HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: ноябрь - декабрь 2025 года

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Законченные эпизоды » Тонкая красная линия


Тонкая красная линия

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Тонкая красная линия
https://i.gifer.com/4pD.gif

"Пролитой крови не засохнуть." (с)

Участники:
Neamhain Travers
&
Theobald Travers

Место:
Окрестности Хогсмида
Время:
10 декабря 2015, вечер

Сюжет:
На туманном Альбионе не осталось безопасных мест.

+6

2

- Идиот! - Со вкусом произнесла Немо, надвигая на нос шапку Питера, и пока тот возился, украла из его пакета пару конфет. Марта, разделив добычу, тихо посмеивалась. Впрочем, парень на это не обиделся, лишь погрозив несносным девчонкам кулаком. Такие небольшие дружеские уколы были для них вполне в норме. Особенно в таком отменном настроении.
И причиной такого прекрасного расположения духа был первый поход в Хогсмид, который можно было сравнить, разве что, с первым годом в Хогвартсе. С самого утра друзья занимались тем, что обшаривали каждый угол деревушки, придирчиво изучая ассортимент каждого магазина. Чтобы потом с чистой душой тратить родительские галлеоны на всякую чепуху. Немо даже хотела затащить друзей в "Кабанью голову", но те так уперлись, что пришлось идти дегустировать сливочное пиво в "Мётлы". В результате такого продуктивного похода, руки их были полны пакетами со всевозможными сладостями и магическими штуковинами, животы полны вкусностей а головы - впечатлениями. Изучение всех уголков Хогсмида заняло довольно много времени, потому когда троица вышла из "Трёх мётел", уже смеркалось. Ну а чем дальше они шли по протоптанной дороге в Хогвартс, тем сильнее сгущалась зимняя тьма. Но это их волновало мало. Вряд ли можно было найти более безопасную дорогу на всем Туманном Альбионе.
Как оказалось - напрасно.
Дорога круто забирала вправо, приближаясь вплотную к еловому лесу, огибая то ли холм, то ли курган. На фоне сумрачного абриса леса было практически невозможно заметить темную фигуру. А когда она отделилась от тени, отбрасываемой лесом, было уже поздно. Ближе всех оказался Питер. Чудовище, огромное, с непропорционально длинными ногами и крупным телом, в полтора человеческих роста, приземлилось передними лапами аккурат на спину мальчишки. Зверь перекусил тонкую шею, ещё до того, как Питер успел закричать. Алая артериальная кровь обильно брызнула на снег, а голова исчезла в пасти.
Марта вскрикнула от ужаса, тем самым привлекая внимание монстра. То повернуло окровавленную морду к девочке, темные провалы глаз светились оранжевыми огоньками. Но Марта быстро сообразила что делать, выхватывая из рукава палочку. Реакция у нее была отменная. Быть может, она могла бы стать аврором...  Но брошенное заклинание оглушения не произвело на чудовище должного эффекта. Оно досадливо тряхнуло уродливой мордой, только больше раздражаясь. С тяжелым полухрипом-полустоном, монстр прыгнул на Марту, подминая девочку под себе. Крик ее сначала был пронзительным, потом - хриплым, пока монстр выедал из девочки внутренности. В конце концов ему надоело, что ужин дергается, и он приложил тяжелой лапой голову Марты. Раздался омерзительный хруст.
Немайн от ужаса застыла и не могла пошевелиться. Словно завороженная наблюдала за разворачивающейся перед ней сюрреалистичной картиной. Казалось, что это просто кошмар, который вот-вот закончится. Но подступающая к горлу тошнота намекала на то, что все происходит взаправду. Когда наконец Немо приобрела возможность двигаться, она здраво (что поразительно для такой ситуации) рассудила, что сейчас самое удачное время для того, чтобы убежать.
Немо сделала аккуратный шаг назад... Под сапогом предательски скрипнул снег. Чудовище, привлеченное звуком, подняло морду на девушку. Оранжевые глаза вспыхнули, монстр сделал шаг навстречу Треверс. И тут, ведомая какими-то животными инстинктами, Немо закричала. Страх и первородная природная магия, которая проявляется у детей, когда они еще не умеют контролировать свои магические способности, откинула чудовище на пару метров назад. Что дало девочки неплохую фору.
Немайн развернулась и побежала, роняя пакеты с покупками, разом забывая про усталость прошедшего дня и тяжесть, свойственную человеку после тяжелого ужина. На ходу она расстегивала и скидывала с себя шубку. Которая хоть и была очень теплой, но к тому же сильно сковывала движения и замедляла бег. К тому же, Нем надеялась, что это на доли секунды задержит монстра.
Но тут под ногами оказался приличного размера булыжник, об который девочка благополучно запнулась, максимально нивелируя все свои попытки оторваться от преследования. Немайн упала лицом в снег, взывая от пронизывающей боли в голеностопе. Но ей хватило сил на то, чтобы обернуться. Расчет её был верен, монстр и правда задержался, чтобы растерзать шубу, которая еще держало тепло человеческого тела. Но этого хватило лишь на пару секунд. Ужасающая погоня продолжилась. Монстр двигался мягко, большими шагами-прыжка, словно огромная собака.
Немо буквально похолодела, когда заметила недалеко от растерзанной шубы свою палочку. Последние надежды на спасения растаяли на глазах. Как это часто бывало, в моменты, когда ей было страшно или грустно, Немайн хваталась за свою подвеску горного хрусталя. Вот и сейчас рука инстинктивно потянулась к небольшому амулету. Не в силах оторвать взгляд от бегущего на нее чудища, Треверс до боли сжала амулет в кулаке, живо представляя себе образ брата и мысленно обращаясь к нему за помощью. Не надеясь всерьез, конечно, что Тео немедленно здесь материализуется. Скорее взывая к помощи какие-то неведомые ей силы Судьбы, Удачи или богов. Не ожидая ответа и все больше погружаясь в последнюю стадию отчаяния, когда она превращается в смирение.

