 года, поздний вечер.

Сюжет:
Выходя сегодня на рабочую смену, Кристофер Бёрк даже не подозревал, какой сюрприз ему собирается подкинуть судьба - ведь человек, за которым он пристально следил уже две недели, кажется, теперь сам идет к нему в руки.

+2

2

Чанг не привык отказывать друзьям. И именно из-за этого и из-за любви к своему другу, Рейс сейчас стоит напротив входа в какой-то бар, не задумываясь ни о чем. Он знает, что ему не дадут уйти и обязательно заставят выпить. И последнего парень хотел бы избежать. Он до сих пор помнит то, что произошло пару недель назад, когда он напился и ввязался в неприятный разговор в туалете. И ладно бы, это просто был неприятный разговор, но нет. Все это закончилось неприятно, перетекло в неприятности и местами напряженность. Хорейс до сих пор помнит наглую улыбку Криса в том туалете и касание к своим волосам, от которого дернулся как ошпаренный. Но все это напрягало меньше, чем все, что было после. Все эти неловкие встречи в коридорах УМИ, подсаживания в столовой и прочее. Особенно из всего этого списка выделялись выжидания Рейса после какой-нибудь пары. Это всегда выбивало из колеи, заставляя чувствовать себя жутко неловко. Он до сих пор не может понять, что Крису надо от него. Потому что все это немного не похоже на попытки наладить именно дружественные отношения.
Хорейс думает, что вечер будет вполне себе отличный, если умудриться не выпить много до давлением друга и повода. Но он всерьез сомневается в этом, когда последний заставляет выпить пару шотов текиллы или чего-то похожего, уговаривая, что это же его день рождения, нельзя Чангу сидеть трезвым совсем. И ему приходиться согласиться, выпивая и рассказывая что-то абсолютно глупое и неважное. Они довольно долго сидят вместе, выпивая еще немного и обсуждая все на свете. А потом Хорейс каким-то образом остается один. Он помнит, что друг, кажется, отошел в туалет, но не понимает, почему его нет уже около минут пятнадцати. И Рейс бы пошел его искать, но как-то не было никакого желания. Он слегка устал, расслаблен и в отличном настроение, что довольно странно. Из головы вылетели все неприятные мысли и парень совершенно забыл, что напрягался из-за того, что пить ему нельзя. Это "нельзя" рухнуло так, будто его и не было, даже уговоров сильных не понадобилось. Чанг неловко и медленно пробирается сквозь людей ближе к бару с легкой надеждой, что найдет там друга с какой-нибудь девушкой, из-за который и застрял, забыв обо всем. Но он ошибается - там его тоже нет. Обидно слегка, что его так бросили. Сначала заставили прийти, а потом бросили, не сказав ни слова. Хорейс раздраженно фыркает, усаживается за барную стойку и на пару мгновений утыкаясь лицом в собственные ладони, приводя мысли в порядок. Ему слегка нехорошо уже от выпитого - голова слишком легкая, настроение держится на хорошем и в голове ни одной мысли. Чанга даже не раздражают голоса и люди вокруг, ему абсолютно все равно.
Кажется, кто-то рядом слишком громко разговаривает, выясняя отношения или что-то в этом роде, но парень лишь передергивает плечами, наплевав на все. Он поднимает взгляд, привычным жестом зачесывая мешающую челку назад, и тяжело выдыхая. Дышать немного нечем, количество народа вокруг слегка давит, а встать и уйти Рейс не может. Он все еще надеется, что друг вспомнит про него и вернется. Но с каждой минутой эта надежда умирает в муках. А Хорейсу надоедает сидеть просто так. Парень пытается взглядом найти бармена, но после того, как ему это удается, Чанг серьезно жалеет, что искал его, что захотел еще выпить и что вообще пришел в этот бар. Ему стоило отказать другу, даже если тот обидеться. Глаза находят за барной стойкой никого иного, как Кристофера, который явно доволен происходящей ситуацией. Рейс невольно закусывает губу, понимая, что жизни ему не дадут наверняка.
- Давай ты не будешь портить мне настроение своими комментариями? - Хорейс действительно надеется, что его не будут трогать, а займутся работай, потому что он уверен, что Крис здесь не просто так и не просто так стоить за стойкой по другую сторону от самого Чанга. - Лучше просто налей мне чего-нибудь выпить, раз уж ты все равно здесь по работе, а не чтоб в очередной раз меня доставать, - он усмехается слегка пьяно, наклоняя голову вбок и наблюдая за Крисом. Хорейс понимает, что ему неловко, но сейчас он в лучшем настроение, чем в прошлую их встречу в баре, и огрызаться, пожалуй, не станет при всем своем непонимании поведения Кристофера. Он пришел сюда расслабиться, отметить день рождение друга, который сейчас куда-то свалил, а не ругаться. Поэтому надеется, что сам Крис тоже не станет приставать на рабочем месте.

+3

3

Не смотря на повышенную стипендию в этом году, Бёрку все равно требовалось работать, чтобы поддерживать нормальное существование. Единственное преимущество - количество рабочих смен сократилось втрое, и если раньше приходилось пахать едва ли не каждые выходные, то сегодняшняя смена была вторым разом, когда Кристофер выходил на работу в этом учебном году.
Само занятие было ему по душе - заведение приятное, чистое, количество неадекватных посетителей сводится к минимуму, в основном, это культурные встречи ведьм и колдунов за парой-тройкой бокалов. Иногда здесь проводились праздники, в такое время становилось более шумно, но все равно приятнее, чем в среднестатистическом Лондонском пабе. Иногда приходилось слушать откровения какого-нибудь брошенного любовника или дамы в летах, учтиво подливая им огненную жидкость в стакан, но чаще Бёрка просто никто не трогал - его задачей было вовремя наполнять стаканы, бокалы и стопки, чтобы официантка разносила их на подносе по редким столикам.
Хорейса Чанга мужчина заприметил издалека. Теперь он знал его имя - некоторые однокурсницы азиата оказались на редкость сговорчивыми и учтивыми. Странное имя, непривычное на слух для англичанина, прочно въелось в память. Сознание само по себе проецировало возможные варианты его сокращений - Рейс, Рей, Хорек. Мило.

Обычно Бёрк ненавидел, когда кто-то узнавал его место работы - это была секретная сторона мужчины, которой он отчасти до сих пор стыдился и не хотел никому раскрывать. Должность бармена демонстрировала всем окружающим, кто он есть, стирая весь аристократизм и принадлежность к древнему истинно чистокровному роду. В случае с Чангом, однако, он совершенно не переживал. Одной встречи хватило, чтобы понять, что его новый знакомый внушаемый, следует оказать на него должное внимание, и можно извлечь достаточно выгоды, которая покроет все затраченные усилия на приручение.
Азиат совершенно не умел пить. Кристофер следил за ним со своего рабочего места, отмечая, как быстро меняется настрой Хорейса и иногда улыбаясь собственным мыслям. Когда Рейс остался один, следить за его действиями стало еще интереснее. Хотелось подойти и сесть за стол, как он иногда делал в университетской столовой, но внутренний инстинкт подсказывает - следует подождать. Эта мышка сама залезет в глотку питону.
Инстинкт оказался прав. Прошло всего несколько минут, как Чанг плавно перекочевал за барную стойку и заметил Бёрка. Первые секунды - настоящие испытание, уйдет ли он, или настолько свыкся с компанией мужчины, что решит задержаться. К счастью, он выбрал второе.
- За счет заведения, - он видел, что Рейс пил текилу, а потому наливает стопку и ставит ее перед азиатом на стол. - Твой друг, похоже, вышел через заднюю дверь. Я не уверен, но, кажется, он был не один.
Бёрк лукавит - ничего он такого не видел, но компаньона Хорейса нет уже слишком давно, значит, тот либо вырубился в туалете, либо уже ушел. Мужчина просто не мог подчеркнуть очевидный факт - его собеседник остался один, а значит, Кристофер теперь - единственная компания, на которую он может рассчитывать.

- Тебя можно поздравить, прошли первые полтора месяца учебы, а ты еще не сбежал и не свихнулся. Тяжело дается обучение после Хогвартса? - просто ненавязчивый разговор. Кристофер всем своим видом дает понять, что ему тоже скучно весь день возиться с бутылками и протирать стаканы, так почему бы не скоротать несколько минут в приятной компании? - На первом курсе у нас были лекции с профессором Мораном. Он выглядит невероятно строгим, зато отлично подает материал. У меня до сих пор остались где-то конспекты, хотя обычно я не так дотошно учусь.
В лекциях профессора Морана был один плюс - это сам профессор. Бёрк даже успел пожалеть, что он преподавал у них только на первом курсе. В любом случае, Рейсу пока не обязательно раскрывать такие подробности успешной учебы. Вместо этого Кристофер, замечая опустевшую стопку азиата, не дожидаясь просьбы подливает в нее еще и даже выуживает из-под стойки дольку лайма, протягивая ее собеседнику.

+3

4

Хорейс слегка дергается, когда Крис протягивает ему текилу. Не потому что это выглядит странно, учитывая, что они в баре, а потому что слегка напрягает тот факт, что за ним тупо могли следить все то время, пока он был с другом. Но с другой стороны Рейс понимает, что, скорее всего, это очень глупая мысль, учитывая, что Крис работает и вряд ли у него есть время для того, чтобы отвлекаться. Это успокаивает и позволяет расслабиться, молча принимая стопку и благодарно кивая. Ему нечего сказать, потому что Бёрк говорит вполне очевидную вещь. Чанг и сам понимает, что его оставили в одиночестве, променяв на любую симпатичную девушку из тех, кто здесь был. Понимает и даже, наверное, не обижается. Ему все равно. По крайней мере, пока все равно. Пьяный мозг не способен генерировать причины для обид в таком случае. Рейс пообижается на друга завтра, когда протрезвеет и отойдет от похмелья.
- Думаю, что так и есть, - он хмыкает недовольно, потому что все же он пришел сюда совсем не по своей воле. - В таком случае я могу свалить домой без угрызений совести, но нет. Почему-то сижу тут с тобой, хоть мне и хватает твоей компании в университете, - Хорейс говорит вполне честно, думая, что ему нет смысла врать. Его действительно напрягает Бёрк со всем его желанием общения, но сейчас это уходит на второй план, потому что как-то спокойнее. Особенно учитывая, что парень уводит тему разговора во вполне адекватную и повседневную. Даже весь вид Криса вполне нормальный и не позволяет думать ничего такого. Он не раздражает и выглядит вполне спокойно и даже скучающе. Все это в купе позволяет расслабиться и не реагировать агрессивно.
- Ммм, возможно, я довольно близком к тому, чтобы свихнуться, - Рейс смеется тихо, выпивая содержимое стоящей перед ним стопки, и слегка морщится от легкой горечи. Не то, чтобы очень противно, но первые секунды по горлу неприятно окатывает кислым и горьким, после разливаясь приятным теплом. Хорейс даже позволяет себе на несколько секунд прикрыть глаза, обдумывая собственные слова. Он действительно потихоньку сходит с ума. Но это явно не из-за учебы. В учебное время его больше напрягает человек, стоящий сейчас перед ним, чем какой-то непонятный материал или еще что-то такое же банальное. Потому что с учебой он может разобраться или попросить о помощи кого-то из близких, с а Крисом же так не получится. Он усмехается собственным мыслям. - Не то, чтобы тяжело, просто слегка не привычны некоторые моменты. Что-то не получается, что-то дается тяжелее, чем думалось. Поэтому все это слегка нервно для меня. А тут еще ты непонятно чего от меня хочешь, - Чанг прикусывает собственный язык, понимая, что последнее не стоило произносить вслух. Он облажался, теперь утыкаясь взглядом в собственные руки. Он не надеется сейчас получит ответ на не заданный вопрос. Ему это не нужно, потому что осознать сейчас это будет сложно, даже если это просто интерес с чужой стороны и попытки подружиться. Все слишком путается в голове. И Рейс себя слегка не контролирует. - Мне не нужны твои конспекты и без этого справляюсь, - он в очередной раз фыркает. Чужой помощи не надо, особенно учитывая, что конспекты обычно просто так не отдают. За этим всегда что-то стоит. Личная выгода, которую Чанг не может понять. Не может понять, что Бёрку от него может понадобиться и как за эти конспекты придется расплачиваться. - Профессор Моран, конечно, производит такое себе впечатление, но было бы намного хуже, если бы он пытался любить всех вокруг и спускал бы любые оплошности, а так да, все очень справедливо. Так что я пока не жалуюсь, стараясь вести себя хорошо, - у Хорейса легкое чувство, будто он отчитывается о своей учебе. Говорит, что, мол, смотри, я не глупый, а вполне себе ничего. Он не нуждается в чужом одобрении, но со стороны это наверняка выглядит именно так.
Чанг тянется снова выпить, забывая, что стопка пустая, и хочет попросить налить снова. Но не успевает, переводя недоуменный взгляд на Криса. С одной стороны это его работа - подливать, когда стопка пустая. Но все же Рейс воспринимает это слегка по-другому, думая, что его хотят споить для больше разговорчивости. Но даже так, ему плевать. Он и так довольно пьян, чтобы не держать язык за зубами, говоря и делая, что угодно, поэтому одной стопкой меньше - одной больше и никакой разницы. Он даже радуется протянутой на этот раз дольки лайма, принимая ее.
- Знаешь, а сейчас ты почему-то не кажешься таким странным и слегка пугающим, как в коридорах университета, - Хорейс не прячет глаза, но и не смотрит прямо на собеседника. Его слегка напрягает собственная говорливость, но не настолько, чтобы заткнуться. Очередная стопка перед ним пустеет, а лайм съеден и отлично дополняет текилу. Рейс трет ладонями глаза, думая, что ему, наверное, стоит перестать пить на сегодня, иначе до дома он точно не доберется. - И давай без обсуждений учебы, а? Я, конечно, пьян и все такое, но учеба это как-то совсем не то, что обсуждают в таком состоянии.
Хорейс, правда, плохо представляю, что еще они могут обсудить, но даже если все закончится молчанием, он совсем не будет против. Это будет своеобразным знаком, чтобы встать и уйти отсюда с чистой совестью. И возможно тогда у него еще есть шанс не напиться совсем до бессознательного состояния.

