HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: ноябрь - декабрь 2025 года

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Nothing and Everything

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Nothing and Everything
http://funkyimg.com/i/2Q493.gif
It’s alright if you run out of breath
No one will blame you
It’s okay to make mistakes sometimes
Because anyone can do so
Although comforting by saying it’s alright
Are just words

Участники:
Christopher Burke
&
Blaithyn O'Farrell
&
Horejs Chang

Место:
Квартира Хорейса;
Время:
вечер 24 декабря 2025;

Сюжет:
Алкоголь в крови даже Криса заставляет изливать душу друзьям, а Блэйтин же, кажется, совсем не против этого, впуская Бёрка в квартиру и выслушивая его. И как-то очень не вовремя Хорейс возвращается домой, заставая дома того, кого не ожидал увидеть так близко уже целый год. Как это обернется и что с этим делать - непонятно никому, особенно самому Чангу, но выгнать Криса просто рука не поднимается, учитывая состояние последнего.

+2

2

Их отношения с Люси Уизли были вулканом. Нет, это как жить неподалеку от вулкана. Плодородная почва, тепло, благоухание. И извержения, которые сметают все на своем пути. Лава выжигает землю, разрушает постройки и может унести за собой десятки жизней. Но люди глупы, они вновь поселятся неподалеку от этого вулкана, решив, что теперь-то им уж точно ничего не грозит.

В канун Рождества у Люси были грандиозные планы. Она хотела познакомить Бёрка с семьей, представить лично своим родителям. Серьезный шаг, особенно, если учесть тот факт, что их отношения начались совсем недавно - в октябре. И уже успели познать парочку крупных ссор, в основном, конечно, из-за увлечения Кристофера спортом. Сама идея появляться в доме мистера и миссис Уизли совершенно не прельщала, тем более, их старшая дочь всем своим видом показывала, насколько его недолюбливает. К тому же, сами родители Люси были невероятно строгими людьми, а отец недолюбливал слизеринцев. У Бёрка не было шансов вписаться в эту семью, о чем он тут же и сообщил. Лучше бы промолчал.
И вот, несколькими часами спустя, Кристофер уже сидел в баре, один, и заканчивал четвертую порцию виски. Здесь следует запомнить, что, обычно, он останавливался на двух. Просто сегодня был особенный случай, праздник и все такое. Люси уехала к семье, Крис остался один, и, если раньше его это нисколько не волновало бы, сейчас почему-то чувство острого одиночества не давало покоя.
Наверное, он мог связаться с Голдштейн. Вот только всю жизнерадостность их взаимоотношений не хотелось разбавлять его кислой рожей и жалобами на жизнь, а потому Бёрк не поддался порыву. Вместо этого он заказал пятую порцию виски, недовольно поморщился, заметив в стакане пару кубиков льда, но все равно выпил напиток залпом.

Мир изменился. Теперь он казался еще более гадким и мерзким, а Кристоферу все тяжелее было справляться с этим в одиночестве. Он завернул в мужской туалет, умылся холодной водой, попытался отдышаться. Прислонился спиной к холодной стене, чтобы остыть, и медленно сполз по ней на пол. В голове шумело, легкие сдавливало от невозможности свободно вздохнуть. Хотелось с кем-то поговорить. Привыкший держать все в себе, мужчина с удивлением осознал этот факт. Мысленно перебирая список имен, кто не послал бы к черту его уже с порога, Бёрк остановился на своей давней знакомой, Блэйтин. Все-таки, родственники.
Тот факт, что Тин теперь живет у Хорейса, его не смущал. Так даже лучше - дорогу к Рейсу он, с некоторых пор, вполне мог найти даже с закрытыми глазами, не то, что в таком состоянии.
Бёрк расплатился, на этот раз, даже не вздрагивая при виде чека. Теперь ему было это по карману. Вышел на свежий воздух, и холодный ветер тут же ударил в лицо, а с ближайшей ветки за шиворот свалилась горсть снега. Словно сам Мерлин хотел внушить Бёрку, что его голову посетила плохая идея.
Щелчок - и вот он уже стучит в знакомую дверь, затем находит большим пальцем кнопку звонка и вдавливает ее со всех сил. Ему хочется, чтобы дома кто-то был. Ему хочется, чтобы дома была только Тин. Нет, только Хорейс. Нет, все-таки, Тин. В голове снова шумит, пятая порция виски наконец-то отдалась в сознании. Крис упирается ладонью в дверной косяк, чтобы продолжить твердо стоять на ногах, и настойчиво звонит еще раз.
Если сейчас дверь не откроется, он уйдет.

+3

3

Last Christmas,
I gave you my heart
But the very next day, You gave it away
This year, to save me from tears
I'll give it to someone special

Обыкновенное маггловское радио разрывалось традиционной рождественской песней о несчастливой любви, вот только она совсем не добавляла печального настроя. Скорее наоборот, под нее хотелось плясать или хотя бы пританцовывать, чем, собственно, и занималась сейчас Блэйтин во время готовки, подпевая этой самой песне. Магия - полезное подспорье в быту, особенно когда ты готовишь рождественский праздничный стол. В воздухе витали не только ароматы выпечки и вкусностей, но и в прямом смысле овощи, специи, мясо и прочие ингредиенты. Нельзя было сказать, что Тин отменная домохозяйка, ведь живя обычно с большой семьей сильно самостоятельной не станешь, но почти четыре месяца жизни с братом научили ее готовить вполне недурственно, собственно, как и хозяйничать самой. Даже теперь, когда она уже две недели как жила у Хорейса, в какой-то мере волшебница гордилась собой, что слово "безрукая" - это не про нее. Они оба еще не совсем избавились от легкого чувства неловкости, вполне естественно сопровождающего тех, кто только-только начал жить вместе, и Тин, хоть и была в себе достаточно уверена, все же побаивалась сделать что-то не так. Потому, пока Рейса непонятно где носило, она занялась праздничным ужином.

Рождество - праздник семейный, очень радостный и идеально подходящий для того, чтобы укрепить семейные узы. Блэйтин сколько себя помнила, всегда отмечала его с родителями и братьями, в окружении многочисленной родни, и дом превращался в балаган на это время. О нет, при всем при этом эти сборища любил каждый член их большой семьи, и хоть все и повторялось из года в год, тем не менее, никому не надоедало. А для нее это Рождество выдалось особенным. Отказавшись ехать с братом на Рождество, Блэйтин решила провести его вдвоем с Хорейсом, и предвкушала их маленький собственный праздник. Возможно, эмоционально она и правда была скупа, но О'Фаррелл дорожила Рейсом и испытывала к нему сильное чувство, потому решилась на то, чтобы этот день провести с ним.

Блэйтин занялась индюшкой, вот только кое-что в рецепте ей было непонятно. Нахмурившись и уперев руку в боки, в левой руке сжимая волшебную палочку, будто поварешку, и чуть вращая кистью, волшебница стояла перед парящей перед ней поваренной книгой с собственноручно выписанными рецептами и в который раз пыталась вчитаться в текст. Мимо в воздухе спокойно и вальяжно проплыла большая миска, где масляно-изюмная смесь с пряностями замешивалась с мукой, ожидая выпечки. Движения поварешки в миске вторили движениям Тин, разве что они были более энергичными. Беглый взгляд на часы и вздох - времени оставалось не так много, всего несколько часов, а вот Чанга где-то носит, причем с полудня. И ведь даже не сказал, куда он направляется и зачем. 