+5

3

Хогсмид. Теобальд не был здесь добрых лет девять с самого выпускного. Как же здорово иногда бывает вернуться в места, где проходили  беззаботные школьные годы, чтобы развеяться или по крайней мере не столкнуться с некоторыми с недавних пор вооруженными любителями злачных заведений, облюбовавшими магический Лондон. Но явно  не сейчас. Необработанный кристалл горного хрусталя больно жёг кожу, всё ярче разгораясь ослепительным былым пламенем под рубашкой, словно в насмешку над тем тусклым и размеренным мерцанием, что частенько напоминало брату о глупом детском страхе или дурном настроении Немайн. Глупая безделушка, подаренная маленькой Немо в день первого в её жизни путешествия в Хогвартс, скорее напоминание о любви и незримом присутствии семьи рядом с ней, чем серьёзный артефакт, в этот студёный декабрьский вечер как будто взбесилась. Острый камешек то нагревался и ярко мерцал, вселяя непонятную тревогу, то будто тянул куда-то, не позволяя усидеть на месте. Творилось явно что-то не ладное.
В самой школе с её обилием опытных профессоров и старших товарищей, благополучно взрастившей не одно поколение волшебников, юной волшебнице почти ничего не грозило, да и защитные чары накрепко удерживали оборону перед незваными гостями. Зато Хогсмид... Теобальд, не раздумывая, влекомый лишь интуицией, привычно называемой внутренним голосом волшебника, аппарировал именно сюда и не прогадал. Заснеженная деревушка пёстрая в своём обилие огней осталась далеко позади, когда до обострённого напряжённостью ситуации слуха Треверса донёсся нечеловеческий душераздирающих рёв. Подгоняемый всё нарастающим беспокойством Тео уже не помнил как очутился средь белоснежных сугробов в предместьях магической школы, как нёсся сквозь непролазный ельник, чтобы срезать крутой поворот путь. Один лишь опаляющий жар кристалла на груди и чувство острого страха, пульсирующего в висках. Он нужен Немайн сейчас, немедленно! В этом было что-то первобытное, дикое, не подвластное пониманию современного волшебника. Словно, древняя пробудившаяся по чьему-то зову магия накинула на него дьявольские силки и рвала вперед и только вперёд. Внутреннее беспокойство усиливалось с каждым шагом, а вместе с ним и уверенность, что сестра где-то рядом.
- Ния! - задыхаясь от быстрого бега, выпалил Тео и бросился наперерез той мерзкой твари, что брызжа окровавленной слюной, приближалась к распластанной на снегу девочке. На ходу выхватывая из рукава волшебную палочку, Треверс один за одним отправил в монстра несколько мощных заклинаний. С виду столь необдуманный поступок  должен был отвлечь внимание страхолюдины от ребенка и дать волшебнику фору хотя бы в несколько секунд, - Уходи! - коротко бросил он сестре, делая по топкому снегу широкую дугу в противоположном от неё направлении. Разъяренная внезапной дерзостью и явно сбитая с толку тварь глухо зарычала и, припадая на передние лапы, резко развернулась в сторону Тео.

+6

4

Услышав звук такого родного, пусть и искаженного быстрым бегом голоса, Немайн чуть не задохнулась от нахлынувших чувств - восторга, благодарности, облегчения и тут же цепкого страха. Который никак не хотел отпускать из своих объятий. Теперь помимо страха перед тварью, примешался едкий страх за брата. Немо совсем не хотелось, чтобы из-за нее пострадал любимый старший брат.
Она бы может и была рада удовлетворить его просьбу, звучавшую как приказ, да только не могла. Ния рывком села, попыталась опереться на ногу, но не тут то было. Боль тупой иглой прошла через всю ногу к бедру. Ни бежать, ни ходить она пока, кажется, не была способна. Девочка тряхнула головой, стараясь отогнать неприятные ощущения. Значит она обязана помочь брату.  Хотя какая из нее сейчас помощница? Палочка завалялась где-то в снегу, а идти она не могла. Треверс с тяжелым стоном встать еще раз...

Тварь, тем временем, нацелилась на Тео, который доставил ей столько неприятностей. В этот раз, чудовище избрало другую тактику. Вместо резких прыжков и открытого нападения, оно мягко начало ступать навстречу волшебнику, которому здесь не место.