+3

5

Хорейс оказался обворожительно разговорчив в нетрезвом состоянии, и все, что оставалось бармену - затихнуть и вслушиваться в звуки чужого голоса, что, в общем-то, было частью его работы. В большинстве своем Бёрк молчал и улыбался, пропуская мимо ушей все замечания Рейса по поводу навязчивого присутствия капитана "Суприма" в своей жизни. В конце-концов, что бы он мог здесь ответить? Что незнакомец просто зацепил его неизвестно чем за одну короткую встречу? Что пробудил в нем соревновательные качества и охотничьи инстинкты, которые требовали заполучить жертву любой ценой? Это глупо. Умный человек никогда не станет раскрывать свои карты до последнего момента.
- Значит, тебе нравятся прямые и справедливые люди, даже если они слишком строги? Похвально. Вполне в духе... рейвенкло? - Бёрк не помнил, на каком точно факультете учился Чанг, и тыкал практически пальцем в небо. Кажется, он был связан с орлятами. Или нет. В любом случае, теперь это было не важно, а важно только заговорить и отвлечь, расположить к себе.
Разговор о профессоре Моране тоже не затянулся - Кристофер учтиво покивал на ответ азиата, довольствуясь этим, и не стал развивать дальше учебную тему. Ему хотелось что-то сказать или сделать, например, когда собеседник морщился, почему-то хотелось потянуться к его волосам и легко растрепать их. Когда-нибудь Бёрк обязательно поддастся такому порыву, но сейчас еще не подходящий вариант.

Даже на реплику "стараюсь вести себя хорошо" Крис не отреагировал, хотя по выражению его лица можно было понять, что он едва сдерживается, чтобы не сказать что-нибудь этакое. Пришлось ненадолго отвлечь себя - бросив короткое "я сейчас", мужчина отошел к противоположной части бара, чтобы долить миловидной женщине с большим вырезом вермута и подбросить в стакан оливку. Судя по количеству посетителей, с делами на сегодня почти закончено. Бёрк поставил набираться бокалы с пивом для компании молоденьких ребят за ближайшим столиком, передал напитки подбежавшей сразу же официантке и вновь вернулся к азиату.
- На чем мы остановились? - стоит только задать вопрос, как Чанг говорит о том, что Бёрк больше не кажется ему страшным или пугающим. Это вызвало усмешку, взгляд заметил вновь опустевшую стопку, которую Кристофер тут же учтиво наполнил. - Это потому, что я угощаю тебя бесплатной выпивкой? Других причин быть не может, что-то не припомню, чтобы я поджидал тебя в особо мрачных переулках по ночам или кусался в университете. Просто хотел составить компанию. Узнать, как у тебя дела. Как идет учеба.
Бёрк говорит так, словно все это - само собой разумеющиеся. Будто они знакомы с Хорейсом уже несколько лет, или вообще являются родственниками, и Крис проявляет заботу. Мягкий тон его голоса совершенно не предвещает беды, он должен благотворно подействовать на нервы. Когда нужно, он всегда мог притвориться хорошим.

Рейс просит не говорить об учебе и сразу же получает утвердительный кивок. Действительно, странно напиваться в баре, обсуждая лекции. Университет и так занимает две трети жизни студентов, не стоит переносить разговоры о нем на последнюю.
- Что ты обычно обсуждаешь с людьми, когда пьян? - чтобы занять чем-то руки, Бёрк начинает задумчиво протирать стаканы. - Я вполне не против узнать пару грязных секретов. Я бы поделился своими, но, к сожалению, слишком трезв. Работа обязывает.

+3

6

Чанг понятия не имеет, почему столько разговаривает в своем нынешнем состоянии. Особенно учитывая, с кем ему приходиться разговаривать. Обычно, когда Рейс пьян, он ведет себя более спокойно и адекватно, склоняясь к тому, чтобы вернуться домой и лечь спать, чтобы на следующий день проснуться в более-менее нормальном состоянии, насколько это, конечно, возможно, учитывая выпитое. Но сейчас он не стремится домой, а подозрительно много болтает, с охотой отвечая на вопросы и не задумываясь сбалтывая то, чего не стоит. Да, он уверен больше, чем на пятьдесят процентов, что после пожалеет об этом, но пока что - плевать. Не плевать лишь на то,что Крис не ведет себя как скотина, а проявляет вполне себе адекватный дружеский интерес. По крайней мере, Рейсу так кажется со стороны. И, опять же, плевать, если это не так потом окажется.
- Ммм, ты прав, очень по-рейвенкловски, хотя мне можешь об этом не рассказывать, - Хорейс забавно фыркает, не раздраженно и не для того, чтобы показать свое недовольство, а скорее как жест того, что Бёрк угадал с факультетом. Он действительно учился раньше в Рейвенкло и это отложило определенный отпечаток, но не настолько, чтобы ему нравились прямолинейные и строгие люди. - Скажем так, мне кажется, что это очень даже хорошие качества для преподавателя. Не уверен, что мне бы понравился такой человек как друг, - он усмехается, небрежно зачесывая челку назад, потому что она мешает, падая на глаза. Будь он дома в таком состоянии, то завязал бы ее в дурацкий и глупый хвостик на затылке, что выглядело бы забавно и возможно даже мило, но сейчас приходится обходится таким небрежным жестом.  - Очень строгие друзья это слегка скучно, не думаешь?
Хорейс лишь неопределенно хмыкает на такую банальную фразу, говорящую, что Крис вернется. Не то, чтобы он был против, но совершенно бы не расстроился бы, брось его Бёрк и займись он работой, а не бессмысленным  разговорами. С другой стороны Чанг понимает, что в какой-то степени выслушивание пьяных откровений - тоже входит в обязанности бармена. Это не такие явные, но все же тоже своеобразные обязанности. И Рейс лишь фыркает, понимая, что им не интересуются, а лишь выполняют часть своей работы. Он внимательно следит за всеми действиями Кристофера, отмечая четкие действия. Парень находит это довольно интересным и занимательным.

- Вот если бы ты делал что-нибудь такое, то я б тебя старался избегать всеми силами, а так приходиться мириться с твоим присутствием, - Хорейс откровенно врет, потому что по сути он и так старается избегать Бёрка, хоть у него и откровенно плохо получается. В стенах УМИ его действительно напрягает вечная компания Криса. Раздражает это навязанное общение и попытки наладить отношения. Чангу это не надо и он этого не особо хочет, но его никто не спрашивает и это раздражает. Но сейчас все это неважно и забывается, откладываясь где-то в пьяном мозгу на дальнюю полочку, скрытую противным туманом. Именно поэтому он ведет себя спокойно, расслабленно и абсолютно не нормально для своего обычного состояния при общении с Кристофером. - Знаешь, учитывая наши отношения, твой интерес к моим делам и учебе выглядит странно и слегка напрягает. Особенно способы того, как ты пытаешься это делать при том, что я откровенно пытаюсь показать тебе свое недовольство всем этим, - Хорейс не пытается грубить или раздражать Бёрка. Он просто говорит, не думая, как это обычно с ним бывает в алкогольном опьянении. Его расслабляет тон, которым собеседник произносит все свои слова. Это накладывает свой отпечаток на то, как Рейс ведет себя сейчас.
Чанг радостно улыбается, когда получает утвердительный кивок на предложение не говорить об учебе. Это правда не та тема, которую хочется сейчас обсуждать. И он действительно радуется, когда Крис соглашается перевести разговор в другое русло. Он следит за такими отлаженными движениями, когда Бёрк принимается протирать стаканы. Рейс даже залипает на это на какое-то время, после мотая головой и приходя в себя.
- Даже не думай, что я начну что-то такое делать. Я, конечно, пьян, но вроде как не настолько, - Хорейс откровенно и очень пьяно усмехается. Он не настолько глуп, чтобы рассказывать свои секреты. Даже если ему это предлагают таким мягким тоном, который располагает к себе. Он жестом просит снова налить себе, пододвигая пустую стопку в сторону бармена. Рейс как-то задумчиво теребит сережку в левом ухе, перебирая в голове варианты для продолжения разговора. - Мне, конечно, жутко интересно, почему ты работаешь здесь, но почему-то думаю, что ты откажешься говорить на эту тему, я прав? - Чанг внимательно смотрит на Криса, наклоняя голову в бок и упираясь подбородком в собственные ладони. Ему действительно было бы интересно услышать ответ, но он на это даже не надеется. - Вообще я должен был отмечать день рождение друга, но, как видишь, меня оставили в одиночестве, слиняв куда-то, - Рейс не жалуется, просто старается перевести тему в более привычное русло для бармена. Ему же все и всегда все рассказывают, особенно причины, по которым тот или иной человек пришел в баре выпить. Вот и Хорейс решил не отличаться от большинства людей.

+3

7

Всегда интересно наблюдать со стороны за пьяным малознакомым человеком, если ты трезв. Бёрк не уставал радоваться тому, как легко алкоголь развязывает язык. Конечно, с ним самим он проделывал ту же злую шутку, и это уже было не настолько забавно. Но сейчас работа обязывала Кристофера быть трезвым, а вот его собеседник с каждой следующей выпитой рюмкой текилы становился все более разговорчивым и разгоряченным, а от того казался все более привлекательным и соблазнительным. Крис кусал губы каждый раз, когда начинал представлять что-то непристойное с его участием - сейчас для этого уж точно было неподходящее место, хотя и естественную реакцию тела было бы просто спрятать за барной стойкой.
- Мне кажется, ты и так избегаешь меня всеми силами, разве нет? - Бёрк на мгновение поднял взгляд, встречаясь с чужими темными глазами, и коротко улыбнулся. - К слову, мне кажется, ты недостаточно открыто выражаешь свое недовольство. Ведь если бы ты по-настоящему захотел, меня бы рядом не было.
Кристофер подмигивает и вновь возвращается к работе - протирает теперь уже тонкие бокалы для вина, окидывает взглядом зал, чтобы убедиться, что никому ничего не нужно. Он отчасти лукавит - недовольство Хорейса заметил бы любой на его месте, вот только настойчивости азиату явно не хватало. И не факт, что хватило бы, ведь чтобы отвязаться от Кристофера Бёрка, если его правда что-то задело, требуются колоссальные усилия. Однако, собственные слова сейчас должны невольно навести Чанга на мысль о том, что он прав, и тот не так уж против навязчивого присутствия капитана "Суприма" в своей жизни.

Его новый знакомый собирается продолжать выпить, без слов намекая, что следует вновь наполнить его рюмку. Бёрк усмехается - умом он понимает, что азиат ступает по тонкому льду. Ему бы собрать свои вещи, оставить чаевые и брести домой, пока еще помнит дорогу. Всего через час у Кристофера заканчивается смена, и тогда Рейс окажется в ловушке.
- Хочешь знать, почему я работаю здесь? - повторяя чужой вопрос, Крис дает себе время подумать, заодно в очередной раз наполняя чужую стопку жгучей жидкостью. - Не совру, если скажу, что мне нравится. График удобный, место отличное, я всегда в непосредственной близости от алкоголя и опьяненных молоденьких мальчиков. Чем не райское место?
Рассказывать Чангу что-то о своей семье было бы слишком для самого мужчины, с другой стороны, здесь мог бы притаиться его шанс. Слезливая история всегда выстреливает безотказно, это даже не жалоба на жизнь, а способ привлечь к себе внимание, добиться чужого сочувствия. Несколько секунд Бёрк раздумывает, стоит ли обмолвиться словом о своем положении в обществе и будет ли это в последствии использовано против него. Наверное, Хорейс выглядит чересчур безобидно, потому как в следующую минуту решение уже принято.

- У меня есть... некоторые проблемы с семьей, - Кристофер выдерживает паузу, вновь поднимая взгляд на чужое лицо. Зрительный контакт очень важен, когда пытаешься сказать о чем-то личным. Кроме того, здесь важно угадать. - Если быть точнее, с отцом. Не могу сказать, чтобы моя работа была сознательным желанием, но мне повезло, что сейчас я именно здесь.
Ничего конкретного, но завеса тайны все равно приоткрыта, и Бёрк почти не чувствует вину за то, что рассказал о себе хоть немного настоящего. В любом притворстве должна быть капля естественности. Мужчина отставляет в сторону стаканы, смотрит по сторонам, а затем, хитро ухмыляясь, наполняет крошечную стопку огненным виски и быстро выпивает ее залпом, пока никто не видит. После чего вновь подмигивает Рейсу, словно делая его соучастником этого маленького преступления.
- Сочувствую на счет твоих друзей. В любом случае, я рад, что ты составил мне компанию, иногда здесь можно умереть от скуки. Надолго еще задержишься?

