HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: ноябрь - декабрь 2025 года

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Treasure chest

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/1/15/d5e1bb9767c7031e7934ed1f5c926fb1-full.jpg[/icon]

Treasure chest
https://i106.fastpic.ru/big/2018/1215/14/106d51d3cda005cd6e87f6059d5f3614.jpg


Участники:
Blaise Zabini
&
Jennifer Williams

Место:
Лондон, Великобритания,
и побережье Северной Ирландии

Время:
13-14 декабря 2025

Сюжет:
Что можно найти на пыльном чердаке старого ирландского рыбака и чего там находить не следует.

Отредактировано Jennifer Williams (2019-01-15 14:50:36)

+3

2

Не важно, маг ты или маггл, у людского рода есть привычка откладывать важные начинания и решения на круглые даты, начало какого либо цикла или, на худой конец, любимое – на понедельник. Сколько обещаний начать новую жизнь приходилось на старт рабочей недели! Блейз Забини ничего подобного не планировал, оно само так получилось. Он смотрел на спящую женщину в своей постели и едва заметно покачивал головой, всё еще не веря в реальность происходящего.
С того понедельника, когда он сочетался браком в Отделе Тайн с Дженнифер Вильямс, прошло почти две недели, которые показались ему долгими месяцами. И без того нескучная, но привычная и размеренная жизнь Блейза в одночасье перевернулась с ног на голову. Он никогда не задумывался о том, что представляет собой брак. Допустить к телу и впустить в свою душу, а затем и в жизнь? Оказалось, что всё это работало не так. Не односторонне. Не позвать в гости, а объединить две судьбы. Совместить существование двух ранее отдельных человеческих единиц в один общий поток. И как же нелегко это давалось!
Ему стоило немалых трудов, нервов, увещеваний и компромиссов уговорить Джен оставить свой домишко и потихоньку обживаться в его квартире, где Полосатик с Лордом тут же добавили жару и без того не лишённому сложностей совместному быту четы Забини. Филин считал низзлёнка пищей и пытался на него охотиться, а тот вдруг увидел в пернатом соседе товарища по играм, а заодно и источник материнского тепла. Битвы, достойные пера летописца, естественно приходились на ночное время суток, уменьшая молодоженам и без того краткие периоды сна.
Блейзу было сложно совмещать в себе противоречивые желания остаться при своем личном пространстве и вместе с тем помочь Джен почувствовать себя рядом с ним дома. Его нервировало то, что она раскладывает бумагу и карандаши там, где он не ожидал их найти, что не туда ставит вымытые чашки и по-своему повернула коврик в ванной. И это не считая огромного количества мелочей, постепенно равномерно расползающихся по квартире, и целого вороха ее вещей, потеснивших аккуратно развешенные костюмы и рубашки в гардеробной. Раздражаться было бессмысленно – он сам настоял на обновлении гардероба Джен, озаботившись тем, чтоб его супруга носила не только удобное, но качественное и привлекательное. У них различались кулинарные предпочтения, мнение о том, как часто нужно принимать душ и на каком боку спать. Уступки, уступки и еще раз уступки, с обеих сторон. Что не мешало регулярно ворчать друг на друга, а иногда и ругаться так, что даже оба питомца забивались в один угол, забыв о собственных сложностях в отношениях.
Но неизменно любые ссоры оканчивались поцелуями и объятиями, тихими извинениями и робкими признаниями, бурными ночами и завтраками в постель. Внезапно оказывалось, что все эти сложности в действительности не имели значения, когда Джен мягко во сне шептала "Блейз...", прижимаясь щекой к его плечу. Или когда они до одурения целовались в пустом министерском лифте, отскакивая друг от друга на каждом этаже. Или когда вместе собирали по утрам осколки какой-нибудь чашки, шерсть и перья, пытались что-то приготовить, помогая друг другу, принимали вместе ванну и каждый вечер стремились поскорее добраться домой, чтобы просто побыть вдвоем друг с другом.
Он, Блейз Забини, серьезный взрослый мужчина, глава целого отдела, чувствовал себя подростком, тайком от окружающих наслаждающиймся любовной эйфорией. Встретившись с Джен в людном холле Министерства он бросал язвительное "Вильямс" вместо приветствия, надменно усмехаясь, а дома подначивал её, горячо шепча ей на ушко "миссис Забини". Он будто стремился наверстать всё, чего был лишен в юности, когда упивался только телесными удовольствиями. И даже если представить, что какая-нибудь из его бывших пассий мирно уснула бы в его постели, когда он задержался на работе в пятницу вечером, то вряд ли он дал бы ей и дальше спать. И уж точно не наслаждался бы простым созерцанием расслабленного во сне лица и легчайшими прикосновениями к волосам.
Аккуратно, чтоб не потревожить, он вынул из-под локтя Джен эскизник, на котором трепетал на воображаемом ветру разноцветный цветочный орнамент, собрал в коробку карандаши и тихонько прилёг рядом. Неудобно, отвоевав лишь уголок одеяла и с ощущением, что как минимум одна рука у него лишняя. Она тут же прильнула к Блейзу, что-то пробормотала во сне и потянулась за поцелуем, не приходя в сознание, заставив его едва слышно рассмеяться.
– Блейз, просыпайся.
Кажется, он едва успел сомкнуть веки, как тут же теплая ладонь коротко прошлась по его щеке. Голос и прикосновение острым лезвием разрезали чугунную тяжесть глубокого сна, не позволяя вновь соскользнуть в объятия Морфея. Блейз болезненно осмотрелся: сквозь щели в занавесях не просачивалось ни единого солнечного луча. На прикроватной тумбочке памятником терпению сидел Лорд, посверкивая в темноте желтыми глазами, а у его лап клубочком свернулся Полосатик. Редкое зрелище. Ночную умиротворенную идиллию нарушала растрепанная, но свежая и выспавшаяся Джен, уже прыгающая вокруг кровати в попытке натянуть носок. Блейзу не пришлось даже рта раскрыть, всё недоумение было и без того написано на его лице.
– Ты что, забыл? Суббота! Мы едем знакомиться с бабушкой и дедушкой!