...Немо наконец встала. И хотя каждое движение отзвывалось дикой болью, смогла добраться до своей палочки. Первоначальный шок от нападения к этому моменту начал отходить в сторону. На его место приходила злая упертость и холод. Палочка приятно потеплела в руках волшебницы, словно верный пес узнал хозяйку. Девочка как раз оказалась позади чудовище, которое неминуемо приближалось к Тео. Решение созрело быстро - необходимо было отвлечь тварь, чтобы брат смог ударить в уязвимое место. Перебрав в голове ворох бесполезных бытовых заклинаний, Немайн с трудом выудила нужное. Будь она в прямом противостоянии с монстром, её бы давно съели.
- Incendio! - Это заклинание, как младшекурснице, ей было не положено. Но этому тайком её научил дед. Посмеиваясь и прося внучку не использовать его налево и направо, чтобы не получить нагоняя в школе. Но теперь огонь пришелся как нельзя кстати. Монстр с подпаленной шкурой неприятно завизжал, принимаясь вертеться на месте, а потом и вовсе упал на снег, пытаясь то ли сбить пламя, то ли заглушить неприятные ощущения снегом. Лучшего времени для атаки и не придумаешь.

+6

5

Вот ведь упёртая девчонка! Тео велел ей уходить, спасаться пока появилась такая драгоценная возможность. Ведь, госпожа Фортуна, как всем известно, барышня довольно капризна и переменчива. Любой неверный шаг в схватке с кровожадной нечистью мог склонить чашу весов в противоположную от Треверсов сторону, и тогда количество жертв на стылом морозе декабрьского вечера увеличилось бы в арифметической прогрессии. Однако, младшая Треверс перепуганная чуть ли не досмерти, едва держащаяся на ногах с лицом, искаженным гримасой боли и отчаяния, стояла на своём, демонстрируя одновременно лучшие и опаснейшие семейные черты.
Чудовище тоже не дремало. Скользкое и мерзкое, с головы до пят перепачканное в ещё неостывшей крови, оно медленно и плавно, как если бы это был самый жуткий ночной кошмар, поворачивалось следом за Теобальдом, скалясь и утробно рыча. Словно искусный хищник, тварь шаг за шагом наступала, брызжа слюной и припадая всем корпусом к земле и готовое в любой момент пружиной выстрелись в сторону нападавшего. Треверс отступал, крепко сжимая палочку и выжидая подходящий момент. Сделав полукруг и полностью сконцентрировав внимание монстра на себе, он вновь ударил. Дракл дери эту мерзкую тварь! Мимо! Зверь вовремя сменил тактику, уворачиваясь от заклинания и опрометью бросаясь на волшебника. Треверс отпрянул, резко меняя свое положение в пространстве.
Теория теорией, но что стоит зазубренный параграф из учебника по защите от тёмных сил, когда нос к носу сталкиваешься с реально живой и далеко не такой глупой, как в книжке, да ещё и клацающей перед твоим лицом омерзительной смердящей пастью опасностью. Ни в одной школе чародеев такому не научат.
К чести Немайн, девочка не дрогнула, выуживая откуда-то из глубин подсознания заклинание и бросая его в сторону резвой твари. Удар попал точно в цель,тварь взвыла, оглашая лес диким душераздирающим рёвом, падая и бешено катаясь по снегу. Тео даже не успел задуматься откуда третьекурснице известны такие чары, он лишь бросил короткий благодарный взгляд в сторону сестры и вновь атаковал. Брызнула кровь, её горячие почти чёрные в свете луны капли окропили свежий снег, чудовище захрипело, задёргалось, бешено молотя лапами и вздымая вверх колючие льдистые хлопья, ещё силясь подняться. Тео шагнул навстречу, держа палочку нацеленной на отвратительную голову создания.
- Ты как? - наконец, дождавшись передышки, обратился он к сестре.

+6

6

Я рву зубами плоть безжалостно и злобно
Скрип поломанных ногтей,
Мне было слышно, как шептала громко смерть
Прозрачно и бессильно было биться ей

Есть всего несколько вещей, о которых человек интуитивно догадывается заранее. О содержании серьезного разговора, о плохих новостях, о надвигающейся опасности... и об отступившем ужасе. И когда черная кровь щедро окрасила белоснежный снег, Немайн уже знала, что чудовище мертво. Страх схлынул удушливой волной, позволяя вздохнуть полной грудью морозный воздух Хогсмида.
И только лишь когда противник был повержен, Нем смогла расслабиться. Брат еще осмотрительно держал палочку наготове, а девочка уже понимала, что зверь больше не поднимет головы. Она держалась на одной лишь злости и упрямстве, а теперь в тело начала шаг за шагом проникать дрожь и холод. На секунду забыв о подвернутой ноге, Немайн оперлась на поврежденную конечность. И тут же охнула, плавно осаживаясь вниз. Боль пронзила, кажется, до самой макушки.
- Не очень. - Треверс не стала храбриться. Дела у нее и правда были не самым лучшим образом. Девочку немного потряхивало, и не столько от холода, сколько от схлынувшего адреналина. Боль в ноге даже и не думала утихать, а оборачиваться и смотреть на то, что осталось от друзей и вовсе было чревато.
Но, как оказалось, оборачиваться было вовсе не обязательно. Она видела перед глазами лицо брата - бледное и изрядно испуганное - ровно три секунды. А дальше перед глазами сами собой всплыли неприятные образы страшной чужой смерти. Запах крови, внутренностей, паленой шерсти. Крики вперемешку со звуком рвущихся связок, хрустом костей и аппетитным чавканьем. Так звучала самая отвратительная смерть на свете - слабым стоном девочки, чьи внутренности доедает гуль. Всё это накрыло одновременно, внезапно и непрошено.
Палочка вновь выпала из пальцев Немо. Глаза её, с неестественно расширенными зрачками, а от того казавшиеся огромными и бездонными, смотрели на Теобальда, но не видели его. В них отражались звезды, поблескивая, украшенные горячими девичьими слезами. И смотреть на то, как в глубине глаз тринадцатилетней сестры на тебя в ответ смотрит бездна безумия, гораздо-гораздо страшнее, чем морда любого чудища.
В следующую секунду Нем всхлипнула, оттерла ладонью слезы с щеки, подтянула к себе здоровую ногу и уткнулась в коленку, превращаясь в просто испуганную и замерзающую девочку.