+3

8

Поведение Криса ни капельки не напрягало. Даже то, что он изредка закусывал губу, думая о чем-то своем, лишь заставляло слегка подвиснуть на чужом лице, но никак не отреагировать в большинстве своем. Он пьян, а потому наверняка такие залипания со стороны выглядели вполне естественно. У Рейса даже в какой-то момент в голове проскальзывает мысль, что когда Бёрк делает так в присутствии девушек, то те, наверное, просто не могут не реагировать как-нибудь очень громко и восторженно-пошло. Самого же парня совершенно не смущает собственное подвисание на чужой закусанной губе. Потому что Чанг это даже не сразу осознает, одергивая себя через пару десятков секунд. Он не знает, заметил ли это бармен, но решает сделать вид, что ничего не было. Хотя быстро жалеет об этом, сталкиваясь взглядом и замечая чужую улыбку, из-за которой думает, что спалился.
- Ммм, нет, тебе кажется. Мне слишком лениво всерьез тебя избегать, все равно ведь не поможет, - Рейс правда так думает, потому что хоть и он и пытается действительно избегать общества Криса, у него все равно не получается. Тут старайся или нет - все равно заведомо проиграл. - Предлагаешь мне открыто тебя послать на все четыре стороны, чтоб ты отстал? - он с интересом и неверием вглядывается в чужое лицо, стараясь поймать малейшую эмоцию, чего не получается сделать. Хорейс думает, что Крис над ним сейчас слегка издевается, потому что оба прекрасно понимают, что даже в таком случае ничего не поменяет, а может даже станет хуже. Потому что когда тебя посылает интересный для тебя человек, ты будешь пытаться достать его еще больше, располагая к себе и прочее. - Или может мне устроить тебе истерику с криками, что ты меня бесишь и достал уже? Я плохо представляю, как это поможет тебе от меня отстать, - Чанг усмехается, потирая пальцами виски от легкой головной боли. Он слегка дергается от того, что Крис ему подмигивает, но не понимает как это рассматривать. Легкий ступор заставляет удивленно посмотреть, не понимая ничего.

Хорейс оставляет в покое сережку, с неподдельным интересом смотря на Бёрка. Собственный вопрос из чужих уст звучит как-то не так правильно что ли. Он даже всерьез задумывается, что зря спросил и ему не ответят, послав куда подальше и сказав, что это не его дело. Но на удивление, тот сначала заново наполняет стопку, а после сразу же слушая чужой ответ. Чанг не думает, что ему говорят чистую правда о причинах, но он уже доволен, что его не послали или не проигнорировали. Это уже хорошо. С этим уже можно что-то делать. Можно хотя бы банально продолжить разговор. Хорейс откровенно дергается, слышал фразу про проблемы с семьей. Это такая банальная причина, но она слишком близка самому парню, чтобы он на это фыркнул, переведя тему. Поэтому он может лишь заинтересованно и с неким сочувствием смотреть на Криса, не произнося ни слова, чтобы не спугнуть момент откровения. Фраза про отца выбивает из колеи и Рейс сжимает пальцы, стараясь не выдавать того, что его эта тема тоже касается. Он мог бы вылить душу Бёрку в своем совсем не трезвом состоянии, но нет. Слишком личная тема. Слишком больная тема. И Чанг практически никому не рассказывает. А тут человек, который совершенно не внушает доверия. Но с другой стороны, сам Рейс проникается и сочувствует Крису, понимая, насколько такая проблема может быть болезненна и как задевает. Поэтому он молчит, утыкаясь взглядом в очередную стопку текилы. - Мне очень жаль, что у тебя проблемы с отцом, - Хорейс не может просто промолчать, чтобы не рушить легкую доверительную обстановку вокруг. Иначе ему вновь станет не по себе в обществе Криса. - И я отлично понимаю тебя в этом вопросе, - он закусывает губу, затыкаясь, потому что чуть не сболтнул того, чего не хотел. Он слишком пьян, чтобы адекватно себя контролировать. - Ты мог промолчать и не отвечать, но все равно сказал, хоть и пьян здесь я, а не ты, чтобы отвечать на провокационные вопросы, - Рейс глупо усмехается. Он выпивает предложенную стопку текилы, следуя примеру Бёрка, который зачем-то тоже решил выпить на рабочем месте, хоть ему и не положено. Чанг даже не морщится - он за вечер уже привык к слегка горькому привкусу и послевкусию. Теперь он всерьез наслаждается, думая о том, что, кажется, пора заканчивать. Потому что еще пара стопок и будет перебор совсем.
Рейс глупо и пьяно улыбается, слыша чужие слова. Кто еще кому компанию составил. Если бы не Крис, то он бы ушел домой и завалился бы спать, а не сидел бы здесь, осознавая, что Бёрк, в принципе, не такая уж скотина как показался с первого взгляда. А вот от присутствия Чанга здесь, для бармена вряд ли что-то изменилось. Он бы так и продолжал работать, болтая или выслушивая проблемы кого-то другого.
- Ммм, знаешь, но возможно мне уже стоит идти домой, иначе есть шанс, что я просто не доберусь до туда, заснув прямо здесь. А оно тебе надо? - Хорейс наклоняет голову в бок, внимательно смотря на Криса и его реакцию. Его слегка веселит данная ситуация, потому что в какой-то момент кажется, что вопрос был задан не из чистого любопытства, а, например, из-за легкого беспокойства. Он вновь залипает на чужом лице, задерживая взгляд чуть дольше на губах, зачем-то вспоминая, как всего пару минут назад Бёрк их прикусывал. Рейс неосознанно облизывает собственные губы и утыкается лбом в собственные сложенные перед собой руки, скрывая лицо и думая, что действительно перебрал с алкоголем.

Отредактировано Horejs Chang (2019-01-22 07:45:13)

+3

9

Кристофер раз за разом ловит на себе чужой взгляд, не столько заинтересованный, сколько задумчивый, и невольно ухмыляется этому. Для него уже достаточно того факта, что собеседник смотрит, почти не старается спрятать глаза, охотно отвечает на его реплики и даже сам старается поддерживать разговор. Это победа - не просто крошечная победа в большом сражении, а уже почти выигранная война. Хорейс проникся к нему. Даже в истории с отцом Бёрк полностью угадал - он видел это по чужой реакции, слышал малейшие изменения в интонации голоса, чувствовал, как напряжение в воздухе становится все менее ощутимым.
- Будешь мне должен один ответ на какой-нибудь провокационный вопрос, - простодушно отвечает Крис, чтобы не разрушать доверительную атмосферу, словно подчеркивая, что все в порядке, с ним можно говорить на любые темы. Не такой уж он и плохой. И все происходящее сейчас достаточно серьезно, чтобы отпечататься в памяти, но не слишком драматично. Бёрк не собирается продолжать дальше жаловаться на свою жизнь, не собирается прямо сейчас расспрашивать азиата о похожей ситуации, лезть к нему в душу.

От последней порции текилы его собеседника заметно развезло. На его губах играет довольная пьяная улыбка, словно перед Кристофером сидит нализавшийся валерьянки кот. Чанг грозится заснуть прямо здесь, не доходя до дома. Не то, чтобы это была редкость для подобного заведения - некоторые посетители действительно сидели едва ли не до утра, а после засыпали прямо за своими столами. Персоналу позволялось дать таким людям отоспаться минут пятнадцать-двадцать, а после их необходимо было разбудить и попросить удалиться, провожая до выхода. Бёрк не особенно любил это занятие, ведь ему приходилось дольше задерживаться на смене.
- Нет уж, поверь, просыпаться с похмелья, а оно у тебя будет фантастическим, лучше в мягкой постели, - Крис ловит чужой взгляд, замечает, куда он направлен, и тело невольно покрывается мурашками. Это уже не просто разговоры - Рейс нарочито медленно проводит языком по своим губам, наверняка ничего не подразумевая этим действием, но вызывая волнение и желание тоже попробовать эти губы на вкус.
У Бёрка остается всего несколько секунд на принятие решения. Он шумно выдыхает, отставляет в сторону стаканы, которые зачем-то опять начал протирать, и молча выходит из-за своего рабочего места.

Перекинувшись парой фраз с менеджером и пообещав выйти завтра на одну дополнительную смену, Крис договаривается уйти сегодня пораньше. Железо надо ковать, пока горячо - эта фраза выручала его всю жизнь и работала безотказно в подобных ситуациях. Мужчина возвращается к азиату, который, кажется, даже не особенно заметил его отсутствия, и легко касается пальцами чужого плеча, сразу после этого одергивая руку.
- Идем. Я тебя провожу, - звучащая из собственных уст фраза кажется де жа вю, Кристофер невольно усмехается, вспоминая нюансы их с Чангом первого знакомства. - Не могу позволить тебе уснуть по дороге домой или попасть в неприятности, особенно если учесть, что последние несколько шотов текилы были за мой счет. Совесть замучает. Возражения не принимаются.
Кристофер врал - у него не было совести. Во всяком случае, на тот момент мужчина свято в это верил. Он еще несколько раз похлопал азиата по спине, вынуждая его подняться со стула, и кивнул в сторону выхода. Поскольку сам Бёрк понятия не имел, в какой стороне находится чужой дом, приходилось проявлять учтивость, а не тащить знакомого силой.

+2

10

Хорейс слабо дергается, слыша чужие слова. Он ненавидит быть кому-то должен. Для него это неприемлемо и то, чего он старается избегать любыми способами. Рейс никогда особо не просит об одолжении, лишь в крайнем случае. И все потому, что терпеть не может, когда не знает, что от него попросят. Это неизвестность давит на нервы и заставляет придумывать кучу возможных вариантов, как он будет отдавать этот долг. И в голову лезут совершенно разные варианты.
- Пфф, да ни за что на свете, - Чанг фыркает, совершенно не соглашаясь с предложением. Или даже нет, с фактом того, что должен. Ему не предлагают, а именно что ставят перед фактом, не давая и шанса отказаться. Но его это не останавливает, он все равно против такой постановки вопроса. - Я не заставлял тебя отвечать, а более того, даже не надеялся на ответ, - Рейс думает, что его не так поняли. Что Бёрк решил удовлетворить его любопытство по каким-то своим соображениям, делая вид, что просто решил ответить на заданный вопрос. Но даже при всем этом он не чувствует себя плохо в этой ситуации. Хорейс расслабляется, понимая, что его не станут доставать с ненужными расспросами, на которые он бы ответил в таком состоянии, но это никому не нужно. Очередная слезливая история пьяного посетителя бара, в котором работает Крис... Он наверняка слышал уже тысячи таких, только Рейс не тот человек, который станет жаловаться практически незнакомому человеку просто так, когда его даже не спрашивают. Но он отмечает где-то у себя в голове тот факт, что сам бармен так с легкостью поделился не самым радужным фактом своей биографии, и думает, что, возможно, ему можно довериться хотя бы на какую-то часть.

- Поверю, пожалуй, на слово, - Чанг усмехается на словах о фантастическом похмелье. До этого он не сильно заострял внимание на собственном состоянии, но сейчас Рейс все больше понимал, что его неплохо так ведет, голова тяжелая и отказывается думать, а в ушах слегка звенит от количества выпитого. Он утыкается лбом в сложенные перед собой руки и прикрывает глаза, думая, каким образом добраться до дома, чтобы не влипнуть никуда. А после задается таким глупым вопросом - зачем вообще было столько пить. И если по началу он пил в компании друга, а после чтобы не нервничать в компании Криса, то последние пару стопок были непонятно зачем. Уже после первой текилы, налитой барменом, он уже чувствовал себя спокойнее и расслабленнее, позволяя вовлечь в разговор, а две другие, видимо, были чисто по инерции и в абсолютном бессознательном состоянии. Хорейс на пару минут перестает ощущать все, что творится вокруг. Он не слышит чужих голосов, концентрируясь да слегка гудящей голове и стараясь ни о чем не думать, поэтому не знает, как на это реагирует Кристофер и реагирует ли вообще, вернувшись к работе. Именно поэтому Рейс резко дергается, когда чувствует легкое прикосновение к своему плечу, которое исчезает практически сразу же. Он хмурится, не хотя двигаться, но слышит чужое голос, пытаясь сконцентрироваться все внимание на нем, но получается откровенно плохо. Он медленно разворачивается, поднимая взгляд и вновь всматривается в чужое лицо. На секунду думая, что выражение лица кажется беспокоящимся, а в глазах проскальзывают огоньки заботы и чего-то еще. Он не знает, чего именно и не стремиться знать, не заостряя свое внимание даже на странно звучащей фразе. Проводит, серьезно? Хорейс на это лишь неопределенно мычит, потирая глаза пальцами, будто действительно умудрился заснуть на несколько минут.
- У тебя есть совесть? Вот это новость, я поражен даже, - он пьяно усмехается, поднимаясь с места и чувствую, как голова этому совершенно не рада, начиная слегка кружится. Ему бы умыться ледяной водой... В голове неожиданно всплывают картинки их прошлой встречи тоже в каком-то баре. Правда, тогда Рейс был менее пьян, больше не в настроении и больше огрызался и язвил. А сейчас он совсем не похож на того парня из туалета - полная его противоположность. О таком только заботиться, доводя до дома, укладывая спать и обнимая пьяное тело. От таких мыслей Чанг смеется в голос, не обращая внимания, что со стороны это, наверное, выглядит очень странно. Но ему плевать. - Ладно, уговорил, я все равно слишком пьян, чтобы с тобой спорить и чтобы самому дойти без приключений.