Из размышлений ее вывела трель дверного звонка. Облегчённо вздохнув и решив, что это наверняка Хорейс, Тин оставила палочку на кухне, убедившись, что магия все еще работает, и отправилась к двери. Тапочки в виде кроликов почти бесшумно проскользили по полу, и, оказавшись у двери, О'Фаррелл с улыбкой распахивает дверь.
- Ну наконец-то! Где тебя носит, Рейс? Я.. - с легким смешком, за которым скрывала недовольство, девушка начала предложение, но, увидев гостя, сразу осеклась. Вот кого-кого, а Кристофера она ожидала увидеть сейчас последним. Нахмурившись, недоуменно, но не зло, девушка поднимает глаза на того, кто является ее троюродным братом.
Неловкое молчание, не нарушаемое ни стоявшим и как будто пошатывающимся Крисом, ни опешившей Тин, и тишину, его сопровождавшую, прерывал все тот же голос несчастного певца, которого бросила девушка сразу после Рождества.
A face on a lover
With a fire in his heart
A man undercover
But you tore me apart
I'll give it to someone,
I'll give it to someone special

Тин казалось, что прошла уйма времени, прежде чем она осмелилась нарушить это молчание.
- Крис? Что-то случилось? - невероятно глупый вопрос, впрочем, она и сама это поняла. Вряд ли что-то другое заставило сюда притащиться Бёрку, помимо каких-то проблем. Не то чтобы Тин считала его генератором проблем, да и он ей сам никогда ни на что особенно не жаловался, упорно держа марку чуть более беспечного, чем он являлся сам, человека, но то, что он сегодня и сейчас здесь, на пороге квартиры - было странно. Нос волшебницы уловил запах алкоголя, да и сам Бёрк выглядел каким-то помятым и немного..несчастным. Да, пожалуй, именно это слово его характеризовало лучше всего сейчас.
Прежде чем что-то он ответил, Блэйтин резко отошла в сторону, придерживая дверь и позволяя Крису зайти. Тонкая складка, пролегшая между ее бровей, свидетельствует о ее задумчивости и недоумении, если не сказать о озадаченности. Это был ее брат, и если ему нужна была ее помощь, она была готова все отложить и помочь ему. Просто потому, что, как гласит неписанное правило их семейства, "Семья - единственное настоящее богатство".

+4

4

Тин была одной из немногих, перед кем Кристофер не особенно боялся ударить в грязь лицом. Тяжело ударить в грязь перед человеком, который знает тебя лет с четырнадцати, человеком, который застал твои разбитые коленки, одну истерику и первый поцелуй. Иначе говоря, Бёрку нечего было стесняться. Наверное, по этой причине он оказался здесь - на пороге чужого дома, в котором, кстати, сама О'Фаррелл начала жить совсем недавно. С этой новостью тоже тяжело было примириться, настолько, что мужчина до сих пор не додумался рассказать сестре о некоторых важных нюансах. Возможно, сегодня будет время. Главное успеть до прихода Хорейса. Желательно вообще убраться отсюда до прихода Хорейса.
Хорейс. Хочется увидеть его, снова оказаться близко. Губы Бёрка растягиваются в глупой ухмылке, он трясет головой, чтобы выгнать из нее навязчивые мысли. Теперь все будет по-другому. Теперь его маленький ручной азиат возмужал и обзавелся прекрасной девушкой, забавно, что дальней родственницей своего бывшего парня.
Бывший парень. Они никогда не придавали официоза своим взаимоотношениями, и выражение вертелось на языке как-то неестественно. Неправильно и даже фальшиво.

- С Рождество-ом... - протягивает Бёрк, едва завидев сестру. Он рад, что Блэйтин оказалась дома и открыла дверь. Ему было бы очень тяжело справляться в одиночку с тем количеством мыслей, которые умещались в голове. - Я тут... начал отмечать немного заранее.
О'Фаррелл обладала массой преимуществ, но одно ее свойство особенно выделялось на фоне всех остальных достижений и заслуг - она действительно ценила каждого члена своей семьи. Если быть честным, она вообще была единственным членом семьи, с которым Кристофер еще контактировал, если не считать короткие неприятные встречи с кузиной в университете. Мужчина не удивляется, когда его пропускают в дом, принимает невысказанное вслух приглашение войти.
Здесь почти ничего не изменилось. Крис пробегается взглядом по знакомым предметам, стараясь преждевременно не ляпнуть что-нибудь в стиле "о, он так и не убрал отсюда эту вазу". Ни к чему пока знать.
Тем не менее, без подсказки Бёрк находит диван и слишком по-свойски устраивается на нем, как будто проделывал это уже тысячу раз. К слову, так оно, в действительности, и было.

- О'Фаррелл, - самое серьезное выражение на лице Криса не предвещает ничего хорошего. - Я больше так не могу. Она не имеет не малейшего права, ты понимаешь? Это просто невыносимо. Кто она такая, чтобы я... чтобы вообще... это просто абсурд!
Он хотел бы выразить свои мысли яснее, но язык заплетался, кроме того, воспаленное сознание подсказывало именно эти слова, очевидно, считая, что Блэйтин сама все каким-нибудь образом поймет. Бёрк морщится, поднимает взгляд на сестру и чувствует, что в груди неприятно щемит. Это целый калейдоскоп чувств, которые он прежде испытывал по-отдельности, но никогда разом - обида, злость, несправедливость, одиночество и... тоска. Он вспомнил о последней ссоре. Мог ли он быть тогда менее упрямым? Просто молча пойти у Люси на поводу, хоть раз в их отношениях? Нет, очевидно, не мог. Кристофер Бёрк никогда не делал вещей, которые его категорически не устраивали.
- У меня есть право выбора! Должно быть. И она не смеет... она не будет решать, что я должен, а что я не должен! - Крис продолжает, даже не называя имени Люси. Он не может вспомнить, в курсе ли Тин, что у него вообще кто-то есть. Они с Уизли не особенно громко афишируют отношения, да и Бёрк не привык трепаться о таких вещах каждому встречному. - У тебя есть что-то выпить? Мне срочно нужно выпить, я просто...
Он задыхается на полуслове и закусывает губу, стараясь отогнать туман и сосредоточиться на чем-то конкретном, но мыслей все еще слишком много, и каждая из них сбивает другую, не позволяя выстроить четкую логическую цепочку.