+6

7

Передышка. Поверженное чудовище огромной бесформенной кучей, громоздящееся в луже собственной крови, страшная вонь палёной шерсти, изувеченная человеческая плоть в бурых быстро подсыхающих на лёгком морозе потёках и глаза, огромные, словно сама бездна, переполненные ужаса глаза сестры. Чистейшее безумие. Такой младшую и самую любимую из сестёр Треверс Тео не видел ещё никогда. Бледная с горящими углями глаз она походила на бесплотного призрака или мертвеца, прошедшего все семь кругов ада и вернувшегося с того света, дабы свершить месть над своим обидчиком.
Первым  порывом Теобальда было ринуться к Нем, крепко обнять и прижать её хрупкую дрожащую фигурку к себе. В отчаянной попытке хоть как-то согреть деревенеющее на стылом вечернем воздухе тело, он стянул свой твидовый пиджак и накинул на её хрупкие плечи.
- Всё позади, - горячо шепнул старший Треверс, сгребая Немайн в охапку, - Я с тобой. Я рядом, - крепче сжимая объятия и осматриваясь по сторонам, продолжал шептать он на ушко. Яркие вспышки заклятий и шум боя должны были привлечь внимание если не в самом Хогвартсе, то в деревеньке неподалёку. Кто-то обязательно должен был  поднять тревогу, а значит к ним уже спешили на помощь другие волшебники. Немо всю колотило, да и у самого  Тео, не отличающегося спортивной закалкой, уже зуб на зуб на попадал. Любое промедление грозило отмерзшими частями тел и не одной неделей в Мунго с каким-нибудь страшным воспалением лёгких.
- Хватайся за шею. Сможешь? - наконец спросил он, и, не дожидаясь ответа, удобнее перехватил руками за спину девочки и со стоном поднял её на руки. Нет, сама Немайн от природы худенькая, была для Теобальда не тяжелее его собственных университетских учебников, но шрам ещё свежий, полученный не более двух месяцев назад, тут же напомнил о себе острой пронзающей болью в правом боку. Треверс глухо зашипел и крепче сжал объятия. Необходимо было добраться до школы, сообщить о случившемся и отправить сову Колдеру, пока младшей Треверс и её непомерно разбухающей лодыжке окажут помощь в больничном крыле.

Отредактировано Theobald Travers (2019-01-06 18:15:39)

+6

8

От брата веяло теплом. По сравнению с ним, Нем чувствовала себя настоящей ледышкой. И с готовностью прижалась к Тео, крепко-крепко обнимая. Так, как утопающий хватается за последнюю соломинку. Ей очень хотелось взять себя в руки, перестать плакать, но слезы будто сами собой текли по щекам, мгновенно пропитывая тонкую рубашку парня.
- Тео... - Вместо вразумительной речи вышел лишь невнятный истерический всхлип. И Немайн еще крепче вцепилась в брата, понимая, что отпустить его сейчас будет сродни смерти.
В ответ на вопрос она просто кивнула, обхватывая сильную шею брата. Подъем с земли дался тяжело им обоим. Нем зашипела от боли в лодыжке от резкого движения, впрочем и Теобальду было несладко. Девочка зажмурилась, утыкаясь в грудь своего спасителя, не желая оглядываться вокруг... И внезапно заметила, как рубашка брата начинает пропитываться кровью. В первые мгновения Нем подумала, что у нее видения. Она видела сегодня столько крови, что ничего удивительного в том, что ей начинает мерещится всякое - не было. Однако вскоре девочка даже сквозь свитер почувствовала, что рубашка Тео становится влажной.
- Тео, твоя рубашка... - Откуда кровь? Неужели брат был ранен во время битвы с чудищем? Или это её кровь и она просто не заметила раны? Мысли роились в голове, как дикие пчелы, разъяренные, жалящие, не дающие передышки. Нем не могла схватить ни одну из них, невозможно было сосредоточиться. Через секунду девочка почувствовала, как проваливается в бездонную черноту... и теряет сознание.
Ей снилось, что она находится на дне реки. И над ней толща мутной зеленоватой воды, сквозь которую едва-едва пробивается солнце. Вся эта масса тяжестью давит прямо на сердце, и Нем, как ни пыталась, никак не могла вынырнуть. Иногда, всё же, ей это удавалось. И девочка приходила в себя. Слышала голоса вокруг, холод, руки брата. И вновь тяжесть реки увлекала её обратно. Она спотыкалась, пытаясь оттолкнуться от илистого дна, тянулась наверх к солнцу, но то не становилось ближе.
В очередной попытке вынырнуть, Нем дотянулась до верха, чтобы глотнуть спасительного воздуха. Так ей казалось. И в этот момент солнце окрасилось в кровавый цвет. Девочка в ужасе отпрянула назад, толща воды вновь сомкнулась над ней... И Немайн очнулась.
Брат осторожно клал её на больничную койку. Это было легко понять по яркому свету и острому запаху лекарств. Вокруг суетились люди, но Нем даже не могла толком рассмотреть кто они. Лица казались ей знакомыми, но сосредоточиться и напрячь память не удавалось. Когда Тео хотел было отойти от нее, чтобы дать место колдомедику, Немайн вцепилась в брата мертвой звериной хваткой. Глаза её были наполнены ужасом, Треверс казалось, что отпусти она сейчас Теобальда, и над ней вновь сомкнуться зеленые воды реки.
- Не бросай меня, - пробормотала девочка, вновь начиная всхлипывать. - Тео, не уходи.