Выходя из бара, Хорейс, не задумываясь вообще ни о чем, медленным шагом топает в сторону дома. Тут идти-то всего минут пятнадцати. Он не особо замечает чужое присутствие рядом, молча топая и слегка пошатываясь. Голова от свежего воздуха не чувствует себя лучше совершенно, а по ощущениям, скорее, наоборот, становится лишь тяжелее. Чанг в очередной раз пьяно улыбается и трет глаза, а в следующую секунду умудряется оступиться, запутавшись в собственных ногах, и слегка завалиться в сторону Криса в попытке хоть как-то смягчить свою участь. И оказывается прав, облегченно выдыхая и снова пьяно улыбаясь, чувствует чужие руки на предплечьях, что не дают упасть. Рейс слегка заплетающимся языком извиняется, но не стремится отстраниться, ощущая как Крис крепко поддерживает, пресекая очередные попытки пьяного тела упасть прям там, где стоит или идет. Ему на редкость спокойно и Чанг в очередной раз облегченно выдыхает, позволяя себя касаться и вести.
Дорога занимает чуть больше времени, чем Хорейс предполагал. Они все это время, кажется, молчали, либо же он был настолько пьян и не в себе, что даже не слышал чужих слов, сосредотачиваясь на дороге и чужих пальцах, что изредка будто специально сжимали сильнее. Родной подъезд встречает тусклым светом лапочки, что легка раздражает, а Чанг медленно и осторожно поднимается на третий этаж, роясь в поисках ключей. Они долго не находятся, а спустя какое-то время обнаруживаются в кармане джинсов. Рейс неловко их выуживает, умудрясь уронить возле самой двери в квартиру, им ему приходиться наклоняться и поднять их, при этом неловко приложившись лбом о саму дверь и громко выругавшись. Голова от такого только больше болит, но ему все равно приходится открывать дверь, проходя в прихожую и включая свет, который вновь бьет по глазам. Хорейс устало прислоняется к ближайшей стене, жестом приглашая Криса войти. Не может же он просто так закрыть за собой дверь, никаким образом не отблагодарив Бёрка за помощь. Рейс прикрывает глаза, зачесывает челку назад, и прикладывается затылком к стене. У него огромное желание скатиться по стене и прямо тут заснуть, но нет, так нельзя. Он слышит чужие шаги и звук закрывающийся двери, но даже не дергается и не открывает глаз. Ему сейчас настолько все без разницы, что плевать даже если Кристофер сейчас уже по-хозяйски прошел в гостиную и уселся там на диване. Но это, кажется, не так, потому что в жуткой тишине Хорейс отчетливо слышит чужое дыхание в метре или чуть больше от себя.

+3

11

Вопреки обыкновению, Хорейс совершенно не сопротивлялся его компании. Он послушно пошел вперед, указывая дорогу, и Кристоферу ничего не оставалось, кроме как идти следом, сначала сохраняя небольшую дистанцию, чтобы не вторгаться в чужое личное пространство. Однако, расстояние между ними держалось недолго - Чанг был настолько пьян, что почти потерял возможность передвигаться без помощи, и если бы Бёрк не был ловким спортсменом с фантастическими рефлексами, азиат вполне мог бы пропахать носом землю.
- Полегче, - приходится придержать его и не отпускать, на удивление, Рейс вполне не против подобной близости в нужную минуту. - Я здесь. Не торопись.
От него приятно пахло. Не так, как обычно разит от перепивших посетителей. Кристофер чувствовал аромат его шампуня и геля для душа, приятно смешавшийся с запахом крепкого алкоголя с примесью цитруса, еще с того раза, когда Хорейс закусывал текилу долькой лайма. Бёрк невольно улыбнулся своим мыслям, чуть крепче сжимая чужое плечо, чтобы не позволить своему спутнику снова споткнуться. У мужчины было хорошее предчувствие на счет сегодняшнего вечера, а предчувствие его редко подводило.

По дороге они почти не разговаривали - Рейс был слишком сосредоточен на том, чтобы не заблудиться в своем же районе и двигаться хотя бы приблизительно по прямой линии. Кристофер хорошо понимал это, потому что сам, бывало, сталкивался с аналогичной ситуацией. В последний раз он был настолько пьян, когда появилась необходимость покинуть родовое поместье. С тех пор мужчина старался контролировать себя и придерживаться той нормы, когда он способен отвечать за каждое свое действие. А вот состояние Чанга было ему сейчас только на руку.
Проходит не так много времени, может, минут пятнадцать или чуть больше, прежде чем они оказываются в нужном месте. Бёрк нутром чувствует - пришли, невольно отмечает в памяти адрес и способы до него добраться. Кто знает, когда ему пригодится эта информация, в любом случае, это полезно хранить в памяти. Мужчина молчит, пока его спутник поднимается вверх по лестнице, лишь следует позади, как бы страхуя на тот случай, если Хорейс завалится назад. Обходится без приключений - лестничная клетка, звон выскользнувших из чужих ладоней ключей...
В следующий момент, когда азиат наклоняется за ключами, Кристофер честно пытается отвести взгляд. Но не успевает. Почему он раньше не замечал, что у Рейса вполне привлекательный вид со спины?.. Несколько секунд Бёрк неотрывно смотрит в одну точку, лишь после этого одергивая себя, потому что чувствует, как его вот-вот воображение начнет рисовать картины самого непристойного характера с участием именно этой самой задницы.

Хорейс, наконец, побеждает дверной замок и проходит в квартиру. Крис раздумывает всего секунду, прежде чем смело двинуться за ним. Еще не известно, на что он рассчитывает, всего лишь действует интуитивно, подсознательно даже не подозревая, чем может закончиться этот вечер. Хорошее предчувствие все еще греет изнутри, когда Кристофер закрывает за собой входную дверь, он невольно ощущает пробежавшуюся по коже стайку мурашек. Становится тихо - здесь, отрезанные от посторонних звуков с улицы, они слышат только сбивчивое дыхание друг друга.
Рейс прислоняется к стене, закрыв глаза. После мороза и выпитого алкоголя его щеки розовеют, и сейчас парень кажется еще более привлекательным. Бёрк стоит рядом, ничего не предпринимая, еще несколько долгих секунд - в тишине, чувствуя биение собственного сердца, переводя взгляд на чужие губы и вспоминая, как совсем недавно, сидя в баре напротив него, Чанг провел по ним языком. Короткое воспоминание бросает в жар, Кристофер упирается ладонью в стену сбоку от головы хозяина квартиры, сокращая расстояние между ними.
Он чувствует горячее дыхание Рейса на своих губах. Одновременно слишком близко и далеко, словно между ними образовалась пропасть, в которую так хочется шагнуть. Каждая следующая секунда становится испытанием, кажется, стоит одному из мужчин чуть качнуться, и их губы соприкоснутся сами собой, не придется даже проявлять инициативу.

Еще несколько мгновений уходит на то, чтобы окончательно решиться. Одним коротким движением Бёрк подается вперед, накрывая чужие губы своими, задерживая дыхание и прижимаясь ближе уже всем телом. Язык ловко проходит по нижней губе Рейса, чувствуя, наконец, его вкус, и настойчиво проникает глубже, в этот момент сознание уносится куда-то далеко, оставляя Кристоферу мир, полный запахов, звуков и ощущений.
Его прохладная ладонь забирается под тонкую ткань рубашки, встречаясь там с разгоряченной кожей. Пальцы сжимаются на пояснице, крепко, словно не позволяя убежать или отстраниться. На несколько секунд мужчина разрывает поцелуй, чтобы набрать в легкие побольше воздуха, а после мгновенно бросается в этот омут снова, теперь уже действуя в более привычной манере - сжимая и кусая чужие губы, дразняще касаясь их самым кончиком языка. Пальцы второй руки уже принялись бродить по чужой шее, изучая ее, забираясь в волосы и сжимая их на затылке. Бёрку хочется слишком много и сразу, создается впечатление, словно пьян здесь именно он, потому что вся прихожая кружится перед глазами.
- Я хочу тебя, - сдавленным шепотом выдыхает Кристофер, находя горячими губами чужую шею и целуя ее, немедленно оставляя на коже собственнический темно-синий след, в то время, как уже обе ладони забираются под одежду и гладят бока.
Наверное, он мог бы остановиться сейчас, если бы захотел. Мог уйти сейчас, но с победой, оставить за собой лишь жаркие воспоминания и пьянящую недосказанность, чтобы продолжать в будущем эту пытку. Вот только не хотел. Напряжение распространилось по всему телу, придавая силы, заставляя лишь сильней вжимать азиата в стену собственным весом. Бёрк жарко обводит оставленный на шее засос языком и чуть отстраняется, вновь останавливаясь в миллиметре от чужих губ, словно давая шанс ответить взаимностью или же выставить его за порог.
Больше таких остановок не будет.

+3

12

По ощущениям Хорейс стоит, прислонившись к стене, уже пару минут. Он старается прийти в себя, отбросив прочь не самое хорошее предчувствие и пелену сильного опьянения, что накатила лишь из-за прогулки от бара до дома. Парень терпеть не может вот это свое состояние, когда от свежего воздуха начинает чувствовать себя еще более пьяным, чем есть на самом деле, но сделать ничего не может. Кроме как стоять, закрыв глаза и думая, что нельзя столько пить.
Рейс отчетливо чувствует, как щеки горят, но не обращает внимания - это вполне нормальная реакция на прохладу и количество алкоголя. Его это ни капельки не смущает. Он не думает, что Криса это должно смущать и что тот вообще обратит на это внимание. Потому что он не понимает, зачем тому рассматривать Чанга, когда можно беспрепятственно разглядывать окружающую обстановку. Именно поэтому Хорейс слегка вздрагивает, когда ощущает колыхания воздуха рядом с собой. Он даже позволяет себе приоткрыть глаза, чтобы посмотреть, и обнаруживает Бёрка слишком близко к собе, а его рука упирается в стену рядом с собственной головой. Рейс от такого осознания поджимает губы, не понимая, что происходит. В голову на секунду приходит идея, что тот просто интересуется чужим состоянием, но это как-то глупо - слов не слышно было. Он снова зажмуривается, делая вид, что ничего не видел и думая, что так от него отстанут. Но нет. Хорейс чувствует чужое дыхание в опасной близости к своим губам и не смеет дернуться. Пугает, что он не знает, что будет дальше и отстранить не может, потому что слишком пьян для попыток бороться с абсолютно трезвым Кристофером. Именно поэтому он стоит и не дергается, позволяя находится так близко и нервировать. Рейс сглатывает, невольно быстро проводя языком по своим пересохшим от чужого горячего дыхания губам и думает, что зря это сделал. И уже в следующие мгновение ощущает, как его целуют. Вдох застревает где-то в легких, заставляя чудом не задохнуться. Слишком неожиданно и непонятно. Хорейс не чувствует отвращения, но и не понимает, что происходит. Он осознает, что губ касаются чужие, но что с этим делать не знает. Он очень хочет возмутить и поинтересоваться, какого хрена, но просто не успевает - стоит ему хотя бы попытаться и Крис настойчиво пытается углубить поцелуй. Рейс вздрагивает, сжимая пальцами чужой локоть в совершенно глупой попытке отстранить. Он даже в какой-то момент издает звук, похожий на мычание. Он чувствует себя очень неловко, но при этом совсем не отрицает, что от такого напора просто теряет волю, переставая сопротивляться, но и не особо отвечая. Ему кажется, что все это неправильно, но он может лишь выдыхать в чужие губы, сильнее сжимая пальцы.
Холодное прикосновение, заставляет напрячься и втянуть живот, пытаясь не дать коснуться. Мурашки проходят по всей спине, а рот приоткрывается в попытке сделать более глубокий вдох и перевести дыхание. Но получается откровенно плохо. А еще плохо от чужих пальцев, что настойчиво и довольно грубо сжимают талию, не давая дергаться. Хорейс отчаянно давит в себе тихий стон, потому что все это слишком. Слишком странно, слишком приятно и слишком выбивает из колеи. Долго сдерживаться не получается. Крис отстраняется лишь на пару секунд, не давая Чангу даже вздохнуть нормально и попытаться что-то сказать, вновь затыкая поцелуем. И в этот раз он просто не может сдержаться, когда чувствует, как собственные губы покусывают. Рейс издает тихий стон, за который ему безумно стыдно, но ничего не может с собой поделать. Слишком пьян, чтобы адекватно соображать. Ему очень хочется откинуть голову назад, позволяя чужой руке забираться в волосы более свободно и трогать шею. От последнего мурашки по всему телу, потому что пальцы слегка прохладные, а разгоряченная кожа слишком чувствительна.
Тихие слова слегка приводят в чувства. Но лишь до того момента, пока губы не перемещаются ниже, целуя шею. Рейс ударяется затылком о стену, задушено выдыхая сквозь зубы и старается не думать о прозвучавшей фразе. Ему сейчас слишком хорошо, чтобы задумываться, о смысле тех слов. Он изо всех сил сдерживает порыв зарыться пальцами в чужие волосы в моменты, когда Крис так настойчиво ласкает шею, кажется, даже оставляя там засос. Хорейс не удерживает слегка болезненного тихого стона сквозь зубы, чувствуя легкий дискомфорт от практически укуса в шею и последующего приятного ощущения от облизывания этого же участка. Мозг не соображает совершенно. Чанг может лишь судорожно дышать, чувствуя столько всего, что словами просто не описать. Он закусывает собственную губу, когда Крис вновь оказывается так близко. Он словно дразниться, останавливаясь, но не целуя. И Рейс понимает, что, фактически, это последний шанс все прекратить. Оттолкнуть, наорать и выставить за дверь, стараясь после избегать Бёрка как можно чаще. Щеки горят уже не из-за количества выпитого, а из-за всего происходящего. Рейс осторожно зарывается дрожащими пальцами в чужие волосы, фыркая и думая, что очень пожалеет об этом завтра, когда протрезвеет. Но он также считает, что слишком пьян сейчас, чтобы переживать и задумывать о последствиях и о том, что будет дальше. Пока что он просто не в силах перестать получаться удовольствия от чужих действий. Хорейс неожиданно для самого себя слегка дергает чужие волосы на затылке и притягивает к себе, вновь позволяя целовать как того хочется Крису, перед этим нагло кусая его за нижнюю губу и судорожно выдыхая. Он растворяется во всех этих приятных ощущениях, отпуская себя окончательно. Одна рука все также слегка дергает чужие волосы. Тогда как вторая на пару секунд задерживается на шее, проводя холодными пальцами по коже, а затем сквозь воротник пробирается под ткань чужой одежды, слегка царапая и оглаживая позвонки.
Хорейс совершенно не соображает, забываясь в приятных касаниях и ощущениях. Сейчас все не важно, кроме того, что происходит. И важно не забывать дышать - прерывисто, задушено, издавая звуки и мучительно проталкивая воздух в легкие. Все остальное - мелочи, не достойные внимания.