+3

5

Тин себя ощущает дурочкой. Она молча следит за тем, как Кристофер заходит в квартиру, как он проходит мимо нее и направляется к дивану. Его прерывистая тирада заставляет ее недоуменно хлопать глазами. Блэйтин совершенно не понимает, о чем он говорит, что имеет в виду и что за загадочная "она", которая "решает, что он должен или не должен". Тин, отлипнув от шока и, разумеется, сведя всю информацию воедино, догадалась, что речь о какой-то девушке, с которой, видимо, встречается Бёрк, но дальше  -провал, пробел. Слишком мало исходных данных. Чересчур.
Девушка закрывает молча дверь квартиры. В голове предательски проносится мысль, что Крис у нее надолго и вряд ли Рейс, когда явится, будет рад постороннему человеку в их квартире, в самый сочельник, но Тин тут же ее отогнала, сама устыдившись такого. Нет, какая разница, какой сегодня праздник, Рейс знает, что у нее семья на первом месте, и поймет. Должен понять. Черт возьми, да где его носит, к слову?
Девушка садится, точнее, облокачивается о подлокотник дивана около сидящего Криса и кладет ладонь на его плечо. Она не проронила ни слова, но таким жестом инстинктивно просто пытается показать, что она готова его поддержать.
- Выпить? Да, сейчас. - она направляется на кухню, мимо зависшей в воздухе индюшки и уже приготовленного теста для рождественского пирога, начинающего подрумяниваться, и достала из шкафа бутылку виски. Виски было ирландским, вкусным и совсем не дешевым. Взявшись за бутылку, Тин вдруг приходит в себя и недовольно, даже сердито, отставляет ее в сторону, набирая яблочного сока в большой стакан. Вернувшись, девушка протягивает его Бёрку и, заметив его недоуменно-недовольный взгляд, хмурит брови.
- Ты думаешь, что я тебе сейчас и в самом деле налью чего-то покрепче сока? Крис, от тебя на милю разит алкоголем, я не хочу, чтобы тебе стало плохо прямо посреди гостиной, которую я выдраила сегодня. Да, пусть и с помощью магии. - силой сунув стакан в руки мужчины, Тин скрестила руки на груди, недовольно глядя на него. Сейчас она походила на стража, готового даже применить силу, если понадобится, но не дать родственнику себе же навредить. Пристальный, недовольный, не предвещающий ничего хорошего взгляд был эдакой "фишечкой" Тин, и братья, и другие младшие родственники отлично знали, что хорошего он не предвещает.
Пей яблочный сок и давай рассказывай поподробнее, что у тебя случилось. Из твоего сумбурного рассказа я ничего не поняла, кроме того, что у тебя проблемы с девушкой.. Я, конечно, понимаю, что мы с тобой общаемся хорошо, но ты не посвящал меня в подробности личной жизни и проблем. Ну и вдобавок.. как ты меня тут нашел? - вопрос внезапно возник сам собой, и от того Блэйтин с любопытством чуть склонила голову набок. Конечно, возможно, это Финн рассказал Кристоферу, что она перебралась к своему парню, но Тин не была уверена, что Крис общался с Финном чуть больше, чем привет-пока. Хотя кто ж его знает? С этим Бёрком никогда нельзя было быть ни в чем уверенным, это она точно знала.

+4

6

Сколько бы лет не проходило, а Хорейс все также не любит Рождество. Казалось бы такой светлый и семейный праздник, но только не для него. Нет, он, правда, старается отвлекать себя от любых плохих мыслей в эти два дня, но рано или поздно они настигают, заставляя не спать ночь, упиваясь собственными кошмарами, что не дают спать. Рейс всегда старается не спать в сочельник, потому что так проще. Ему проще промучится ночь от безделья и гнетущих мыслей, чем проснуться разбитым и перепуганным. Именно поэтому он всегда старается выспаться до этого, потому что по-другому плохо. По-другому нельзя никак, иначе становится только хуже, а это как маленькая рождественская традиция.
Чанг совершенно не хочет расстраивать Блэйтин, с которой начал жить только пару недель назад. Ему не хочется говорить ей, что он терпеть не может этот праздник. Не хочет портить ей настроение этим. А так же не хочет говорить о причинах. Он почему-то все еще не готов открыть настолько сильно собственную душу, рассказывая все и жалуясь. Потому что жаловаться не в его правилах. Тем более о таком. Именно поэтому Хорейс говорит девушке что-то незначительное, что-то о каких-то делах, которые не терпят несколько дней, и уходит из дома, оставляя ее в одиночестве. Да, он понимает, что это не выход и что с его стороны это подло и плохо. Но не сейчас. Такое надо обдумывать перед тем, как рассказать. Потому что это слишком личное, слишком болезненное. И пусть они в таких отношениях, в которых секреты лишние, но именно это останется таковым до подходящего момента.
Хорейс решает, что при всем своем отношении и настроении, ему стоит сходить к матери. Пожелать ей счастливых праздников и, возможно, провести пару часов в качестве извинения, что в эту ночь перед Рождеством каждый из них будет у себя дома, а не вместе, как это было раньше. Парень придумывает несколько отмазок, почему так получилось, а все из-за того, что так и не сказал Чжоу о том, что у него отношения и теперь живет не один. Не рассказал собственной матери о том, что теперь у него есть человек, с котором ему комфортнее провести Рождество. И если так подумать, то это не первый год, когда Рейс отказывает матери в совместном праздновании. В прошлом году было также... только сейчас парень старается об этом не думать, потому что это бессмысленно и дергает в душе воспоминания о том человеке, о котором Хорейс предпочитает не вспоминать, хороня все это глубоко в себе. Даже спустя год не общения с Крисом, Чанг все еще не хочет об этом думать и вспоминать, думая, что так лучше. И пока что так действительно лучше.

Он проводит больше времени с матерью, чем рассчитывает, уходя от нее лишь вечером. Но зато с чувством теплоты на душе и зная, что не расстроил ее. Гулять по городу больше нет смысла, ведь Рейсу чувствует себя немного легче. Он уже не считает, что ему будет тяжело притвориться для Тин, что у него отличное настроение, что он счастлив от этого глупого праздника и что все хорошо. Это больше не кажется такой непосильной задачей. Да, все еще нечестной и плохой, но теперь он вполне естественно может притвориться. Для матери же смог, а с ней сложнее, потому что та все знает. А Блэйтин не знает и это должно облегчить ситуацию. От всех этих мыслей на душе слегка паршиво, но ничего не поделать.
Хорейс тратит около часа на то, чтобы добраться до дома и прогуляться, обдумывая все еще раз и приходя к выводу, что по-другому никак. Когда же парень стоит перед собственной квартирой, перебирая ключи холодными пальцами, в голове проскальзывает на секунду мысль, что все это как-то неправильно. А главное, что вечер совсем не будет хороший. Руки трясутся, выдавая нервное напряжение, а сам Рейс слегка психует, долго перебирая связку с ключами. Но нужный ключ находится и приходится засунуть ту глупую мысль куда подальше, открывая дверь и тихо проходя в квартиру. Ему хочется сказать, что он дома и все такое, но слова застревают, когда из гостиной слышится родной женский голос, а в прихожей находятся совершенно точно ботинки не Чанга. Все это напрягает, даже чересчур. Этого ему еще не хватало в Рождество. Хорейс всячески пытается успокоить себя, думая, что это может быть обувь брата Тин, например, или еще кого-нибудь. Но по закону жанра, мысли лезут совершенно иные и совсем не безобидные. Рейс глубоко вздыхает, ероша собственные волосы. Он тихо прикрывает дверь, разувается и снимает куртку, стараясь не привлекать внимания. Также тихо идет к гостиной, откуда слышал голоса и замирает так и не дойдя до туда. Слишком знакомый мужской голос, от которого в душе все переворачивается, заставляя нервно сглатывать и сделать пару глубоких вдохов. Хорейс никогда не думал, что услышит голос Криса и увидит еще раз в собственном доме. Это слишком. Неожиданно. Внезапно. Выбивает из колеи, не давая понять, что делать. Рейс колеблется: развернуться и уйти, пока его еще не видели, или остаться и выяснить, какого черта тут происходит. Мозг говорит, что стоит уйти, но Чанг не слушает, делая несколько шагов и оказываясь в гостиной. У него слишком растерянный вид, но он всячески старается держать себя в руках.
- Что здесь происходит? И что ты делаешь в моей квартире? - Хорейс говорит как можно спокойнее, держа себя в руках. И думает, что, наверное, хуже просто быть не может. Он смотрит прямо на Бёрка, пытаясь что-то понять. Но понимает, что тот кажется изрядно пьян и выглядит слишком расстроенным. Рейс даже слегка теряется от такого Кристофера на его диване. Это слишком непривычно. Он привык к совершенному другому человеку. В конце концов, он помнит совершенно другого Криса. И такого его он никогда не видел. С одной стороны это должно смягчить ситуацию, но как бы не так. Хорейс все равно раздражен и растерян, не зная как быть и что делать.