+6

9

- Всё хорошо, я рядом, - шепнул он, на миг склонившись к ушку девочки и крепко сжав её бледную холодную, как сама йольская стужа, ладонь. Ему пришлось немного потесниться, уступая место возле больничной кушетки колдомедикам, и занять совершенно не выгодную для себя позицию возле стены, согнувшись, но ни на минуту не выпуская руки Немайн из своей. Амулет на шее давно погас и уже не жёг так яростно под рубашкой, но Тео и без него отчётливо чувствовал, как жизненно необходим сейчас сестре.
Помощь подоспела как нельзя вовремя. Измученных и озябших волшебников подхватили вихрем внимания и заботы, закружили с причитаниями и негодующими вздохами и буквально понесли по воздуху, тщетно пытаясь всячески разжать мёртвую хватку девичьих рук вокруг шеи молодого человека. Но даже без чувств Немо была непреклонна и на каждую попытку их с братом разлучить, как змея, лишь сильнее сжимая свои кольца. Дорога до Хогвартса прошла как в тумане, за общей суетой и толкотнёй Треверс по-настоящему очнулся лишь в старом добром больничном крыле родной школы.
Немайн лежала на кушетке в окружении суетящихся колдомедиков и вихрем подоспевших профессоров, здесь же появился и хорошо знакомый Теобальду директор, с грозным видом он раздавал указания о запрете посещения Хогсмита для студентов и усиления мер безопасности, расспрашивал старшего Треверса об обстоятельствах сопутствующих их ночному приключению и обещал как можно скорее связаться с семьями пострадавших.
Тео что-то кивал, вяло и невпопад отвечая на вопросы и медленно оседая на пол просторной палаты. Адреналин, питавший силы, и эйфория  от схватки, постепенно стихали, обнажая слабость смертного тела и боль. Жжение в правом боку непомерно усиливалось, превращаясь из назойливого, но всё же терпимого в дикую раздирающую плоть боль. Рубашка, о которой Нем говорила ещё в лесу, насквозь пропиталась алым, окрашивая весь бок и спускаясь неровными потёками на брюки. Малышка Треверс была права в своих суждениях, Теобальд был ранен, но ошиблась она лишь в одном, эта рана была получена незадолго до их сегодняшнего приключения и не от когтей или клыков зверя, а от родной руки и магловского ножа Но об этом не следовало было знать ни одной живой душе.
Множество заботливых рук подхватили молодого Треверса и вопреки его сопротивлениям водрузили на кушетку, откуда он, стерпев несколько противно-горьких зелий и одну очень тугую перевязку, сбежал на кресло возле постели сестры, чтобы вновь взять её за руку и, не полагаясь на обещания деректора, самому написать Колдеру о случившемся.

+6

10

La fete est finie on descend
Les pensees qui glacent la raison
Paupieres baissees, visage gris
Surgissent les fantomes de notre lit
On ouvre le loquet de la grille
Du taudis qu'on appelle maison

Весьма мудро лекари решили, что более гуманным будет погрузить Треверс в глубокий оздоровительный сон. Так не надо будет потакать капризам маленькой девочки, а еще спокойнее провести все требующиеся манипуляции. И расчет их оказался верен.
Нем очнулась лишь спустя час. Поврежденная нога её покоилась на подушке, вокруг было по-прежнему светло и пахло травами. Девочке понадобилось несколько секунд, чтобы произошедшее навалилось на неё тяжелым ватным одеялом, сквозь которое ни вдохнуть, ни выдохнуть. Она судорожно вздохнула, непроизвольно сжала кулаки, крепко-крепко зажмуриваясь и сглатывая подступивший к горлу комок. Произошедшее мелькало перед глазами яркими картинками, мутными образами, запахами и звуками. Но наверное в этом было еще одно достоинство больничных палат - яркий свет и острый типичный запах настойчиво вымещал из головы любые другие образы.
Брат обнаружился в кресле рядом, задумчиво просматривающий какое-то письмо. Повинуясь каким-то глубинным инстинктам, Нем, забывая про свою ногу, потянулась к нему. Ойкнула от боли, но через секунду все равно оказалась у брата в кресле, устраиваясь у него на коленях и утыкаясь носом в его плечо.
Немайн и рада была бы что-то сказать, да слова никак не находились. Да и что тут скажешь? Произошедшее методично, упорно и размеренно царапало изнутри её грудную клетку. И теперь это назойливое чувство с ней навсегда. Его можно заглушить, забыть о нем, но оно никуда не денется. Как зверь, целеустремленно прорывающийся наружу...
Внезапно в голове девочки всплыло воспоминание об окровавленной рубашке Тео. Нем отстранилась немного, придирчиво оглядывая брата, дотрагиваясь до того места, где предположительно должна была быть рана.. и натыкаясь пальцами на повязку. Её глаза округлились, она подняла испуганный взгляд.
- Ты ранен? - И сразу, чтобы предупредить его действия: - Только не ври мне.