+3

13

Целовать Рейса казалось настолько правильным и естественным, что за этим событием можно было легко потерять счет времени и забыть обо всем вокруг. К счастью, пауза длится недолго, ведь Бёрк уже всерьез подумывает о том, что еще немного, и он будет готов взять азиата просто силой. Желание плотно граничит с нетерпением и, когда Чанг, наконец, впервые отвечает, голову окончательно сносит. Все тормоза остались за дверью квартиры, которая, кажется, даже не закрыта на замок. Ладони уже освоились под чужой рубашкой, они словно живут теперь отдельной жизнью, с волнением изучая каждый открывающийся сантиметр разгоряченного тела.
Кристофер едва слышно шипит сквозь стиснутые зубы, когда чувствует, как чужие пальцы сжимаются в волосах и дергают, лишь для того, чтобы притянуть к себе. Он с жаром отвечает на поцелуй, охает от укуса и прикосновения прохладных пальцев к шее. Собственное тело тотчас же отзывается - по коже бегут мурашки, заставляя вздрогнуть от удовольствия, а все напряжение мира собралось внизу живота, из-за чего в собственных брюках становится уже невозможно тесно. Долго так продолжаться не может, иначе все случится прямо здесь. Бёрк не был уверен в наличии или отсутствии большого опыта у своего партнера, но понимал, что в таком состоянии ему в любом случае лучше будет принять горизонтальное положение.

Отстраняться не хочется. Это напоминает мучительную пытку, когда каждая клеточка тела кричит "нет", но разум понимает, что для продолжения нужно немного сменить обстановку. Кристофер делает шаг назад, не смотря на сопротивление со стороны чужих рук, пытается перевести дыхание. Его пальцы сильно сжимаются на чужой пояснице, тянут за собой, заставляя отстраниться от стены. Опасно.
- Где твоя комната?.. - чтобы не давать азиату много времени на раздумья, Бёрк отвлекает его коротким дразнящим поцелуем и сам делает несколько шагов внутрь квартиры, увлекая спутника за собой.
В следующем помещении гораздо темней, сюда еще добивает свет из прихожей, но, в целом, создается атмосфера приятного полумрака. У Кристофера кружится голова, а нетерпение уже не позволяет нормально ориентироваться в пространстве. Ногой он задевает какую-то вазу, стоящую на полу, даже, кажется, опрокидывает ее, но звона бьющегося фарфора не слышно. И то хорошо.
Кажется, они оба находят комнату только на ощупь. На ощупь ориентируются в пространстве, руками случайно сбивая на пол что-то еще. Проходит целая вечность, прежде чем рядом все-таки оказывается кровать, или что-то, очень сильно напоминающее кровать. Здесь еще темнее. Пальцы не слушаются, а потому еще одна вечность могла бы уйти на то, чтобы избавить Хорейса от его рубашки. Вот только Бёрк не может больше ждать так долго - после первых трех пуговиц он уже не сдерживается, порывистым движением тянет чужую одежду. Треск рвущейся ткани, брошенное сквозь зубы непристойное ругательство, и вот уже Рейс стоит перед ним полуголым, и этот вид вызывает довольную ухмылку на губах.

От собственного свитера избавиться легче. Крис стягивает его через голову и бросает прямо под ноги - непозволительная роскошь для аристократа. Затем наскоро скидывает ботинки, вновь выпрямляется, чтобы подарить азиату очередную довольную улыбку и еще один отвлекающий поцелуй, перед тем, как подтолкнуть его к матрасу.
- Есть крем для рук или что-то вроде того?.. - он удивлен тому, что до сих пор способен внятно разговаривать, хотя от возбуждения тон голоса стал гораздо более глухим и грубым.
Уронив Рейса на кровать, он тут же почти падает следом, вновь возвращаясь к шее и оставляя у ее основания еще один яркий засос. На утро Чанг вряд-ли узнает себя в зеркале, но сейчас об этом можно не думать - короткой дорожкой из жарких поцелуев Бёрк опускается вдоль чужой шеи, оставляет еще один след своего пребывания на ключицах и подбирается к соску, чтобы горячо обвести его языком. Едва сдерживается от того, чтобы укусить, и вновь прекращает все провокационные действия, чтобы нависнуть сверху, в ожидании ответа на свой вопрос.

+3

14

Рейс довольно улыбается в поцелуй, слыша сдавленное шипение. Это доставляет какое-то странное удовольствие. С одной стороны кажется, что делаешь что-то неправильно, а с другой... С другой стороны чувствуешь себя просто отлично, получая жаркий ответ на поцелуй, не смотря на маленькую пакость. Ему определенно нравится слышать срывающиеся с чужих губ звуки, как ответ и одобрение на собственные действия. Поэтому Хорейс совершенно не стесняется проводить ногтями по чужой спине, наверняка оставляя красные полоски. Но ему кажется это таким правильным, потому что так он может показать, насколько ему нравится все происходящие. И это если вдруг Крису не хватает его маленькой инициативы и тихих стонов, от которых у самого Чанга мурашки по телу бегают и пальцы сводит от немного не понятного для него удовольствия.
Он катастрофически не хочет отстраняться, но Бёрк слишком настойчиво делает шаг назад. И Хорейсу приходится разочарованно выдыхает, открывая нормально глаза впервые с момента захода в квартиру. Сложно сфокусироваться на человеке напротив, а чужие руки на пояснице не дают окончательно прийти в себя. Ему пару раз удается коротко вдохнуть, кажется, умудряясь слегка перевести дыхание. Но это не очень облегчает жизнь, когда Рейса отстраняют от стены, а он сам чувствует как ноги слегка подкашиваются, заставляя цепляться за Криса как за единственную опору. Чанг слышит вопрос, но не чувствует себя в состоянии на него ответить, потому лишь легко тянет за собой, хмурясь на короткий дразнящий поцелуй. Ему хочется большего. Хочется целовать чужие губы постоянно, изредка покусывая и проводя по ним языком. Хорейс не отказывает себе в удовольствии вновь касаться шеи Криса, запуская руку за воротник свитера. Ему жутко нравится в ответ на легкую грубость царапать или сжимать и оттягивать пряди волос.
В гостиной гораздо темнее, поэтому Рейс может себе позволить не закрывать глаза, наслаждаясь в такой близости лицом Бёрка, разглядывая. Голова напоминает о своем существовании, когда парень слегка спотыкается, отчаянно стараясь не упасть и тем самым цепляясь за чужие плечи сильнее. В ушах звенит, а голова отдает легкой болью, но на все это сейчас настолько плевать, что Чанг даже не замечает, что они задевают вазу на полу, к счастью, он умудряется ее придержать ногой, не давая упасть и разбиться на тысячи осколков. Зато сам Рейс после такого резкого маневра глухо стонет, прикрывая глаза, потому что пьяное тело отказывается адекватно реагировать на такое. Он старается не замечать этого, забираясь второй своей рукой под свитер Криса, касаясь поясницы и прерывисто выдыхая. Чужая горячая кожа сводит с ума, заставляя хотеть касаться ее постоянно. А Чанг только и может, что вновь целовать, сжимая пальцы и закатывая глаза от удовольствия. Они опять что-то сворачивают в попытке дойти все же по спальни, но на этот раз Рейсу плевать - судя по звуку ничего важного и это что-то явно цело, а беспорядок он точно переживет.
Спальня встречает чуть ли не кромешной темнотой, туда уже не проникает свет из прихожей. Но никто из них и не стремится его включать. И Хорейс даже благодарен, что Кристофер этого не делает, оставляя все так, как есть. Потому что еще не поздно остановиться, оттолкнуть и послать куда подальше. А в темноте парень отказывается думать на эту тему, оставляя все как есть и пуская все на самотек. Чанг понимает, что все это не шутки, когда остается без рубашки и ощутимо вздрагивает. Ему не по себе и, возможно, даже страшно. И непривычно. Он пропускает мимо ушей ругательство, потому что мысли заняты другим. Руки подрагивают. И Рейс боится разбираться из-за чего именно - возбуждения или страха того, что будет дальше. Низ живота скручивает непонятным чувством сильнее, чем было, пока они целовались в коридоре или шли до спальни. Хорейс не успевает подумать на эту тему, получая очередной поцелуй, который заставляет отвлечься и нахмурится. Он привычно за сегодня тянет руки и удивляется, когда касается чужой кожи, а не свитера. Это приятно, но с другой стороны слегка напрягает. Эта мысль также быстро вылетает из головы, стоит Рейсу только ощутить легкий толчок назад и сделать шаг назад, упираясь в кровать и неловко падая назад. Он приподнимается на локтях, недовольный ситуацией, потому что голова кружится от всего, а внизу живота все сводит теплой волной, заставляя слегка смущаться, хоть этого и не видно в темноте.
Хорейс совершенно теряется от вопроса и тона, которым он произнесен. Откуда эта грубость в чужих словах? Он не понимает и теряется, что ответить. Поэтому молчит какое-то время, пытаясь заставить себя что-то сказать, но может лишь открыть рот, тяжело дыша и совершенно не зная, куда себя деть. Крис вновь не оставляет его в покое надолго, не давая нормально соображать. И Рейс удивленно охает, чувствуя чужое тело так близко прямо на себе. Чужие губы вновь касаются чувствительно шеи, а Чангу остается лишь вцепится пальцами в покрывало, сжимая его до побелевших костяшек и откинуть голову, давая больший доступ. Его пробивает мелкой дрожью и он может лишь промычать, стоит Бёрку вновь оставить очередной засос на шее. Но этим все дело не ограничивается и Рейс очень старается вновь не застонать, когда чувствует, что Крис спускается поцелуями ниже. Он может лишь неожиданно для себя слегка прогнуться и закусить собственную губу, горячо выдыхая от очередной оставленной метки в районе ключиц. Это все слишком... Хорейс хмурится, изо всех сил сдерживая какие-либо звуки. Он старается вспомнить вопрос и придумать на него ответ, но вновь не может, выгибаясь от очередной ласки, но на этот раз в районе соска. Он мычит, чувствуя влажные прикосновения. Чанга вновь пробивает легкой дрожь и внизу живота все скручивает, заставляя перестать думать. Но Кристофер вновь отстраняется, на что Рейс лишь непонимающе смотрит на него, все же открывая глаза и привыкая к темноте. Человек над ним выглядит слегка растрепанно и так, будто и не подумает отступать, пусть даже его попытаются сейчас выставить отсюда. Парень переводит дыхание и даже перестает сжимать покрывало в руках, слегка расслабляясь и зачесывая слегка спадающую на глаза челку назад.
- Не знаю, не в состоянии об этом думать, - Хорейс говорит совершенно честно, позволяя себе улыбнуться и посмотреть в чужие глаза. Они кажутся слишком черными и это слегка пугает. - Либо в ванной, либо где-нибудь в тумбочке, - он все же соображает, где может находится что-то подобное, но на большее его не хватит. Рейс вновь приподнимается на локтях и не удерживается о того, чтобы снова не поцеловать Бёрка, сначала кусая за нижнюю губу, а потом медленно проводя по ней языком, словно извиняясь. Хорейс не понимает, почему ему так нравится именно целоваться, но это слишком хорошо отвлекает от любых мыслей. И пусть даже эти мысли слишком правильные и говорят, что стоит остановиться, иначе с утра можно пожалеть. Ему на это плевать, пока можно ощущать чужие губы на своих. И Рейс крайне недоволен, протестующе мыча, когда Кристофер отстраняется, оставляя его наедине со своими мыслями.

+3

15

От зоркого взгляда Бёрка не укрылось волнение, на несколько секунд проскользнувшее в чужих глазах. Хорейс боялся того, что может случиться дальше, его выдавало выражение лица и дрожь, прошедшая по телу. Тем не менее, не смотря на все свои опасения, Чанг отвечал на каждое движение - от его тихих стонов внутри все переворачивалось, в надежде услышать их снова, почувствовать отчаянное желание в чужом голосе. Кристофер, бесспорно, был коварен во многих вопросах, но он не являлся совсем уж садистом, и желание доставить партнеру удовольствие занимало далеко не последние место в списке приоритетов. Поэтому мужчина мысленно отмечает в памяти каждый момент, который вызывал немедленный отклик чужого тела, и повторяет движения, помогая Рейсу расслабиться и отвлечься от посторонних мыслей.
Его собственная кожа горит от прикосновений, становившихся все более смелыми с течением времени. На плечах и спине остаются следы царапин, которые не обязательно видеть, чтобы знать об их наличии - Бёрк чувствует это телом, и каждая подобная провокация со стороны азиата заставляет лишний раз усомниться в отсутствии у того подобного опыта.
Наконец, звучит ответ на вопрос, заставляя Криса включить мозг и немного подумать. Он оценивает свои шансы дойти до ванной сейчас, они крайне малы, особенно если учесть тот факт, что мужчина находится в чужой, незнакомой квартире. Лучше бы крему оказаться здесь же, в прикроватной тумбочке. С тяжелым вздохом приходиться отстраниться, на ощупь найти деревянный предмет, крошечные ручки на дверцах. Есть! Пальцы нащупывают какой-то тюбик, очевидно, с нужным кремом. Бёрк бросает его на кровать, так, чтобы легко было дотянуться, и пока забывает о наличии этой вещицы, охотно возвращаясь к начатому делу.