+3

7

Блэйтин была умной и рассудительной девушкой. Во всяком случае, она хотела показаться такой сегодня. И когда в руках Бёрка оказался стакан с яблочным соком, он нахмурился, но спокойно сделал глоток. В принципе, как замена виски - сойдет. Людям, которые пьют с горя, порой больше нужно держать что-то в руках и отвлекаться на то, чтобы пригубить жидкость. Если заменить алкоголь на что-то другое, конечно, уже после того, как нужная стадия опьянения будет достигнута, большинство даже не заметит разницы.
- У меня проблемы с девушкой? Это у нее проблемы со мной! Причем постоянно, - Бёрк мучительно застонал и сделал еще несколько глотков сока, на этот раз жалея, что в стакане не любимый ирландский виски. Он хочет ответить что-то еще, но Тин задает вопрос, который на секунду вышибает из колеи.
А ведь действительно. Если учесть тот факт, что О'Фаррелл ничего не знает об их с Рейсом истории. Как он мог найти этот дом? Кристофер хмурится, стараясь поскорей придумать ответ, но его воспаленное сознание вовсе не собирается подыгрывать и изобретать логичную версию событий, а потому Крис делает то, что умеет лучше всего - просто прикидывается дурачком и игнорирует вопрос, продолжая делиться пьяными рассуждениями.

- Впервые, - он говорит это слово громче, делая на нем особый акцент, - Впервые! Я могу сказать, что состою с кем-то в отношениях. И с кем? С кем?! С Люси, мать ее, Уизли!
Не так он собирался рассказать сестре о том, что нашел себе девушку, с которой у него все серьезно. Ох, совсем не так. Во рту чувствуется горечь, и Бёрк допивает остатки яблочного сока, заодно освобождая руки и отставляя на пол стакан. Ему холодно. Замерз, кажется, еще на улице. Или этот холод идет изнутри? Руки дрожат, и, чтобы успокоится, он сжимает их на коленях, пытаясь собраться и сконцентрироваться. В любой момент может прийти Чанг. Мужчина пока не понял, радуется он или опасается этой мысли. В голове было слишком много всего, а эмоции, сдерживаемые всю юность, сейчас впервые в жизни всецело захватывали контроль над телом.
Конечно, все дело в постоянных ссорах. Постоянные ссоры с дорогим человеком расшатывают психическое состояние до крайностей, настолько, что ты невольно начинаешь реагировать острей на любые бытовые мелочи. Бёрк привык, что ему все равно. Он привык руководить ситуацией, извлекать пользу из общения с окружающими людьми и держать в стороне тех, кто мог вызвать неприятные эмоции. Ему всегда было легко - ни к кому не привязываясь, он не получал неприятных эмоций от разрыва и ссор. Лишь однажды он чувствовал, что начал терять контроль, но в тот день смог справиться благодаря нужной дозе алкоголя, спорта и возможности переключиться на других людей. Сейчас же...

- Ссора за ссорой, - Бёрк не понимает, с какого момента его мысли переходят в звук, начиная продолжать вслух то, что вертелось у него в голове. - Ты знала, что Люси ненавидит квиддич? Ненавидит. Все, что с ним связано. А знаешь, что с ним связано? Я, - Кристофер громко хмыкает. Он разглядывает свои ладони, не поднимая взгляда на Блэйтин. - Ее семья меня ненавидит. Ну, возможно, не вся семья. Молли - точно. Ее отец наверняка возненавидел бы, если бы узнал чуть ближе. Ее кузины намекают, что я плохо влияю на нее и вообще ей не пара. И знаешь, что делает Люси? Приглашает меня провести Рождество со всей ее огромной семьей. Фантастически! Она, блядь, наверное, издевается.
Бёрк шумно втягивает воздух. Внутри вновь все клокочет, ему хочется рвать и метать, подняться с места и разбить что-нибудь в азиатском доме, например, ту дурацкую вазу, о которую он не раз спотыкался. Хочется еще выпить. Кажется, организм под влиянием стресса начал спешно трезветь.
Не сразу Кристофер слышит чужие шаги. Вернее сказать, он вообще их не слышит. Не замечает Хорейса, пока тот не оказывается катастрофически близко впервые за долгие месяцы. Мужчина поднимает на него взгляд, мгновенно теряясь, словно только сейчас понимает, где находился все это время. Сердце пропускает удар, затем, словно стремясь нагнать упущенный ритм, начинает биться быстрее. Крис не разбирает чужие слова, но догадывается, что они значили. Нужно что-то ответить, вот только собственный словарный запас испарился из памяти.

Бёрк совершенно не был готов к этой встрече. Идя сюда, он надеялся встретить Блэйтин. Или... вернее будет сказать, что он сам не знал, на что должен надеяться. При одном взгляде на азиата мужчина мгновенно протрезвел, настолько, что сама идея оставаться в этом доме теперь казалась абсурдной.
- Привет, Рейс, - сдавленным голосом здоровается он, уже не обращая внимания на О'Фаррелл. Ей можно будет объяснить ситуацию позже. Или вообще ничего не объяснять. Едва ли она обрадуется такому раскладу. - Я... зашел пожелать вам счастливого Рождества.
Конечно, это было вранье. Но сказать Рейсу правду он был совершенно не готов. И не факт, что когда-нибудь будет.