+6

11

Сначала, Теобальд, увлечённо разбирающий паутину из изысканных завитушек письма, просто на уровне инстинкта обнял забравшуюся к нему на руки Нем, как это не раз бывало, когда девочка навещала его и заставала за работой над очередной статьёй или письмом. Настолько привычным и уютным стал этот маленький ритуал, что старший Треверс, сосредоточённый на чём-то своём, не сразу вспомнил где они и что Немайн следует спокойно лежать в постели и дать отдых раненой ноге.
- Ааай сссс, - глухо протянул он, когда маленькие и цепкие пальчики до ужаса любопытной Нем ловко вывели его из состояния этой сосредоточенной задумчивости парой простых, но очень ощутимых нажатий, - Ты почему не в постели? - первое что выдохнул он, очнувшись от вспышки ослепительной боли, пронзившей его многострадальный бок. Местные колдомедики знатно над ним поколдовали, приняв поначалу за ранение от одного из острых когтей недогуля, - Да. Только Колдеру не говори. Договорились? - уже осмысленно отзеркалил манеру сестрицы.
- Как самочувствие? -  отложив пергамент в сторону, Теобальд уютнее обнял сестру и осторожно тронул губами её, как ему показалось, пылающий жаром висок. За время  сна Немайн, старший Треверс успел написать деду и даже получить от того ответ, пылающий праведным гневом, и с отповедью на три четверти пергамента. Колдер негодовал и собирался, в привычной для старого сноба и брюзги манере, разнести Хогвартс до основания со всеми его обитателями вместе взятыми. Попечительский совет не взирая на ранний час, должно быть, тоже уже стоял на ушах.
- Я написал деду, он пообещал, что скоро будет здесь и заберёт тебя домой, в Мосс Холл.

Отредактировано Theobald Travers (2019-01-16 07:48:24)

+5

12

Она очень быстро отдернула руку, когда увидела, как исказилось лицо брата. Очевидно, спрашивать больно ли ему, было бы неуместным. В меру своих сил девочка отстранилась немного от Тео, чтобы больше не задевать рану.
- Не буду. - Немайн очень серьезно кивнула, так, словно брат поручил ей как минимум государственную тайну. Теобальд мог быть уверен - сестра не разболтает его маленький, но столь болезненный секрет даже под страхом смертной казни. Вот только... - Разве... зверь тебя задел? - Она не сразу подобрала слово для описания монстра, который теперь наверняка будет являться к ней в кошмарах. И пускай память Нем не была совершенной, однако произошедшее виделось ей до сих пор с кристальной ясностью. Гуль не коснулся Тео, она была в этом практически уверена.
На вопрос о самочувствии Немо только пожала плечами. Врать, что хорошо - смысла не имело. Однако не сказать, что девочка чувствовала себя плохо. Скорее... неоднозначно. Ей бы сейчас убиваться горем, страдать, но вместо этого все что чувствовала Нем - гнетущую пустоту внутри. И от этого ей было максимально неловко. Что до физического самочувствие... Нога заживет, воспаленное горло пройдет, а шрам снова затянется.
Не спеша снова прижаться к брату, Немо покосилась на свиток, узнавая в завитушках залихватский почерк Колдера.
- Что пишет? - Девочка догадывалась, что три четверти письма - это гневные восклицания, но все же хотелось подробностей. Вообще хотелось понять что происходит.
Новости о Мосс Холле Немо немножко оживили. Глаза её заблестели.
- Ты поедешь со мной? - Горячая рука мертвой хваткой схватила ладонь Теобальда. Глаза, блестевшие словно в лихорадке, смотрели внимательно, будто прожигали насквозь. Но вот эмоции прочитать было сложно. С одинаковой вероятностью после отказа Тео, Немо могла и просто пожать плечами, и впасть в истерику. Впрочем, и сама девочка не могла это предугадать. Она только знала, что совсем-совсем не хочет, чтобы брат отпускал её руку. - Пожалуйста. - Прошептала Нем одними губами.

+5

13

Теобальд замялся. Что он должен был ответить сестре? Солгать про монстра из леса или рассказать правду о другом чудовище, захватившем сознание её второго и не менее любимого, но запропавшего на самом дне Лондона братца. Старшему из Треверсов одинаково не хотелось ни лгать, ни огорчать Нем горькой правдой, на голову девочки и так за сегодня немало свалилось. Погладив чёрные, как смоль, волосы сестры молодой человек поджал губы и отвел взгляд, весь его деланно задумчивый вид выражал собой абсолютную, не свойственную ему нерешительность.
- Нет, - тихо выдохнул он, осторожно пересаживая Немайн поближе к своему здоровому боку и снова крепко обнимая, - Это почти зажившая история, просто я неудачно повернулся. Всё уже хорошо, - бодрее добавил Тео и протянул Немайн пергамент, радуясь возможности сменить тему - Старик грозиться карательными мерами и клянет весь Хогвартс на чём свет стоит. Ты же знаешь старика. Дома все переживают за тебя, даже наш ботаник вышел из теплицы.
Рука Немо так стремительно и совсем не по-девичьи жёстко впилась в его руку и пережала пульс на запястье, что глаза Теобальда невольно округлились. Молодой человек и не думал оставлять её одну прежде чем сам не убедится, что его дорогая, натерпевшаяся ужаса по вине чужого халатного отношения к собственным обязанностям, сестра в полной безопасности и заботливых родительских руках. Уж Гвиневра сумеет позаботиться о дочери должным образом и окружит малышку теплом и любовью пока та вновь не окрепнет.
- Поеду, - не раздумывая ответил Тео, накрывая ладошку Нем своей, поглаживая её тонкие бледные пальцы и осторожно отцепляя от своего запястья пока ещё совсем не перестал его ощущать, - Хочешь, я даже останусь там с тобой до самого Йоля?