Снова укладывая приподнявшегося было Чанга на лопатки, Кристофер тратит время и силы на долгий, глубокий поцелуй, такой, после которого в голове должна остаться лишь звенящая пустота. Он несколько раз медленно обводит чужой язык своим, надолго задерживая ради этого дыхание, проходит по ряду зубов и вновь резко кусает нижнюю губу, сильнее, секунду спустя чувствуя металлический привкус крови во рту. Слишком хорошо, чтобы быть правдой.
Ладони сами находят чужой ремень, путаются в нем несколько секунд, прежде чем расстегнуть вместе с пуговицей и змейкой. Мужчина ухитряется подцепить вместе с джинсами и края белья, стягивая их вниз и обнажая чужие бедра. Пальцы с интересом пробегаются по новому открывшемуся участку кожи, тогда как губы вновь гуляют по чувствительной шее, уже без стеснения оставляя новые следы.
- Ты встречался с мужчинами до меня? - вопрос нужно задать, не смотря на то, что говорить внятно с каждой секундой все труднее. Бёрк влажно обводит языком мочку уха, почти сразу кусая ее, и именно в этот момент его ладонь уверенно накрывает чужой член.
Его пальцы медленно, даже чересчур осторожно, изучают тонкую кожу. Неплохо. Не слишком впечатляющий, но отнюдь не маленький размер. В определенной ситуации Кристофер не отказался бы поменяться ролями, но сейчас весь его образ коварного соблазнителя не давал возможности "побыть снизу". Ладонь уже уверенней проходит вдоль всего ствола, во власти большого пальца оказывается чувствительная головка, которую мужчина тоже не обделяет вниманием, поглаживая несколько долгих секунд.

Хочется, чтобы Рейс больше не боялся. Чтобы он сам хотел и, возможно, даже просил о продолжении, а потому Крис снова дразнит, отстраняя ладонь и сильно сжимая пальцы на чужом бедре, где, скорее всего, после их совместной ночи останутся синяки. Его губы снова исследуют чужое тело, язык бегло обводит уже второй сосок и спускается ниже. Дорожка из полупоцелуев-полуукусов следует до пупка, Бёрк лишь на секунду касается его губами, а после понимает, что больше в таком темпе держаться не может.
Избавиться от своей одежды гораздо легче. Здесь все привычно - уверенным движением он расстегивает пуговицу на брюках, отбрасывает их куда-то на пол, к уже валяющемуся там свитеру, помогает азиату избавиться от остатков одежды. Теперь они абсолютно голые, и, когда Кристофер вновь накрывает чужое тело своим, он уже до предела возбужден, настолько, что, потираясь коротким движением о чужие бедра, впервые за вечер не может сдержать собственный тихий стон.

+3

16

Собственные мысли отказываются подчиняться. Они метаются от крайности в крайностях. От мысли о том, как все неправильно и что стоило бы все остановить и выставить Криса за дверь. И до другой крайности, в которой Рейс думает, что все слишком правильно и приятно. И именно в моменты, когда парень остается в одиночестве хоть и меньше минуты, он снова возвращается к первой крайности. Прикрывая глаза и не слыша ничего вокруг, Чанг где-то внутри себя решает, насколько все плохо есть и будет, если он не остановится. И внутренний голос орет, что все будет действительно плохо, непонятно насколько и каким образом, но будет. И Хорейс уже всерьез подумывает остановится, подняться с кровати и послать Криса на все четыре стороны, закрывая за ним дверь и избегая его всеми силами после в коридорах УМИ. Он даже приподнимается на локтях, чтобы начать это делать, но не успевает произнести и слова.
Его настойчиво укладывают обратно, затыкая и не слушая возмущенное мычание в губы. Мозг снова отключается, позволяя целовать глубоко и сводить с ума. Рейс вновь зарывается пальцами в чужие волосы, оттягивая и краем сознания все же пытаясь закончить все, но Бёрк так настойчиво отвлекает, касаясь своим языком чужого, не оставляя просто не единого шанса, чтобы соображать нормально. А ему самому ничего не остается, кроме как отвечать, сжимая пальцы в волосах. Резкая боль и металлический привкус заставляют недовольно простонать. Хорейс чувствует собственную кровь и не понимает, почему его это не смущает, а лишь больше раззадоривает. Он касается пальцем прокушенной губы и слегка размазывает по ней выступившие капельки, после слизывая их. И все это смотря в глаза напротив. Кажется, это становится последней каплей для Кристофера, а Чанг на секунду жалеет, что поступил так опрометчиво и дразня. Потому что ему жутко неловко от того, что тот лезет руками ниже, без стеснения расстегивая его штаны и стягивая их вниз вместе с белье. Хорейс теряется, чувствуя, как лицо заливает предательский румянец, а потому может лишь отвести взгляд и уткнутся носом в изгиб локтя, пряча глаза и щеки. Он тяжело дышит и не может совершенно ничего сделать, кроме как пытаться дышать и сжимать пальцами другой руки покрывало. Старается даже лишний раз не простонать от всей ситуации, но это еле получается, когда чужие руки касаются только что открывшихся участков. Рейс вздрагивает, а после не может сдержать удивленный и крайне довольный вздох, когда Крис снова целует шею, оставляя следы. Это слишком приятно, а сам парень никогда и не задумывался, насколько шея может быть чувствительной, что он будет вздрагивать и хотеть стонать чуть ли не от каждого прикосновения.
Хорейс еле слышит и концентрирует внимание на чужом голосе, но плохо понимает, что от него хотят. Просто не в состоянии понимать и что-либо отвечать тем более. Может лишь попытаться не задохнуться вздохом, чувствуя чужое дыхание на ухо и легкий укус в мочку. Чанг выгибается, не сдерживаясь и пальцами зарывается в собственные волосы, оттягивая их на затылке и все еще прикрывая глаза и щеки локтем. От всех ощущений и прикосновениях в самых сокровенных местах, парень мечется, не зная, куда себя девать, но усиленно давит в себе стон. Это все жутко приятно и возбуждает до предела, но настолько же сильно и смущает.
- Твою мать, - Рейс неожиданно срывается, ругаясь сквозь зубы и закусывая губу до крови, когда Крис слишком настойчиво и без зазрения совести уверенными касаниями проходится по члену. Это просто невыносимо и больше похоже на пытку, чем на попытки доставить удовольствие, но Чанг не может отрицать, что ему жутко приятно, когда с губ все же слетает задушенный стон и он неосознанно и совершенно случайно прикусывает язык из-за чего звук получается слегка болезненным. И Рейс не понимает, что происходит, но Бёрк перестает трогать его настолько откровенно, ощутимо сильно сдавливая пальцами бедро, на котором останутся синяки после такого, как впрочем и большое количество засосов на шее и ключицах. Чужие губы вновь бродят по телу и местам, где до этого не были, целуя и кусая, заостряя внимание на соске и пупке, от чего дыхание срывается еще больше больше иногда переходя в хрипы. Хорейс хочет касаться Криса, возможно не так же откровенно, но все же. Он даже тянет руку, чтобы зарыться пальцами в волосы или коснуться спины, но ощущает лишь пустоту, расстроено роняя руку на кровать. Ему приходится все же пересилить себя, чтобы перестать утыкаться в локоть, пряча взгляд, а посмотреть, что происходит. Но парень довольно быстро об этом жалеет, потому что в темноте видит, как Крис ловкими движениями стягивает с себя одежду, совершенно не стесняясь и действуя быстро и привычно. Рейса пробивает дрожь от осознания, что, кажется, бежать больше некуда и нет возможности. Потому что думает, что его вряд ли сейчас отпустят и позволят выставить себя за дверь. Он боится признаться себе, что, в принципе, уже и сам не особо хочет этого делать. Он слишком возбужден и пьян, чтобы пытаться это сделать. А потому может лишь несдержанно простонать, чувствуя вес сверху и то, как чужое возбуждение трется о бедро. Руки трясутся и от страха, и от желания. И Хорейс цепляется пальцами за плечо Кристофера, когда тот первый раз позволяет себе издать стон хоть и тихий, но ему хватило. Он все еще ощущает, как чужой член касается бедра и это слегка пугает, честно говоря, и это заставляет зажмурится, тяжело выдыхая. Его трясет и дыхание сбивается, хотя казалось бы, куда уж больше. На секунду в голове проскальзывает мысль, что, наверное, со стороны он не выглядит так, будто ему страшно и непривычно все это, но сказать это вслух кажется слишком смущающим.
- Крис, - собственный голос срывает, отказываясь звучать нормально. Рейс не уверен, что должен сказать, потому поднимает немного напуганный взгляд и касается дрожащими пальцами чужой шеи, слегка надавливая. В голове ни одной мысли, а губы приоткрыты в попытке что-либо сказать. Он еле помнит, что Бёрк пытался что-то спросить ранее, но ответить до сих пор не в силах. - Я... - Чанг вновь осекается, не решаясь что-либо сказать. Лишь отворачивается в сторону и закрывает глаза, упираясь ладонью Кристоферу в грудь и не давая приблизиться к себе. Стыдно и страшно, но Рейс все еще чувствует, насколько возбужден до предела. Он набирается сил и пытается слегка отползти выше на кровать, отстраняясь и давая себе немного времени. Он позволяет себе оттолкнуть Бёрка от себя, чтобы все же переместиться ближе к подушкам, и даже умудряется все это проделать, облокачиваясь на них и смотря прямиком на Криса напротив, который кажется слегка растерянным. Но сейчас Хорейсу все равно на это - ему страшно, неловко, но при этом жутко хочется. Дыхание тяжелое и прерывистое, язык то и дело проходится по губам, слизывая засохшую корочку крови, а взгляд пытается уловить хоть какие-то эмоции на чужом лице, кроме возбуждения.

+3

17

Несмотря на то, что ситуация уверенно двигалась в своем направлении, Хорейс до сих пор колебался. Его все меньше могли отвлечь поцелуи или укусы, и, не смотря на заметное даже невооруженному взгляду возбуждение, в глазах парня то и дело мелькала неуверенность и страх. Кристоферу Бёрку не нужно было даже слышать ответ на заданный минутой ранее вопрос - он и так его знал. Чувствовал дрожь чужого тела, слышал сбивчивое дыхание и понимал, что, кажется, выиграл в лотерею, потому что сегодня ночью он явно навсегда врежется в память Чанга. Даже если он не был стопроцентным девственником, в отношении мужчин он точно неопытный и невинный. Мысль об этом вызывала очередную улыбку.
Были и недостатки в том, чтобы лишать девственности пьяного девятнадцатилетнего парня. В тот момент, когда Кристофер думает, что у него уже все схвачено, когда его ладонь настойчиво поглаживает чужое бедро, уже собираясь перейти к процессу подготовки, мужчина совершенно неожиданно встречает сопротивление. Чужие ладони упираются в грудь, больше не позволяя приближаться, а в темных глазах более отчетливо читается страх. Азиат пытается что-то сказать, запинается, не способный выговорить больше двух слов в минуту. Сердце Бёрка бешено колотится, он лихорадочно пытается собрать в кучу мысли, чтобы поступить рационально, а не так, как подсказывает животный инстинкт, почти дорвавшийся до запретного наслаждения.

В последнюю секунду он сдерживается, чтобы не проронить грубое ругательство, настойчиво промелькнувшее в голове и завертевшееся на кончике языка. Грубые слова наверняка только больше отпугнут Хорейса, сейчас нужно быстро придумать что-то, что его успокоит. Что угодно. Не обязательно правду - красивая ложь всегда благотворно влияет на нервы и ложится на душу бальзамом, заставляя партнера расслабиться и довериться ему.
- Я знаю, - Крис отвечает на чужой взгляд, прерывая неловкую паузу и больше не заставляя Рейса самостоятельно отвечать на вопрос. Выдерживать взгляд тяжело. Бёрк не очень силен в словах поддержки, ему в принципе далеко не часто нужно было успокаивать кого-то, тем более в такой неподходящий момент.
Промедление работает отнюдь не в его пользу - мужчину отталкивают, отодвигаясь подальше. С одной стороны, это плохо. С другой - новая позиция Кристофера казалась очень выгодной для убеждений, поскольку его голова теперь находилась на уровне чужого колена, которого незамедлительно коснулись нежные губы.
- Все хорошо, - нужно было проявить чудеса выдержки, чтобы сохранить спокойствие в голосе. Бёрк смотрит на Хорейса снизу вверх, снова касается губами кожи, осторожно и неторопливо двигаясь выше. - Я буду осторожен. Обещаю, тебе понравится.
На счет осторожности он, конечно, лукавил, но ведь главное подобраться к цели? Кстати, о цели. Очередной влажный поцелуй достается уже чужому бедру, в момент, когда прямо напротив взгляда оказывается одна из самых интересных частей чужого тела.

Хорейс, конечно, боялся этого момента. Вот только его возбуждение никуда не ушло - именно им сейчас и любовался Кристофер, понимая, что находится на верном пути. Нужно лишь проявить еще немного нежности, потерпеть, действуя в непривычной манере, но сохраняя настойчивость. Шумно выдохнув, Бёрк медленно проводит языком вдоль чужого члена, касается чувствительной головки и даже позволяет себе пару круговых движений, прежде чем завершить действие почти ласковым поцелуем и передвинуться выше.
- Ты очень красивый, - приходится сдерживаться из последних сил, чтобы двигаться медленно, сантиметр за сантиметром покрывая поцелуями кожу. Иногда Кристофер перестает контролировать себя, прикусывая определенные участки. Снова доходит до чувствительных сосков, но не заостряет на них внимание.
Через несколько секунд их лица снова близко. Кажется, он может пересчитать ресницы Рейса, настолько долго и пристально мужчина вглядывается в его лицо. Затвердевшая капелька крови на чужой губе притягивает взгляд, усиливая и без того плотно граничившее с нетерпением желание.
- Доверишься мне? - невесомый поцелуй касается чужих губ, а рука снова мягко обхватывает ствол члена, больше не стараясь подразнить или раззадорить. Ладонь уверенно скользит вдоль гладкой и нежной кожи, так, чтобы партнер получал удовольствие от процесса и не хотел его останавливать.