+3

8

Поддаваясь какому-то душевному порыву, Блэйтин обнимает кузена и прижимает его к себе, щекой прижимаясь к его затылку. Тонкие руки, бледные и холодные, обвивают его за плечи, держа нежно и крепко того, кто с нею такой близкой крови. При всей своей.. хладнокровности Тин умеет чувствовать и сочувствовать, особенно тем, кто ей дорог. А кто может быть дороже семьи, дороже родных? Пусть Крис не был ее ближайшей родней, и пусть в общении с ним у Тин была какая-то все равно отчужденность, свойственная тем родственникам, кто не столь хорошо друг друга знает, но все равно она переживала за него.
Люси Уизли. Имя заставляет ее удивиться. Люси она знала со школы, Люси была ее соседкой по комнате и, к слову, довольно неплохой знакомой. Тин не могла сказать, что они были лучшими друзьями, но их отношения можно было назвать вполне дружескими. Вдобавок, в университете они неплохо общались, и Тин ничего не слышала от нее о Бёрке. Хотя, постойте.. Что-то слышала. Пару раз. Но без имен. Не то чтобы девушке это было интересно, а потому она с удовольствием запинывала подобную информацию в самый дальний угол сознания в надежде забыть. А вот оно как вышло.
Тин не знает, что сказать в ответ на тираду Кристофера. Возможно, это не столь важно, разумеется, но такой беспомощности она не ощущала уже давно. Да и что она могла ему посоветовать? Лезть в чужие отношения, о которых узнала только сейчас, последнее дело, которое ничем хорошим не кончится совершенно точно. Потому Тин решила сконцентрироваться на другом. Не на помощи и совете, а на помощи в том, чтобы успокоиться и отойти от шока. Крис был пьян, и сейчас такая его реакция была, увы, естественна.
- Я соглашусь, что это неправильно. К тому же я знаю, что ты живешь квиддичем. Но, возможно, ты просто уделяешь ей мало внимания? Я же знаю, как ты загораешься при упоминании об игре. - уж кому, как не Тин, знать об этой части души Бёрка. Она несколько лет была под его чутким руководством и могла сказать без лукавства и без прикрас, что он был талантливым капитаном и отличным охотником. В какой-то мере то, как она играла, было и его заслугой - он часто ей что-то подсказывал или говорил, на что обратить внимание. И если любимая (а вряд ли он бы так реагировал, не будь у него к нею чувств) девушка такое делает, это странно.
Его слова о ее семье - вопрос уже более серьезный. Кому, как не Блэйтин, понимать крепость семейных уз и влияние их на члена семьи. Девушка знала, что Уизли - дружная и большая семья, и если Бёрк там пришелся "не ко двору", то.. возможно, так и было. Глупые попытки успокоить, объяснить другое и сказать банальное "не преувеличивай" ирландка отмела сразу. Это все не то.
- Может быть, тебе стоит просто.. взять перерыв? Собраться с мыслями? Я же тебе говорила, поезжай в Ирландию, к моей бабушке. Ты ведь ее внучатый племянник, она очень рада была бы тебя видеть. Да и вся моя семья тоже. - Тин прошептала ему прямо в макушку, все так же обнимая. В такой позе их и застал Хорейс.
Увидев парня, Тин нежно улыбнулась, на мгновение оторвавшись от Кристофера, но все же чуть погладив его по руке.Тин не видела в этом жесте ничего такого, что было бы предосудительно или неправильно - она всегда воспринимала Криса исключительно как брата, и даже их небольшая шалость когда-то в чулане была лишь шалостью. Вот только Хорейсу это не очень понравилось. Тин поднялась, и, подойдя к парню, с улыбкой обняла его, прижимаясь крепко-крепко.
- Я уже волновалась, куда ты делся. Ты так надолго ушел... Ты, видимо, знаешь Криса, да? Он мой троюродный брат, и... решил зайти в гости, да. Не злись, пожалуйста. - тихий и спокойный голос немного отдавал нежностью, да и сама девушка, подняв голову и посмотрев прямо в глаза парню, улыбалась. Во взгляде читалось многое - и радость с облегчением, что он пришел, и любовь, столь необычно новое чувство для нее, и просьба в том, чтобы он не пытался понять ее не так и разрешил Крису остаться.
- Я говорила Крису, что я перебралась к тебе, и, видимо, он ... - Тин осеклась на мгновение, заметив взгляд Хорейса. Не недовольный, а какой-то потерянно-злой, с затаенной не то обидой, не то еще непонятно чем. Девушка отстраняется и чуть нахмурившись, смотрит на Криса, в надежде увидеть его реакцию. Она интуитивно понимает, что что-то не так, но что именно - увы, паззл еще не сложился в ее голове.

+4

9

Любые чужие слова, что доносятся из гостиной, доходят будто сквозь толщу воды. Рейс отчетливо понимает, кому принадлежат голоса и от этого слегка бросает в дрожь. Он не понимает, что чувствует - злится ли, раздражен ли, рад или растерян и потерян. У него ощущение, что все вместе, переплетенное в один большой клубок, что давит в груди. Он должен больше злиться, потому что это было бы логично. Логично злиться на все, когда застаешь свою девушку в компании другого парня. Но Хорейс не может, потому что это Крис, а он такого не сделает. По крайней мере, Чанг считает, что тот просто не способен на такое. Да и к тому же, он не уверен, что эти двое вообще были знакомы до сегодняшнего дня. Но в таком случае, Рейс еще больше растерян, потому что не понимает, как так получается. В его голову не приходит мысль, что Бёрк мог прийти к нему, а дома просто не вовремя оказалась Тин, - это слишком абсурдная мысль, не достойная даже времени на обдумывание, потому что прошел целый год после их расставание, если бы дело было именно в самом Рейсе, Крис бы уже давно пришел. А так, прошел год, а тот заявляется в чужой дом и позволяет себе спокойно сидеть на диване.
Хорейс старается дышать глубже и сдерживать себя, потому что видеть, как Блэйтин обнимает Кристофера, тяжело. Он привык, что его так обнимают, а не кого-то другого. Чувство собственничества и некой ревности захлестывают, но он старается сдерживать себя, сжимая слегка подрагивающие холодные пальцы. Чанг не замечает, как девушка нежно ему улыбается, сейчас все его внимание приковано к парню на диване. Зато он прекрасно видит, как пальцы Тин гладят чужую руку. И это задевает что-то в душе. Причем что-то, что отдает болезненным чувством. Хорейс не знает, что это, но ему неприятно видеть все это. Горько и даже слегка больно. И это не только потому, что Блэйтин ведет себя так нежно с человеком, которого, как думает Рейс, она не знает, но и из-за того, что своим появлением Крис задевает старые воспоминания, похороненные где-то глубоко в душе. Он внезапно чувствует чужие объятия, от которых по идее должно становится легче, но этого не происходит. Хорейсу не по себе настолько, что это не отвлекает совсем. Он все также смотрит на Бёрка на диване, не отводя взгляда. Он слышит чужие слова, устало прикрывая глаза на несколько секунд и даже тихо выдыхая с облегчением. Правда, стало слегка спокойнее после того, как Тин сказала о Кристофере, как об одном из своих родственников.  Но с другой стороны это все равно не объясняет ровным счетом ничего.
- Все в порядке, я просто навещал мать, - Рейс старается говорить спокойно, но легкое раздражение от ситуации все равно проскальзывает в голосе. Он сталкивает взглядом с девушкой, видя столько разных эмоций, что слегка тушуется, но быстро берет себя в руки. Он не собирается из-за одной немой просьбы и такого теплого взгляда пускать все на самотек. - Вот оно как...
Хорейс переводит вгляд на Криса, который, кажется, тоже совершенно растерян сложившейся ситуацией. Им обоим очень неловко от сложившейся ситуации. Никто не может высказать ничего вслух. И Чанг молчит, понимая, что ему нельзя себя вести так, как хотелось бы. А хотелось бы нервно рассмеяться и, возможно, слегка истерически поинтересоваться у Криса, какого черта происходит и почему тот заявился через год, когда все их отношения кончились. Он хочет поинтересоваться, какого хрена тот выглядит так расстроено и побито, будто ему в душу плюнули похуже, чем сам Рейс год назад.
Он вновь переводит недобрый взгляд на Тин, которая, кажется, в очередной раз пытается оправдаться. Но осекается, так и не закончив. Чанг понимает, что виной тому его выражение лица и глаза, которые сейчас наверняка кажутся пугающими в своей потерянности и злости. Хорейс думает, что девушка не виновата в том, что происходит. Ему сейчас кажется, что во всем виноват крис, ведь он явно сам пришел сюда. А судя по его состоянию и тому, что он какой-то родственник, Блэйтин просто не смогла закрыть перед ним дверь. Рейс неожиданно вздрагивает, слыша собственное имя, и радуется, что его больше не обнимают в этот момент. Потому что это выглядело бы слегка странно, пойми Тин, как парень на это реагирует. Голос Бёрка звучит тихо и, кажется, слегка пьяно. Хорейс позволяет себе фыркнуть на такие глупые слова, которые должны якобы являтся вполне нормальной причиной, чтобы прийти.
- Ты всерьез думаешь, что я в это поверю? Ты мог бы позвонить, написать или встретить с Тин где угодно, но не приходить в мой дом, - он осекается, переводя дыхание и делая глубокий вдох, понимая, что начинает раздражаться. Ему не нравится, что Крис пытается врать. Лучше уж любая правда, чем вот эти вот попытки скрыть истинные причины. - Почему именно сегодня? Почему пришел сюда, зная, что я наверняка буду тут?.. - Хорейс говорит это довольно тихо. Он жалеет о последнем вопросе, потому что это не то, что следовало спрашивать, учитывая, что Блэйтин все еще здесь. И она ничего не знает об отношениях, что раньше связывали Чанга и Кристофера. И Рейс бы предпочел, чтобы так и осталось до какого-то момента. Но сейчас, ощущая дрожь в руках и гнетуще чувство в сердце, Хорейс понимает, что это вряд ли получится. Особенно учитывая собственные слова. Он мог бы сделать вид, что поверил в глупое желание зайти и пожелать счастливого Рождества, но ему почему-то кажется, что все вокруг понимают, насколько неправдоподобно это прозвучало. И вряд ли эти оба понимают, что Рейс слышал маленькую часть их разговора, но это им знать необязательно...