Отредактировано Blaise Zabini (2019-01-06 23:17:06)

+4

3

[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/1/15/d5e1bb9767c7031e7934ed1f5c926fb1-full.jpg[/icon]Едва досидев до конца рабочего дня пятницы, без пяти шесть Джен нацарапала записку и отправила её в Отдел тайн. На её самолётик "Хочу домой!" Забини ответил кратким "Нужно задержаться. Возвращайся без меня."
Об аппарации, как и о пользовании каминной сетью, и речи не могло идти – в последние дни тошнило Джен почти постоянно. И скрывать беременность от сотрудников становилось всё труднее. Как и изменение своего статуса. На удивлённый комплимент одной из куриц в следацкой Джен отмахнулась, мол, решила обновить гардероб. И кажется, её надежда на простоту кроя не смогла обмануть сплетниц на счёт явно немаленькой цены обновок. Это дало пищу для шушуканий ещё на неделю, по истечении которой у Джен очень заботливо поинтересовались, отчего она такая бледненькая в последнее время. "Бледненькая" тогда с трудом удерживалась от того, чтобы не вывалить на стол содержимое желудка, и её вялому "Видимо, погода" наверняка не поверили.
По дороге на остановку Джен удивилась тому, как было непривычно вдруг оказаться одной, и тому, что её "домой" теперь означало фешенебельный Найтсбридж, а не скромный Даунхэм. И как это Забини так лихо перетащил её к себе? Джен удалось убедить его в том, что прощаться с затрапезным домиком рановато хотя бы потому, что в его квартире некуда девать все её вещи. Но сама она, кажется, начинала привыкать к модной студии, о которой даже не позволяла себе мечтать.
Открыв дверь своим ключом, Джен увидела последствия то ли игрища, то ли побоища Полосатика с Лордом: в воздухе висели, будто боясь упасть на пол, небольшие белоснежные перья.
Лорд! Птичка моя! Что с тобой сделал этот несносный кот? – Лорд не отозвался, а Полосатик радостно выскочил откуда-то из-под кровати на её взволнованный голос. – Ты зачем Лорда сожрал, паразит? Что мы Забини скажем? – взялась она отчитывать довольно упитанного низзлёнка, который радостно прыгнул к её ногам и взялся о них тереться.
Аккуратно пытаясь не наступить на лезущего под ноги Полосатика, Джен обнаружила Лорда в гардеробной, увлечённо дерущего клювом её новое парадно-выходное платье. С клочков шёлкового атласа одна за другой с тихим стуком падали на пол бисеринки почти уничтоженной роскошной вышивки. На сдавленный вопль ужаса Лорд воровато оглянулся, вспорхнул на верхнюю полку и принялся чистить перья, как ни в чём не бывало.
Ну и ладно, – сказала она птице. – Мне оно всё равно не нравилось. Но Забини из тебя точно фарш сделает.
Уставшая после уборки развороченных внутренностей подушки и испорченного платья Джен села на постель порисовать. Дурацкие шёлковые простыни были скользкими, но приятно прохладными, а её почему-то так клонило в сон...
... что она вспомнила о пропущенном ужине, только когда её живот забурчал почти одновременно с будильником. Ещё несколько минут Джен тупо смотрела на часы, показывающие несусветную рань, и только вспомнив о планах на субботу, взялась тормошить тёплого и сонного Блейза.
Он был невыносим, когда его будили, но Джен заранее настроилась не сдаваться.