+5

14

Вести о том, что вся семья на ушах стоит, неожиданно приятно мазнули по девичьему сердечку. Впрочем, не надолго. Вместе с мыслями о собственной семье, Нем припомнила и о родителях погибших друзей. Даже представить сложно, что они переживают сейчас, как сильно их горе. Так что Немо тут же устыдилась своего маленького приступа тщеславия.
А еще, скорее всего, рано или поздно с ней захотят поговорить, выяснить, что случилось на самом деле. Может быть даже залезть в ее голову? Немайн хотела избежать этого всеми силами.
- Хочу. И на Йоль тоже. - Нем показалось, что это было бы не честно, если бы Тео просидел в Мосс Холле все эти дни и не остался на праздничный ужин. - Только давай поскорее отправимся домой. Я себя вполне хорошо чувствую! Если мое выздоровление заключается в том, чтобы просто лежать, я с большей пользой займусь этим дома!

Но домой Немайн под строгим присмотром брата отпустили только на утро. За это время вывихнутая нога полностью восстановилась под воздействием чудотворных зелий, а с Треверсами все-таки успел поговорить директор. Нем отказывалась отпускать брата хотя бы на минуту, потому вести диалог пришлось с ними обоими одновременно.
Переступив порог Мосс Холла, оба отпрыска Треверсов были взяты в ворох заботы и семейного внимания. Нем все так и норовили потрогать, чтобы удостовериться, что она жива, а еще уложить в кровать, а Тео - расспросить и накормить, конечно. Отбиться удалось с трудом. Теобаль отправился на разговор с Коледром, который уже собирался отправляться в Хогвартс, а Нем отправилась наверх к себе разбирать вещи.
Девочка сидела рядом с раскрытым чемоданом и смотрела на аккуратную стопку вещей, учебников и пергаментов. Нога больше не болела, вообще физически Треверс чувствовала себя лучше некуда. А вот внутри... Внутри было глухо, как в пустом котле. Она сидела на коленях, держала в руках свитер и пыталась нащупать внутри хоть что-то, что бы находило отклик. Эмоцию, чувство, воспоминание. Глухо. Морщась, она даже постаралась припомнить детали нападения... Но и тут ничего. Глухая кирпичная стена, из за которой доходили отголоски эмоций. В основном - отвращения. Отстранено Немо подумала, что это будет самый мрачный День рождения в её жизни.

+4

15

В Мосс Холле Теобальд не был с самого Самайна. Да и на праздник он заскочил так мимоходом, лишь для проформы отдавая дань семейной традиции и скорее обратно в Лондон под сень фамильного особняка, где больше не ступает ни одна нога кого-либо из Треверсов кроме него самого, разумеется. В такие упоительные моменты полного одиночества маленький и занудный интроверт внутри Тео ликовал: тишина и спокойствие, никто не ходит хвостом и не портит вещи, есть время в волю поразмышлять о своём и писать, писать столько, сколько душе угодно до боли в пальцах и рези в глазах. А вот в родовом поместье всегда слишком шумно и многолюдно, и здесь старший отпрыск Треверсов начинал задыхаться, но ради Нем... Ради своей любимой сестры молодой человек готов был и потерпеть. К тому же, никто же им не запретит время от времени покидать стены Мосс Холла и гулять по округе, избегая назойливого внимания как старших, так и младших членов их семьи.
Едва успев переступить порог родового гнезда Тео и Нем были разлучены. Девочку с охами и ахами увели куда-то в глубь дома, а внука властным жестом и суровым, не терпящим возражений взглядом, подозвал к себе Колдер. И всё опять закрутилось по новой: а как, что, покажи да расскажи! На третьем круге подробнейшего до мелочей рассказа Теобальд откровенно выдохся и был передан дальше по рукам с коротким перерывом на лёгкий перекус.
Тео высвободился из этой паутины гиперопеки и заботы лишь ко второй половине дня, а потом задержался ещё на пару минут, чтобы чиркнуть несколько строк своему закадычному приятелю Леннарду Роули: "Ленн, должно быть, слухи о случившемся в Хогвартсе уже дошли и до китайской границы. Я в Мосс Холле и задержусь здесь примерно до Йоля. Придется отменить наши планы, обстоятельства обязывают, прости. Все подробности при встрече. P.S. Если будешь в Девоне, заглядывай к нам. Тео."
- Госпожа Немайн, - тихо позвал Треверс, наконец добравшись до спальни сестры и приоткрывая дверь, - Ваша Светлость, - шутливо добавил он, моментально преображаясь и проскальзывая в комнату и пряча руку за спиной, - Позволите ли Вы мне, послу из дальних краёв, именуемых ни как иначе чем Fam Trwy ' hudol gegin просить Вашей высочайшей аудиенции и преподнести в дар этот скромный жест доброй воли?
Медленно подойдя к постели Немайн, Тео отвесил церемониальный поклон и опустил перед сестрой поднос с чаем и большим куском ароматного яблочного пирога с душистой корицей.
- Я считаю, что это подкуп со стороны Гвиневры, - пошутил он и опустился рядом, - И если ты не будешь, то мне больше достанется, - приобняв Нем за плечи и чмокнув в щёку, Тео тепло улыбнулся, - Ну как ты?