+3

10

Иногда так бывает - вы чувствуете, что подсознательно уже знаете нечто, что разум еще не способен полностью осознать и произвести. Это чувство словно всегда жило внутри, дремало в груди свернувшимся в клубок драконом, пробуждение которого снисходит как озарение свыше. Зрачки расширяются, глаза широко распахиваются, а все, что имело значение до этого момента, остается в прошлом. Бёрк успешно забыл о том, что минуту назад ему говорила Тин. Кажется, она предлагала погостить у семьи, навестить хоть каких-то родственников, которые еще точно не успели его возненавидеть. Кристофер оценил это предложение, хоть и знал, что никогда таким не воспользуется. Он не маленький мальчик. Он самостоятельный одинокий волк, который твердо вознамерился нести свой крест в одиночку. Просто немного сдали нервы в данный момент.
Его мир переворачивается с ног на голову, ощущение, будто паззл, который не складывался несколько месяцев, наконец, приобрел недостающую деталь. Рей определенно растерян или зол, это видно по его глазам, который Бёрк научился читать, как раскрытую книгу. Нежные объятия его новой девушки никак не облегчали ситуацию, особенно если учесть тот факт, что двумя минутами ранее руки Тин покоились на его собственных плечах. Интересно, о чем он подумал? Интересно, вызвала ли эта мысль волнение только по одной, или сразу по нескольким причинам?

Тин говорит про родство, и только тут до Бёрка доходит, насколько неправильно сейчас сидеть здесь. Он пытается подняться с дивана, но голова кружится, заставляя уже приподнявшегося бывшего аристократа упасть обратно и оставить мысль о том, чтобы покинуть уютный дом. Рей психует. Не то, чтобы он откровенно собирался закатывать истерики, но тон его голоса становится опасно резким.
- Мне нужно было увидеть О'Фаррелл, - язык заплетается, но Кристофер настаивает на своем. Не стоит говорить, что он так и не определился, хотел ли повидаться со своим бывшим любовником. Проще все свести к Тин. - Дело срочное, не мог ждать, пока она получит сообщение. Перенести встречу тоже не мог.
Это было хорошим ответом сразу на все вопросы. Бёрк старается заглянуть в чужие глаза, удержать подольше зрительный контакт, чтобы его собеседник убедился - мужчина не врет. Пусть это не вся правда, плюс истинная причина комом сжимается глубоко в груди, но это максимальная искренность, которую он может себе позволить сейчас. На несколько секунд они с азиатом одни в целом мире - Кристофер словно старается насмотреться на человека, которого месяцами избегал в коридорах университета, и не понимает, почему сердце продолжает так ныть, хотя мысли о Люси понемногу отходят на второй план.

Со стороны они наверняка смотрятся подозрительными. Бёрк трясет головой, из-за чего та кружится и начинает немного ныть, и переводит взгляд на свою троюродную кузину. Нужно выдать ей объяснение, пока азиат не сдал их обоих с потрохами. Крис пока не был готов делиться такими подробностями своей личной жизни.
- Мы не ладили в прошлом году, - какое емкое выражение. Не ладили. Мужчина не удивился бы, если бы Чанг сейчас громко прыснул. Такого объяснения для О'Фаррелл точно окажется мало, но придумать более внятную теорию Бёрк просто-напросто неспособен. - Сильно повздорили где-то в середине прошлого курса... наверное, я действительно зря сюда пришел.
Нужно было уйти. Если бы так сильно не шумело в голове, если бы ситуация не дезориентировала настолько, Крис нашел бы остатки гордости и самообладания, чтобы удалиться. Если Блэйтин можно было видеть его таким - потерянным, не по-хорошему пьяным, разбитым, то Хорейсу Чангу, определенно, нет.

+2

11

Холод.
Очень сильный холод сейчас исходит от Хорейса, когда он практически отвергает ее объятия и ее немую просьбу, обращая все свое внимание на ее гостя. Блэйтин невольно тушуется, как будто обжигаясь такими прикосновениями, и чуть отстраняется,буквально отпрянув назад. Она непонимает, она в замешательстве, потому что для нее такая ситуация очень.. странная. Все все годы, что она знала Хорейса, и за все эти несколько месяцев их отношений Тин ни разу не видела настолько сильного отчуждения, как будто парень возвел перед ней стену. Это задевает, это больно ранит. Ранит сердце и ранит самолюбие, почти что уснувшее после того, как они стали парой. Тин научилась заталкивать гордость и свое тщеславие глубоко внутрь себя, научилась выражать чувства, столь непривычные для нее, и она всегда знала, что она получит отдачу. Она даже не предполагала, что ее такой естественный и уже знакомый жест просто...проигнорируют. как будто она пустое место. Как будто не здесь нет.
Нет?
Девушка поднимает на глаза на Хорейса и невольно хмурится. Нежное выражение глаз сменяется каким-то холодным блеском, смешанным с настороженностью и недовольством, и Тин поджимает губы. Она все ещё пытается подсознательно не взрываться и не злиться на то, что ее отвергли и на то, что так ведут себя при ее брате.
На секунду Тин замечает взгляды Хорейса и Криса, и складка между ее бровей становится чуть сильнее. Всего лишь повздорили? Слабо верится, очень слабо. Тин не знает ничего, Тин нее думала, что они вообще знакомы, но реакция парней и нервозность Хорейса заставляет ее вдруг поймать одну странную мысль. Мысль несколько дикую и безумную, но довольно манящую и слишком хорошо все объясняющую. Блэйтин можно было назвать кем угодно, но определенно не дурой, и хоть она и с каждой минутой убеждалась в этой мысли, все же решила не взрываться. Это не ее дело. Наверное. Только почему сердце так больно сжимается в неприятный узел и становится тяжело дышать? Уж очень сильный эмоциональный фон идёт от этих двоих, и Блэйт себя ощущает лишней и не нужной. Она не злится, не обижается, а как-то ..разочаровывается. разочаровывается в брате, который, как она думала, пришел к ней и которого она пыталась только что покрыть, и в Рейсе, который пошел на поводу эмоций и просто своим поведением уязвил ее чувства к нему.
Облизывая губы, девушка улыбается, но только вот улыбка выходит немного неаеселой, чужой. Она старается дистанцироваться от этих двоих, не желая дальше думать о них и о том, что их можно общего связывать в прошлом или.. сейчас.
- Ты мог бы просто сказать, что тебе нужно было поговорить с Хорейсом. А не выдумывать про девушку. - тихий, бесстрастный голос девушки смотрит на брата. В этот момент она не испытывает к нему жалости или заботы. Ей даже кажется, что он все это выдумал. Ввдумал, обманул, сыграл на ее чувствах, использовал. Придумал целую историю для того, чтобы она не подумала ничего такого. В это не хочется верить, не хочется, но Блэйтин очень боится, что ее доверие и правда не оправдали.
Поворачиваясь к Хорейсу, Тин открывает рот, чтобы что-то сказать, а потом, мотнув головой, направляется на кухню. Все, что она скажет сейчас, это глупо и бессмысленно, да и вообще не заметно. В гостиной она была лишней, и эта мысль, взлелеяная гордыней ирландки, ей не давала покоя.
На кухне Тин замерла. Уютная и домашняя атмосфера, которая царила здесь до прихода Бёрка, как будто испарилась и исчезла. Девушке казалось, что все, что произошло буквально сорок минут назад, было не с ней, а с какой-то другой Тин. Лёгкий вздох срывается с ее губ, пока девушка пытается собраться с мыслями и чувствами, бессмысленно наблюдая за тем как в воздухе запекается ее рождественский пирог, а сырая индюшка и книга так и парят рядом.
Тин кусает губы и фыркает. Разозлившись, она стремительно выбегает из кухни и смотрит на парней в гостиной, дрожащими руками развязывая фартук на поясе и швыряя его куда-то на стол.
-Мне пойти, наверное, погулять, пока вы решите свои..разногласия в прошлом? Часа вам хватит? Мне ещё нужно будет успеть собрать вещи. - голос чуть дрожит и звенит от плохо прикрытой злости на этих двух. Тин было плевать на то, что было в прошлом, но она злилась на них за враньё, недоверие и за подозрения, что прошлое ещё не закончилось.