Если мы не успеем на ранний паром, потом будем толкаться в толпе турья! – пыталась она воззвать к благоразумию ворчащего Блейза. – И вообще, я умираю с голоду. И хочу кофе с круассанчиком из соседней кафешки. Вставай давай!
Какой ранний паром? – Забини мгновенно проснулся и даже приподнялся на локте. – Ты с ума сошла? Сегодня же суббота!
И что? Первый отходит в шесть утра. А дальше толкучка и туристы. Ну вставай же! – живот Джен убедительно заурчал в подтверждение её слов.
Теперь я ещё меньше хочу туда ехать. Это не беря во внимание то, что твой дед наверняка всадит мне порцию дроби из своего ружья в... куда-нибудь, – проворчал Блейз и демостративно завернулся обратно в одеяло, тут же сроднившись с подушкой.
Ничего он тебе не всадит! Он вообще, скорее всего, промахнётся. Из вежливости, – Джен натянула толстый свитер ручной вязки и упёрла руки в бока. – Если ты никуда не поедешь, я поеду сама. И одну он меня точно убьёт.
Блейз выглянул из-за одеяльной крепости одним глазом, оценивающе осмотрел фигуру супруги и констатировал:
Тебя – не убьёт. Дженни, ну не в шесть же утра! – жалобно воскликнул он и со стоном откинул край одеяла в сторону. – Так, стоп. Если это время отхода парома... Сейчас сколько?
Ещё как убьёт. Ты забываешь, что он из старых католиков. А я без согласия семьи вышла замуж за... непонятно кого. Ещё и беременная, – взглянув на часы, Джен пожала плечами. – Пять двадцать, а что?
Я в такое время могу засыпать, а не просыпаться, – по мере покидания тёплой постели в Блейзе нарастало раздражение. Правда, его ворчание в дальнейшем приходилось в основном на долю  Полосатика и Лорда, чьи взгляды на хозяина молча обещали ему скорую расплату. Блейз ворчал на неуживчивые предметы мебели, которые путались у него под ногами. На слишком холодную воду. Ой нет, горяч... Опять холо... Да что такое с этим краном?!
В конце-концов минут через двадцать Забини показался из гардеробной полностью одетый в знакомом по поездке в Италию стиле. Помимо джинсов и прочей почти нормальной по мнению Джен одежды, образ дополняли вьющиеся от влаги волосы и задумчивая складка между бровей:
Не знаешь, что это и откуда? – растерянно спросил он, протягивая на ладони несколько поблескивающих изумрудных бисеринок.
Яаа... Тебе потом расскажу, – Джен схватила Блейза за руку и потащила к выходу.
У порога кафешки выяснилось, что ни кофе, ни круассаны без четверти шесть утра в субботу почему-то не продают. Джен пробормотала себе под нос "Значит, можно аппарировать", завела по-прежнему ворчащего Блейза в подворотню, крепко обняла... И едва не потеряла сознание после аппарации, упав в объятиях Забини в каком-то закоулке.
С него тут же слетели остатки сонливости, оставив место только испугу и волнению. Так теперь бывало всегда, стоило Джен лишний раз охнуть:
Что такое? Где болит? Тебе наверняка нельзя аппарировать в твоём положении, – зачастил Блейз, лихорадочно скользя взглядом по её бледному лицу.
Прекрати дёргаться, на паром опоздаем, – Джен выпрямилась, пошатнувшись, и снова потянула его куда-то по ночному городку, пахнущему морем. – Это Кэрнрайан, отсюда мы возьмём паром до Ларна, а там уже рядом, – поясняла она на ходу, пытаясь отвлечь Забини.
А если будет качка и тебе станет плохо? – он продолжал допытываться, тем не менее следуя за ней.
Джен мягко улыбнулась:
Я же внучка моряка. Мне не может быть плохо на море.