+3

18

Хорейс видит изменения в чудом лице, когда пытается нерешительно что-то сказать. Эти перемены слегка пугают и заставляют пальцы сжать покрывало в непонятном страхе, что сейчас Крис на все это наплюет и даже спрашивать ничего не станет, сделав все силой. И самое пугающие, что Чанг даже не сможет нормально сопротивляться - сил в пьяном состоянии просто не хватит, а партнер явно сильнее и трезво соображает. Именно поэтому Рейс пытается воззвать к чужой совести и обратить внимание, прося послушать и услышать. Он не пытается закончить или отстранить от себя, запрещая что-либо делать. Наоборот, но хочет лишь, чтобы Кристофер понимал, с чем имеет дело и действовал соответствующе. Чанг видит чужое недовольство и, кажется, легко раздражение, от чего смотрит, ничего не понимая и думая, что воззвать к разуму не получилось. Но приятно удивляется, получая банальную фразу и уверенный взгляд глаза в глаза. Это ненадолго успокаивает и расслабляет, но совершенно не надолго. Новые мысли лишь сильнее пугают, заставляя думать, что та фраза звучала лишь для собственной выгоды и не более. А Бёрку плевать на чужие чувства.
Нервы на пределе просто, пальцы дрожат и периодически цепляются за края покрывала, сжимая и пытаясь найти хоть какую-то опору. Тело пробивает мелкой дрожью, когда Крис неожиданно касается губами колена. Это слишком непривычно и было бы приятно, если бы не было страшно. Хорейс следит за каждым движением и каждой эмоцией на лице, но ничего не понимает, видя лишь спокойствие и ни грамма былого раздражения. И это позволяет выдохнуть с облегчением, не пытаясь в очередной раз отстранить. И плевать, что звучит очередная банальная фраза, что все будет хорошо. Рейс в это плохо верит, но его расслабляют осторожные касания и тихий спокойный голос. Он немного недоверчиво фыркает на слова про осторожность, потому что не может сказать, что до этого Бёрк был осторожен, кусая губы или оставляя собственнические метки. Да, это было жутко приятно, но прокушенная губа до сих пор ноет, стоит лишь чуть сильнее приоткрыть рот в тяжелом выдохе.
Чанг плохо осознает, в каких местах его целуют и что с каждым разом Крис поднимает все выше и выше. Из-за собственной задумчивости Рейс неожиданно для себя несдержанно стонет, чуть выгибаясь и в очередной раз закусывая губу. Он совершенно не ожидал ощутить ласковое, но очень настойчивое прикосновение языком в самом сокровенном месте. Это слишком непривычно и слегка неправильно, как ему кажется, но в этот момент мозг отключается совершенно. Хорейс хмурится от всех ощущений и вздрагивает от каждого действия. Ему безумно хочется зарыться пальцами в чужие волосы, слегка сжимая их, но парень отбрасывает эту идею, потому что Крис слегка отстраняется, двигаясь выше. А сам Чанг может лишь неопределенно промычать, отбрасывая назад собственную мешающую и слегка влажную челку. Он абсолютно теряется в ощущениях, пропуская слова мимо и жмурясь от поцелуев, которые ощущаются чуть ли не по всему телу, заставляя мелко дрожать. Но на этот раз уже скорее от наслаждения, чем от страха. И хоть Рейс все еще боится того, что произойдет дальше, но сейчас он спокойнее реагируя, успокаиваясь от всего, что Крис делал до этого. Парень отчетливо понимает, что если бы Бёрк не испытывал никаких чувств к нему, кроме желания, то ему было бы плевать на любое сопротивление. Он бы банально зажал бы чужие руки и сделал бы все необходимое, не спрашивая разрешения.
Хорейс отвечает на каждое прикосновение губ к чувствительным местам на теле еле слышными надрывными выдохами, не позволяя себе более громких звуков и стонов. Прикрытые глаза заставляю чувствовать все острее, губы пересохли от частых вздохов и неприятно чувствуется засохшая капелька крови, что осталось после последнего укуса в губы. Но Рейс не смеет жаловаться, лишь тяжело дыша и ощущая лицом, как Крис дышит. Это заставляет открыть глаза и обнаружить его вновь нависающим прямо сверху. Парень не особо слышит, что у него спрашивают, а потому может лишь кивнуть, ощущая очередной легкий поцелуй. Легкий стон все же срывается вместе с выдохом, когда Бёрк вновь уверенно, но мягко касается возбужденного члена, отвлекая от всего. Хорейс не выдерживает, вплетая пальцы в чужие волосы и тянет на себя, целуя и вкладывая в это все чувства. Не сдерживается, совершенно неосознанно проходясь языком по губам и зубам, и пытается углубить поцелуй, касаясь неба. Собственный стон тонет в чужом рту, звуча наверняка очень пошло, но Чангу уже плевать. Он позволяет себе отстраниться от Криса, когда перестает хватать воздуха продолжать и утыкается носом в шею, выдыхая, а после бесстыдно проходясь языком по бешено бьющейся под кожей венки, получая почему-то от этого жутко удовольствие, забывая обо всем. Рука, что до этого все так же напряженно сжимала покрыло, теперь касается плеча Кристофера, ведя пальцами до локтя и там останавливаясь, сжимая, но несильно и не до синяков. Хорейс тяжело дышит в шею и перед тем, как отстранится, падая в ворох подушек, вновь касается губами манящей венки, а после кусает ровно в том же месте, зализывая несколько секунд. Он прикрывает глаза свободной рукой -  слегка стыдно за все свои действия и поведение, но парень ничего не может с собой поделать, слишком доверился Крису, поддаваясь его и собственным желаниям.
- Не заставляй меня пожалеть о том, что доверился, - голос срывается на последних словах, а ранка на губе вновь трескается, заставляя медленно пройтись по ней языком. Снова этот привкус собственной крови, но от него совершенно не тошнит. Скорее наоборот, это возбуждает чуть больше, заставляя сжать пальцы, что до этого аккуратно поглаживали затылок Бёрка, и слегка потянуть пряди назад.

+2

19

Внутри все ликует от реакции партнера, это триумф, решающая победа в сражении. Хорейс первый рвется в поцелуй, что означает его безоговорочное согласие. Тактика сработала безотказно - немного терпения, несколько нежных жестов, успокаивающий тон голоса, и вот уже его мальчик снова под ним, готовый двинуться дальше. Самым тяжелым моментом было не потерять разом весь контроль - еще некоторое время придется действовать аккуратно, иначе у них физически ничего не получится. С девственниками в этом плане труднее всего, они нервничают и зажимаются даже тогда, когда хотят секса, а уж когда не хотят...
Чужие стоны радуют слух, звучат непристойно и даже пошло, хоть азиат и старается заглушить их. Напрасно - Бёрку нравится звук его голоса, нравится чувствовать, как чужой человек полностью оказывается во власти его рук и губ. Ладонь все уверенней скользит вдоль чужого члена, то замедляясь, то, напротив, увеличивая темп, но не позволяя расслабиться. Язык Хорейса чертит незамысловатые узоры вдоль его шеи, из-за чего дыхание Кристофера вновь становится прерывистым и тяжелым. Теперь, даже если бы его настойчиво попросили, мужчина вряд-ли смог бы остановиться.
Хоть даже ненавязчивая ответная ласка кажется приятной, укус приятней стократ. Это куда более привычный вариант взаимодействия, а потому по телу пробегается волна удовольствия. Боль почти неощутима, к тому же, на смену зубам мгновенно приходит чужой язык. И давно девственники научились быть такими страстными в постели?..

Неопытность дает о себе знать в следующие секунды, когда азиат уже снова прячет лицо, хотя Бёрку нравится смотреть в его глаза. В этот же момент он что-то бормочет, и смысл слов не сразу доносится до затуманенного разума, а, когда это происходит, мужчине остается лишь ухмыльнуться.
- Не пожалеешь, - коротко обещает он, словно в знак подтверждения делая несколько особенно чувствительных движений ладонью, а после отстраняя руку. Терпения уже не хватает, еще пара минут уйдет на подготовку, а потому затягивать дальше просто нельзя.
Под руку так кстати попадается заранее подготовленный флакончик с кремом. Предположительно, кремом, ведь этикетку Кристофер так и не видел. В любом случае, в прикроватной тумбочке наверняка могло стоять только что-то безобидное. Из-за практически полной темноты приходится действовать исключительно на ощупь. Подушечки пальцев почти ненавязчиво касаются тугого кольца мышц, поглаживают его по кругу, словно упрашивая расслабиться. Торопиться нельзя, хоть и хочется, а температура в комнате явно выросла на несколько градусов.
- У тебя кровь, - взгляд прикован к нижней губе, мужчина не может избежать еще одного поцелуя. Всего лишь отвлекающий маневр, пока первый палец, наконец, проникает внутрь.
Крем не может заменить специально предназначенное средство, которое облегчило бы процесс в разы, но даже он делает гораздо лучше, позволяя медленно, но уверенно скользить внутри. Бёрк вспоминает о чувствительной чужой шее, на которой уже отчетливо виднеется дорожка засосов, целует и ласкает языком эти крошечные синяки. Это отвлекает и расслабляет, благодаря чему становится легче проникать внутрь, и к первому пальцу вскоре добавляется второй.

Эту часть Кристофер ненавидит больше всего. Необходимо проявлять просто чудеса сдержанности, чтобы терпеть, подготавливая партнера и не думая о себе. Приходится отвлекаться посторонними мыслями, думать о чем угодно, только не о том, что прямо под ним лежит распаленный молодой парень, готовый уже, кажется, ко всему угодно. Бёрк выдерживает едва ли больше минуты, прежде чем отстранить пальцы, чтобы перейти ближе к самой волнующей части процесса.
Касаясь пальцами уже собственного члена, Крис позволяет себе забыться на несколько долгих секунд. Он точно знает, что ему нужно, а потому уверенные движения сразу приносят удовольствие. Кажется, они оба готовы. Вот только почему-то до предела нарастает волнение, как бывает, когда очень долго пытаешься что-то заполучить, и вот оно неожиданно оказывается в твоих руках. Этого события Бёрк ждал без малого три недели, а потом еще целый вечер, в конце которого его чуть было не обломали. Страх, что все сорвется в последний момент, просто обязан был заглянуть в гости.

И поначалу действительно не получалось. Рей был слишком зажат от волнения и переживаний, одних только чувствительных поцелуев в шею едва ли было достаточно. Но мужчина не сдавался, зная, что так всегда бывает в первый раз. Он и сам когда-то был на месте азиата, разве что, ему тогда было гораздо легче принять всю ситуацию в целом.
Очередной чувственный поцелуй, язык сразу проникает как можно глубже, стараясь доставить максимум удовольствия даже через поцелуй. Это срабатывает - постепенно, сантиметр за сантиметром, наконец, удается проникать внутрь. Приходится действовать аккуратно и медленно, не столько из желания минимизировать чужой дискомфорт, сколько из соображений, что иначе ничего не получится вовсе.
Все опасения ушли далеко на второй план, когда его член оказался внутри уже почти наполовину. Все получится. Нужно только дать время привыкнуть к боли.