Отредактировано Blaithyn O'Farrell (2019-02-01 12:17:21)

+2

12

Он получает весьма своеобразный ответ на свой вопрос. Но все равно Хорейс в какой-то степени теперь более доволен, что Крис не пытается прикрыть свое присутствие здесь простым желанием поздравить с Рождеством. Он лишь на пару мгновений зацикливается на этом "нужно было", не понимая, почему все же именно в квартире Рейса, а не где-то на нейтральной территории? И почему он вновь пришел сюда спустя почти год? Парень действительно хотел бы знать ответы на эти вопросы, но спросить не смеет. Не потому, что боится или не хватит наглости, а потому, что рядом стоит Тин, которая не в курсе всей ситуации, судя по всему. Он сталкивается взглядом с Бёрком и понимает, что, в принципе, тот не врет - не договаривает, не говорит прямо, но определенно не врет. Чанг слишком хорошо помнит и умеет различать, когда тот говорит неправду на прямую, не стараясь приукрасить.
- Это же насколько срочное дело должно быть, чтобы после столького времени, что ты меня избегал, тебе пришлось перебороть себя и прийти сюда, наплевав на мое присутствие? - голос срывается где-то на середине предложения на тихий тон, а парень нервно сжимает пальцы, впиваясь ногтями в ладони. Он правда не понимает, что такого должно было случится, что их обоюдное игнорирование рухнуло вот так вот. Не из-за столкновения в коридорах университета или еще где-либо, а именно потому, что Крису приспичило притащиться пьяным именно к Блэйтин, чтобы излить душу. И Хорейс внезапно осознает, насколько же тот пьян и какие должны быть проблемы, чтобы Бёрк переступил через собственные принципы и обиды. Осознает это и ему в какой-то степени жаль, что так резко отреагировал. Но по-другому просто никак. Он слишком потрясен внезапным появлением мужчины в своей жизнь вновь. Когда думал и считал, что все кончено раз и навсегда.
Слова о том, что они повздорили как объяснение таких отношений - это, как минимум интересно. Но Рейс все равно не удерживается от фырканья, потому что это фраза не описывает всего произошедшего. Хотя, наверное, для Тин такого может быть достаточно. Может быть, она сочтет, что они просто были друзьями и не поделили что-то, разойдясь в разные стороны и не разговаривая больше. Может быть, Чангу даже не придется объясняться с ней после...В последние верится с трудом, но все ведь может быть, учитывая, что того, что происходит сейчас, быть не должно было вообще.
Рейс неосознанно дергается и переводит полный не понимания взгляд на девушку. Его слегка шокирует ее резкая смена настроения. Лишь пару минут назад она обнимала, пытаясь все прояснить и успокоить, а теперь говорит как-то раздраженно и бесстрастно одновременно, вкладывая столько чувств во взгляд, что направлен на Криса. Он отчаянно не понимает, откуда такая перемена и на самом деле даже не хочет задумываться на тему того, что мог сдать себя своими же словами.
- Нам не о чем разговаривать, так что думаю, что он правда хотел поговорить с тобой, - Хорейс говорит правду, выдыхая и переставая так злиться и раздражаться. Его напрягает вся ситуация и то, что Тин стала реагировать как-то немного странно для нее, как ему кажется. Он никогда вроде бы не видел ее в таком настроение. Чанг смотрит девушке в глаза, когда та поворачивается и пытается что-то сказать, но передумывает. Это совершенно сбивает с толку и он не успевает как-то отреагировать и остановить Блэйтин, не давая уйти. Он хочет объясниться и понять, что ее так вывело из себя, но ему даже не дают такой возможности. Рейс просто тупо стоит, переводя взгляд с прохода в кухню и на Кристофера, не понимая, что должен делать и как поступить. С одной стороны надо было пойти за Тин и поговорить, но с другой - он не может оставить пьяного Бёрка посреди своей гостиной. Особенно, когда тот так потерян и, кажется, плохо понимает, что делает и насколько сильно пьян. Хорейс тяжело выдыхает, прикрывая глаза и потирая их пальцами, пытаясь хоть что-то решить. Но не успевает что-либо сделать, когда слышит стремительные шаги в сторону гостиной, а после видит явно злую девушку, что дрожащими пальцами развязывает фартук, стоя уже посреди комнаты. Ее слова ранят и делают больно настолько, что сердце сжимается, пропуская удар, и Рейс в очередной раз тяжело выдыхает, не особо скрывая эмоций.
- Хватит, пожалуйста. Ты не понимаешь, о чем говоришь, - Чанг мягко сжимает чужое запястье, не давая куда-либо уйти и закончить разговор в не самый подходящий для этого момент. Он не хочет рассказывать ей про Криса вот так вот, под обстоятельствами и при нем самом. Это слишком сейчас. - Мы правда не ладим и игнорируем друг друга уже почти год. И я не понимаю, почему ты так реагируешь, ведь это никоим образом не касается ни тебя, ни наших с тобой отношений, - парень переводит взгляд с Блэйтин на Криса, ища какой-то поддержки, которой, наверное, там даже быть и не может. Рейсу сложно даже представить, что Бёрк может до сих пор испытывать к нему какие-то чувства. Вернее, даже не так, не до сих пор, а, наверное, вообще. Он думает, что если бы тот что-то испытывал, то не согласился бы тогда разорвать отношения, не избегал бы так наплевательски и тем более не жаловался бы Тин на какую-то девушку. - Между мной и Крисом нет совершенно ничего, даже намека на дружбу или что-то такое, мы слишком сильно поругались для этого, - Чанг понимает, что, наверное, сейчас слегка перегибает, говоря, что они прямо поругались, но ему кажется, что так лучше для ситуации. - Вам стоит поговорить о том, для чего ты сюда пришел. Просто сделайте вид, что меня здесь нет, вот и все, - тяжелый выдох срывается с губ, а Хорейс устало зачесывает челку назад, думая, что поступает правильно. Думает, что таким образом сможет избежать дальнейших непониманий и неловких ситуаций. - Крис, я знаю, что ты пришел сюда по личным причинам, что совершенно не связаны со мной, поэтому не стоит уходить лишь только потому, что наткнулся на меня. Хотел выговорить и получить поддержку от Тин, пожалуйста, я не стану выгонять и устраивать тут не понятно что - это не в моих правилах. Просто сделай то, зачем пришел, а потом мы вновь сделаем вид, что друг друга не знаем, ладно?
Он надеется, что такой вариант всех устроит. Ведь проблемой для всех стал он сам и его внезапное появление дома. До этого момента Крис спокойно сидел и изливал душу Блэйтин, а Рейс все испортил, не вовремя вернувшись домой. Он не дает нормально ответить на последнюю фразу выходя из гостиной в кухню и прикрывая слегка дверь за собой. И единственное, что сейчас хочется сделать закурить, наплевав на то, что потом наверняка получит подзатыльник от девушки за такое. Чанг лишь нервно усмехается на собственные мысли, стоя у открытого окна и медленно затягиваясь и расслабленно выдыхая дым в сторону улицы. Он абстрагируется, не собираясь подслушивать, если эти двое за стенкой все же решат закончить разговор. Ему все равно сейчас. Потому что сердце болезненно сжимается в груди от всех воспоминаний с участием Кристофера и пропускает пару ударов. Хорейс не понимает своей реакции, но ничего не сможет сделать, кроме как стоять в собственной кухне и нервно прикуривать уже вторую по счету сигарету, пытаясь заглушить ноющие чувство в груди, что изначально представлялось как раздражение и злоба.