+5

16

Где-то бродят твои сны, королевна;
Далеко ли до весны травам древним...

Голос брата заставил Немо вздрогнуть, выходя из оцепенения. Она настолько погрузилась в собственные мысли, что Теобальд казался ей чем-то чужеродным, странным и вообще... иным. Ей понадобилось некоторое время, чтобы понять что происходит. И неожиданно для нее самой, мир окрасился в теплые тона цвета охры и золота, мир вокруг пах маминым пирогом и корицей. Ей так нравилось, когда он называл ее так: "Ваша Светлость". Это был их маленький позывной, который был способен растопить многолетнюю мерзлоту. Что уж говорить о сердце девочке, которое только училось быть ледяным и черствым?
- Ох, Тео... - Как только брат приземлился рядом, девочка тут же крепко-крепко его обняла. Она улыбнулась, чувствуя как к горлу снова подступают слезы. Уткнулась носом в его плечо посильнее, чтобы не разрыдаться. Сколько раз за последние пару суток он слышал свое имя из ее уст? Около сотни, пожалуй. Немайн и самой было неловко от того, что она виснет на брате, словно маленькая. Но ничего не могла с собой поделать. Тео сейчас ей казался единственным источником тепла, солнцем, без которого жизнь становится холодной и тоскливой.
- Я так не хочу возвращаться в Школу. - Нем наконец отняла лицо от плеча брата, чтобы взглянуть на него. - Как думаешь, что скажет дедушка?
Пирог и чай пах так призывно, что Нем все же не удержалась. Потянулась к чашке, вдохнула пряный аромат. Похоже, над составом поработал папа. Тихо вздохнув, девочка делает глоток. Кажется в составе мелисса, мята и наверное ромашка. Самый успокаивающий состав для взволнованной дочери. Немо боялась, что от этого она просто снова заснет.
- Тебе придется съесть половину, - кивнула девушка на тарелку. - В меня больше не влезет.
Внезапно в окошко аккуратно постучали-поскребли. На карнизе сидел небольшой сыч. Отставив чашку, Немо поспешила к окну, опережая Тео. Отворив раму, девочка впустила взъерошенную птицу, отвязывая от ее лапки письмо, на нем была была печать Министерства. Мгновенно забывая о голодном и недовольном сычике, Немайн ломает печать и погружается в чтение. Сначала внимательно вчитывается в каждую строчку, а потом пробегает по диагонали. Наконец, просто небрежно отбрасывает бумагу, поднимает глаза на брата.
- Просят дать показания... - Взгляд девочки становится пустым и каким-то обреченным.

Отредактировано Neamhain Travers (2019-02-18 22:31:50)

+4

17

Сначала порывисто крепко обняв сестру и прижав её к своей груди, Тео чуть отстранился и взял её маленькое худенькое и острое, личико в ладони и заглянул в полные влаги озёра её глаз. Такая маленькая, ещё ни в чём не повинная душа и сердце, как у птички, бьётся так тревожно. Немайн, сестричка, что нужно сделать, чтобы вновь вернуть покой твоему растревоженному существу? Теобальд мягко погладил подушечками больших пальцев бледные щёки девочки и шутливо чмокнул в кончик вздёрнутого кверху носика, вновь обнимая.
- Немайн Гвиневра Треверс, не позорь мои седины, - прочистив горло, со скрипом старший брат передразнил ворчливую манеру деда. Старый манипулятор скорее нанял бы две дюжины самых отъявленных головорезов в свиту девочки, чем позволил бы юной наследнице рода не окончить традиционное для всех волшебников образование. Все Треверсы испокон веков заканчивали Хогвартс, обязательно Слизерин и неизменно одними из лучших, таковы уж были традиции. Вот и Нем не позволят прозябать дома.
- Но ты не слушай ворчуна, он сделает всё возможное и невозможное, чтобы тебе с этим помочь и до конца каникул тебя никто тревожить не станет, отдыхай, - выпустив сестру из объятий, Теобальд потянулся и, закинув руки за голову, плюхнулся спиной на ворох мягчайших подушек на её по-девчачьи уютной кровати, за что моментально был наказан болью в боку, - Ссссс... ааа... - протянул он, ища положение поудобнее, - Всё что не съешь ты, я доем. Не пропадать же такому добру. Иди ко мне...
Старший Треверс не успел закончить предложение, обрываясь на полуслове и поднимая взгляд к окну, куда уже подорвалась прыткая Немо.
- Не может быть, - Тео нахмурился, подбирая листок пергамента и спешно пробегая глазами по строчкам, - Это какая-то ошибка. Дед бы не позволил. Дракловы министерцы, - губы молодого человека сжались в жёсткую прямую линию, и лицо исполнилось упрямой решительности, - Я поговорю с ним. А если всё же потребуется личное присутствие, пойду один за двоих. Не падай духом, - рука Треверса протянулась к сестре, - Я с тобой.

+5


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Законченные эпизоды » Тонкая красная линия