+1

20

Все тело отдает неприятной дрожь и напряжением, что граничит с удовольствием от прикосновений и откровенных ласк. Хорейс теряется во всех ощущениях и пытается самостоятельно передать и заставить почувствовать хоть капельку того же, что испытывает сам. Он доволен своей работой, учитывая вновь сбившиеся чужое дыхание сверху и все так же непрекращающиеся в разном темпе движения пальцев по члену, от которых все тело периодически охватывает мелкой дрожью и легкими спазмами расползающегося удовольствия. Рейс напряжен до слабой, но жутко приятной боли в мышцах. Уже жутко хочется дойти до конца и расслабиться, заканчивая все это вполне логичным исходом.
Хорейс слышит чужой голос, который коротко, но довольно емко для ситуации, обещает, что все будет хорошо. И почему-то сейчас эти слова звучат убедительнее, чем пару минут назад, когда Крис пытался успокоить. Другие слова, другое настроение и другие мысли в голове... Все это заставляет довериться хотя бы немного. Чанг предпочитает всерьез считать, что не пожалеет об этом чуть позже. Он разочарованно выдыхает, больше не чувствуя чужих касаний и движений, и это слегка напрягает и заставляет убрать руку от лица, чтобы посмотреть, что происходит.
И Рейс замирает, не особо понимая ничего вообще. И в частности не понимая, какого хрена Бёрк добился от него разрешения, а теперь так нагло и бесцеремонно прерывает все на самом интересном месте. Он хочет возмутиться в голос, задавая этот вопрос примерно даже в той же формулировке, но приходится заткнуться и задержать дыхание, закусывая от смущения щеку изнутри. Парень слегка выгибается, стараясь уйти от настолько непривычных и стесняющих касаний, но у него плохо получается, хоть чужие пальцы еще не проникают, а лишь дотрагиваются и словно просят расслабиться. В голове шумит и Хорейс слишком сосредоточен на том, чтобы попытаться расслабиться, а потому совершенно не слышит чужих слов. Лишь чувствует жуткий дискомфорт, что граничит с легкой болью от собственной зажатости, но Крис вовремя отвлекает легким поцелуем. И в этот момент парень может лишь сильнее сжать пальцы в чужих волосах, пытаясь успокоиться и расслабиться. Выходит вроде неплохо и постепенно становится легче, особенно, когда чужие губы и язык вновь скользят по шее, полностью отвлекая на себя внимания и обводя более чувствительные места. Чанг перестает касаться волос Кристофера, теперь сжимая и слегка царапая ногтями плечо, когда чувствует усилившиеся давление и снова легкую боль от большего количества пальцев в себе. Болезненный стон срывается с губ, заставляя вновь кусать нижнюю, пытаясь заглушить стыдливые звуки. Сейчас немного острее все это чувствуется. Приходится закрыть глаза и попытаться подумать о чем-то другом, слегка отвлекаясь. Но получается откровенно плохо и Рейс то и дело зажимается, делая лишь хуже для себя самого.
Вздох облегчения срывается с губ, когда Крис перестает двигать пальцами и отстраняется на какое-то время, оставляя слегка прийти в себя и перевести дыхание. Парень плохо понимает и представляет, что будет дальше, но думает, что неприятнее, чем было только что, не будет. Он не понимает, почему долгие пару минут ничего не происходит. Приходиться пересилить себя и открыть глаза, фокусируя взгляд на лице напротив. Рейс не особо видит и осознает что-либо, потому что почти сразу же Крис возвращается и собирается проникнуть уже совсем не пальцами, а пытается заменить их собственным возбуждением. Это пугает настолько, что Хорейс зажимается и напрягается до предела, не позволяя ничего. Чувственные касания в шею отвлекали, но лишь слегка, не позволяя до конца расслабиться. Зато очередной глубокий и бесстыдный поцелуй в губы сосредотачивает на себе все внимание и выбивает любые мысли, но лишь на пару мгновений. И Бёрку этого хватает, чтобы все-таки начать проникать совсем по чуть-чуть. А Рейс в этот момент лишь жалеет о том, что позволил себя поцеловать и отвлечь, потому что чувствует себя отвратительно. Это намного больнее и неприятнее, чем пальцы. Приходится зажмурится до цветных всполохов перед глазами и тихо шипеть, стараясь не стонать от боли и неприятных чувств. Чанг успевает выругаться про себя за то, что не может держать себя в руках, наверняка оставив несколько свежих царапин на чужих плечах и спине. За то, что доверился и позволил все это издевательство над собой, когда его даже не предупредили, что может быть настолько больно поначалу. А больше всего за то, что еще в самом начале не выставил за дверь наглого Бёрка. Единственное, что утешает - Крис не торопится, позволяя привыкнуть ко всему и даже слегка расслабится, насколько это возможно в данной ситуации.
Хорейс, следуя какому-то внутреннему желанию, вплетает пальцы обоих рук в чужие волосы и тянет на себя ближе, неосознанно прося быть аккуратнее и не спешить. И целует без намека на какую-либо страсть, нежно касается губ своими и старается максимально расслабиться, позволяя Кристоферу продолжить проникать глубже. Болезненные ощущения никуда не исчезают и Рейс в какой-то момент, все еще целуя, прикусывает чужую губу от всех ощущений и отстраняясь. Ему одновременно жутко не по себе от всего происходящего, но и приятно, что все это не происходит так, как могло быть. Ведь человек напротив был совершенно не обязан заботиться и проявлять понимание и наверняка жуткую силу воли, чтобы внезапно не сорваться. Хорейс совершенно неожиданно для себя стонет, не сдержавшись от приятных слегка болезненных ощущений, когда Бёрк, кажется, все же проникает до конца. Его слегка потряхивает от всего, дыхание сбито совершенно и у Чанга впечатление, что он периодически вообще забывает как дышать, пропуская вдохи и иногда хрипя от недостатка кислорода. Голова кружится, заставляя Рейса вновь закрыть глаза и тихо простонать. Он совершенно не ожидал, что собственный голос сейчас будет звучать настолько хрипло и можно даже сказать, что слегка жалобно. От такого парень смущается немного, вновь утыкаясь носом куда-то в локоть, лишь бы не смотреть Крису в глаза, и мягко сжимает чужое запястье. Это не жест в попытке успокоиться или что-то такое. Сейчас Хорейс вновь возбужден как раньше и хочет, чтобы тот начал уже хоть что-нибудь делать, потому что невыносимо просто ощущать член внутри себя и слышать тяжело дыхание сверху. Это все, конечно, возбуждает, но совершенно недостаточно для того, чтобы в конце концов получить разрядку.

+1

21

Хорейс держался отлично для первого раза. Он вел себя хорошо, несмотря на то, что в глазах до сих пор отчетливо читался неприкрытый страх и откровенная боль. Азиат сдерживался, не просил остановиться, терпел, иногда словно стараясь ответить взаимностью - забираясь пальцами в волосы, даря короткий поцелуй. Все это в сумме заставляло Бёрка тоже терпеть, действовать осторожно, с каждой секундой постепенно проникая все глубже. Не было привычных рывков, не было сносящей голову страсти, впивающихся до синяков в чужое тело пальцев, рычания и зубов, оставляющих красные отметины на плечах. Ничего из того, к чему привык Кристофер и что приносило бы ему удовольствие. Это отвлекало, это было непривычно и странно, но останавливаться не хотелось.
- Расслабься, котёнок, - щекотный шепот на ухо, короткий поцелуй, язык ласково обводит несколько раз по кругу мочку, отвлекая и помогая забыться. Чем скорее Хорейс расслабиться, тем приятнее и проще будет им обоим.
Его боль уменьшается - это заметно по тому, как расслабляются мышцы, позволяя легче и свободнее двигаться внутри. Время вокруг словно замирает, движения все так же дразняще медленные, из-за чего тело в момент покрывается испариной, становится тяжелее дышать. Напряжение в воздухе вот-вот можно будет потрогать руками, оно ощущается в каждой мышце и клетке тела, а сбивчивое дыхание настолько редкое, что, кажется, им вовсе больше не нужен кислород. Каждое мгновение тянется, будто вечность, это своеобразная пытка для самого Кристофера. Момент затягивается настолько, что мужчина не сразу осознает о том, что уже почти свободно входит в чужое тело, а Рейс снова возбужден и наверняка хочет большего. Это озарение воспринимается с громадным облегчением, а в следующую секунду мир вокруг привычно преображается.

Крис чуть меняет угол наклона, стараясь выбрать наиболее удачное положение, чтобы чувственно задевать ту самую точку, от умелого прикосновения к которой можно заставить стонать совершенно любого мужчину. Он старается, ведь от удовольствия партнера напрямую зависит удовлетворение самого Бёрка. Наконец-то можно зайти чуть дальше, увеличить темп, дотянуться ладонью до чужих бедер, чтобы сжать там пальцы, стараясь таким образом прижать крепче к себе. Кристофер настолько плотно прилегает к чужому телу, что каждое движение чувствуется всей кожей, член Рейса плотно зажат между ними, что невольно обеспечивает ему естественную дополнительную стимуляцию.
Это горячо. Горячо настолько, что мужчина тяжело выдыхает, вновь дотягивается до чужих губ, коротко и грубовато кусая их, шепчет что-то, уже не разбирая собственных слов. Ускоряя темп с каждой следующей минутой, получая, наконец, настоящее собственное удовольствие от процесса. Первое время Бёрк еще старается осторожничать, чтобы чересчур резкое движение не спугнуло, но вскоре, убедившись, что его партнеру хорошо, совершенно перестает контролировать себя. Действия становятся грубее, удовольствие ощущается все более остро и четко. В любой другой ситуации все уже приблизилось бы к финальной части, но Кристофер хотел довести свой идеальный спектакль до конца. Рейс просто обязан был кончить первым, только при таких условиях в будущем он мог бы сам прийти к мужчине, желая повторения процесса.
Сдерживаться, балансируя на самой грани, было необыкновенно тяжело. Каждое движение, каждый грубый рывок мог стать последней точкой, с губ уже вот-вот мог сорваться отчаянный стон, но Бёрк терпел. До крови кусал собственные губы, до боли вжимался в чужое тело, из последних сил думал о чем угодно - о работе барменом, о лекциях профессора Морана на первом курсе университета, обо всех не особенно привлекательных однокурсницах - только бы протянуть еще минуту или полторы, словно это все было игрой, в которой он просто обязан одержать победу.

+1

22

Рейс никогда не думал, что способен переспать с парнем, да еще и получать от этого удовольствие такое, что при всем дискомфорте и боле, даже не подумает остановится. Это настолько странно, необычно и ненормально для него самого, что думать обо всем этом нет смысла. Разве что на трезвую голову, в адекватном состоянии и желательно без присутствия Криса где-то поблизости, от греха подальше, чтобы не путал мысли. Но все это сейчас настолько неважно и где-то на втором плане, сразу после всего удовольствия и огромного желания. Угнетаться можно после, когда будет уже о чем жалеть полноценно и безвозвратно.
Задушенный выдох срывается с губ вместе с тихим стоном, когда Бёрк пытается двигаться и в какой-то момент задевает что-то внутри, от чего Хорейса слегка выгибает в попытке повторить и вновь ощутить волну удовольствия вперемешку с легкой болью. На пару секунд ему даже кажется, что перед глазами от всех ощущений мелькают яркие вспышки, что заставляют лишь расслабляться, отстраняясь от неприятного и концентрируясь на каждом чужом движении и касании какой-то точки внутри все время. Рейс тяжело дышит через раз, изредка сглатывая накопившуюся слюну и кусая собственные губы в попытках издавать как можно меньше звуков, что слегка смущают даже в такой ситуации, когда смущаться уже просто нечего. Он чувствует, как Кристофер начинает чаще двигаться, отпуская себя и позволяя делать так, как хочется. Чанг совершенно не против уже, он лишь чуть сильнее сжимает пальцы на чужом запястье от напряжения и наслаждения и зарывается пальцами в собственные волосы, слегка оттягивая их на эмоциях от каждого слишком глубоко толчка и дополнительного трения члена между телами.
Хорейсу плохо и очень хорошо одновременно. Он теряется во всем происходящем, переставая понимать, сколько времени проходит вообще. Голос уже не слушается совершенно, не выдавая ни единого громкого стона, лишь довольно громкие в тишине хрипы и тяжелые выдохи, когда воздуха совершенно не хватает. Парень может лишь мычать в чужие губы, когда Крис вновь приподнимается, кусая и шепча что-то совершенно не разборчивое и такое бессмысленное сейчас. Он совершенно не слышит тихого шепота, лишь чувствует легкие чужие выдохи, отчаянно глотая воздух, что ему выдыхают прямо в рот между укусами. Рейс в очередной раз выгибается, закатывая глаза и сильно до крови кусая внутреннюю сторону щеки, чувствуя металлический привкус во рту, когда Бёрк перестает себя сдерживать и контролировать. Движения становятся грубее, а чужие пальцы на собственных бедрах ощущаются острее, принося какое-то странное чувство, будто все так и должно быть, будто так правильно и никак иначе совершенно точно нельзя. Хорейс чувствует, насколько ему хорошо и насколько плевать на то, что все это казалось таким неправильным, и чувствует, что еще чуть-чуть и получит желаемую разрядку.  Он слышит чужое редкое дыхание, понимая, что не один тут ловит жуткое удовольствие от процесса. И это только подталкивает к краю. Чанг все так же сжимает чужое запястье, а второй рукой зарывается в чужие волосы, оттягивая и доставляя легкую боль от этого. Пальцы давят на затылок, заставляя еще чуть-чуть нагнуться, чтобы было удобно настойчиво поцеловать, проходясь языком по губам и зубам, а после утыкаясь носом в чужую шею. Рейс тяжело дышит, щекоча чувствительную кожу горячими и прерывистыми выдохами. Удовольствие накатывает более сильными волнами, заставляя все внизу живота скручиваться в тугой узел и невольно пытаться двигаться навстречу, желая получить уже разрядку в конце концов.
Терпения хватает еще буквально на минуту, не больше. Хорейс выгибается и вздрагивает, находя в себе силы на тихий срывающийся стон удовольствия прямо Крису на ухо. Он задыхается на пару мгновений, сильнее оттягивая пальцами волосы на затылке, и неожиданно для себя кончает, сжимая Криса внутри сильнее. Чувствовать еще какое-то время, как тот двигается, достигая края, мучительно приятно и Рейс в какой-то момент от переизбытка эмоций оставляется на чужой шее засос, зализывая его. Он чувствует, что мужчина уже тоже на грани, когда тот делает финальные толчки, замирая и совсем тяжело дыша. Сам парень слышит все это, будто находясь далеко, и лишь чувствует дрожь чужого тела.
Тело не слушается совершенно, расслабленно пережитым оргазмом и выпитым за вечер алкоголем. Хорейс совершенно не соображает, пытаясь лишь привести дыхание в норму и не заснуть прямо сразу же. Последние получалось откровенно плохо. Глаза закрывались и хотелось лишь завернуться в одеяло, уткнуться носом в подушку и заснуть, просыпаясь с утра с непонятными мыслями и диким похмельем. Спустя пару минут Чанг все же начинает дышать более спокойно и медленно. Ему не хочется говорить ничего вообще, даже если Кристофер того хочет и способен еще на какие-то разговоры. Парень натягивает на себя одеяло примерно по пояс и удобнее устраивается в кровати, всерьез намереваясь уснуть. Взгляд падает на лицо Бёрка и где-то в глубине души Рейс отчетливо понимает, что теперь между ними не будет таких отношений, что были раньше со всеми этими избеганиями, глупыми вопросами не о чем и надоеданием. Он думает, что все либо изменится в лучшее сторону, либо Крис получил, что хотел, и теперь начнет избегать парня всеми силами. И Хорейс не знает, какой вариант из этих двух его самого интересует больше. Сознание уплывает и прежде чем заснуть он снова сжимает пальцы на чужом запястье, чувствуя исходящее тепло и расслабляясь, окончательно засыпая. Подумает обо всем это завтра, если вообще вспомнит после такого количества выпитого. Хотя красноречивые отметины по всему телу вряд ли дадут такое забыть.

+1


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » It's where my demons hide