+2

13

Чем больше ситуация накалялась, тем более трезвым себя ощущал Кристофер. Казалось, опьянение схлынуло волной, разум становился кристально чистым и лихорадочно соображал. В груди снова болезненно заныло, первичный стресс от встречи с азиатом отошел на второй план, и эмоции возвращались в привычное русло. Очень некстати оказалось ощущать себя трезвым. Еще и Тин восприняла его слова слишком резко, не поверив в их суть. Реакция Чанга была чересчур очевидной, не похоже, чтобы он вообще хотел и пытался скрывать их прошлое. Бёрк на несколько секунд спрятал лицо в ладонях, шумно вздохнул и подавил первичный порыв поссориться, который вспыхнул огнем сразу после фразы "не нужно было выдумывать".
- Если бы я выдумывал, не стал бы называть имен, - резонно подмечает мужчина, вновь отнимая ладони от лица и переводя взгляд на троюродную кузину. Общество Хорейса будет полезнее несколько секунд не замечать. - Ты ведь можешь спросить у Лю напрямую, если моих слов тебе уже недостаточно. Твое недоверие поражает.
Он все-таки поднялся с дивана. В первый момент пошатнулся, ноги чуть подкосились, желая вернуться к мягкой опоре, но Кристофер смог устоять на ногах. Собственный рост казался ему сейчас слишком высоким, пол находился далеко, падать, в случае чего, было бы больно. Он помотал головой. Не так уж мужчина и пьян, в самом деле. Трезвеет. Голова начинала болезненно шуметь, в такие моменты есть только два выхода - выпить таблетку и завалиться спать или же выпить еще виски и продолжать бодрствовать. Второй вариант импонирует больше.

За это время Блэйтин успевает сбегать на кухню, видимо, чтобы перевести дух. Мужчины остаются наедине, не долго, всего несколько секунд. Крис не успевает и не пытается успеть что-то сказать или сделать, он молчит, глядя себе под ноги и спокойно считая до десяти. Стараясь унять бухающее в груди сердце. Тин милостиво возвращается, но вовсе не успокоившись - ее поток мысли все еще вертится вокруг иллюзорного "предательства", она чувствует себя лишней, предлагает уйти. Бёрк мучительно стонет в пустоту, не отвечая, позволяя азиату самому разобраться со своей женщиной.
На удивление, Хорейс справляется с задачей неплохо. Тон его голоса звучит гораздо спокойней, сами слова, выбранные мужчиной, должны полностью успокоить О'Фаррелл. Кристоферу остается лишь изредка кивать в такт, почти не вслушиваясь в суть предложений. Между ними совершенно ничего нет, даже намека на дружбу, да, верно. "Твоими стараниями", - хочется едко ввернуть эту фразочку, но Бёрк кусает внутреннюю сторону щеки, чтобы промолчать и не срываться на болезненное ехидство. Да, он пришел по личным причинам. Да, он согласен после ухода вновь притвориться, что они незнакомы. Да, да, верно, конечно, да. Еще несколько коротких кивков.
Крис снова упускает момент, когда остается наедине, теперь уже с кузиной. Он поднимает взгляд, долго смотрит на нее, стараясь уловить, восстановленно ли доверие.
- Если хочешь, можешь послать сову Люси уже сейчас. Она в Норе, вместе с остальными многочилсенными членами семейства Уизли. Я подожду, пока ты удостоверишься в правоте моих слов, если их самих уже недостаточно, - Бёрк кисло улыбнулся. Кто бы что ни говорил, недоверие было обидно. Пусть он недоговаривал о своих отношениях с Рейсом, в конце-концов, был в своем праве не разглашать подробностей своего интимного прошлого, но лжи в его сегодняшних словах не было ни грамма. - Я сейчас вернусь. Думаю, мне все-таки понадобится твой виски.

Прежде, чем Блэйтин успела возразить, Бёрк даже слишком уверенно для нетрезво стоящего на ногах человека прошел на чужую кухню. Он прекрасно помнил расположение всего в этом доме, мог на автомате, с закрытыми глазами перемещаться по квартире и находить то, что нужно. Не глядя на Чанга, нашел в одном из ящиков заветную бутылку, с первой попытки отыскал стаканы. Только после этого не удержался и бросил на азиата взгляд.
Хорейс курил. Это вызвало короткую усмешку в уголках губ. Это было нечто, связывающее двоих, Кристофер помнит, что именно благодаря его стараниям во рту азиата впервые появилась сигарета. Даже сейчас он хорошо помнит поцелуи, в которых струйка дыма перетекала из одних губ в другие, образуя крошечные облачка. Дыхание на момент перехватывает, Бёрк отворачивается и так же молча выходит, вновь прикрывая за собой дверь.

Он взял два стакана. Один для себя, второй для Блэйтин. Не задержался дольше положенного в другом помещении, придраться здесь было не к чему. Слишком по-свойски, хозяйственным жестом откупорил бутылку, наполнил стаканы сразу наполовину и протянул кузине один.
- Составь мне компанию, - просьба совсем не звучала как просьба, скорее как мягкий приказ, совет, оформленное голосом желание.

+2