Отредактировано Jennifer Williams (2019-01-15 14:47:08)

+3

4

- Можно подумать, это влияет на токсикоз... - он еще что-то ворчал, но только до тех пор, пока паром не тронулся, плавно скользнув от причала. При всей любви Блейза Забини к воде и морепродуктам, он почему-то никак не мог заставить себя поверить в то, что водный транспорт может быть надёжным. Это касалось и самолётов, и всего, что не ездило по твердой земле, так что путешествия нередко становились для Забини тем еще испытанием.
Первые признаки морской болезни усугубили и без того не радужное настроение Блейза и даже прелесть морозной звездной ночи не могла этого исправить. Он сел как можно дальше от окошка и прикрыл глаза. Если глубоко дышать и представлять себе, что легкая качка - следствие не слишком хорошей дороги под колёсами, то можно относительно неплохо пережить эти два часа. Но тут Джен, которой действительно на воде моментально полегчало, вернулась из поисков закусочной, распространяя вокруг себя тошнотворный запах хот-догов. На её предложение угоститься одним из двух купленных, Блейз только сквозь зубы выдавил:
- Я не голоден.
И нервно сглотнул. В попытках отвлечься он наткнулся в кармане на несколько стеклянных шариков и вдруг вспомнил. Мелкий изумрудного цвета бисер, украшавший атласный серебряный лиф! Забини едва не с боем настоял тогда на своём и купил это платье, поскольку оно очаровательно оттеняло глаза Джен, а зелень вышивки делала её волосы совершенно огненными.
- Рассказывай, - потребовал он, снова показывая находку супруге, жизнерадостно уплетавшей свой кошмарный завтрак.
Джен чуть не поперхнулась, закашлявшись, отпила кока-колы и только потом запинаясь начала:
- Понимаешь... Ты же не будешь сердиться, правда?
- Уже начал, - Блейз недовольно свёл брови.
- Не нужно, пожалуйста! В конце концов, может, ему недостает игрушек, он же не может, как Полосатик, а бисеринки такие красивые...
- Лорд?! - от этого возгласа пожилая дама с переднего сиденья вздрогнула, обернулась и укоризненно посмотрела на Забини. Так что тот продолжил свистящим полушепотом, от того не менее кровожадным: - Я из него котлеты сделаю, как вернемся!
- Лучше бы какой-нибудь красивый насест ему купил! - таким же яростным шепотом ответила ему Джен. - С висюльками там, или чем-то, что можно беспрепятственно драть!
- Он же почтовая сова! - новый виток спора прервала качка, заставив Блейза захлебнуться воздухом и быстро ретироваться в направлении уборной.
Бледно-розовый зимний рассвет показался как раз тогда, когда паром вошел в порт Ларн. У Блейза перехватило дыхание от вида местности, наполовину освещенной первыми зябкими лучами солнца, наполовину схоронившейся в еще царящей ночи. Или это были последние проявления морской болезни? Едва он сошел на берег, как тошнота отступила почти полностью. Впрочем, о еде Блейз всё еще старался не думать. И когда Дженнифер предложила поймать попутку, опасаясь аппарации на полный желудок, он торопливо согласился, конечно ссылаясь на её положение, а не на своё состояние полупереваренного овоща.
Ох, лучше бы он настоял на аппарации!
Пока Джен общалась с каким-то мужичком, Блейз с сомнением рассматривал то, что имело право гордо именоваться автомобилем. Ладно, благо до Гленарма по заверениям Джен была всего пара десятков километров, может, эта развалюха и доедет. Сам он попробовал бы подыскать что-то получше, но как оказалось, здесь на человеческом языке не разговаривали. Вернее та речь, которую употреблял их потенциальный извозчик и, что удивительно, сама миссис Забини, чем-то отдалённо и напоминала английский, но понять Блейз мог только самый минимум. Судя по нескольким ухваченным обрывкам фраз и довольному выражению лица Джен, мужчина согласился подвезти их до деревеньки, благо, ему было по пути.
- Знаю-знаю, вы собираетесь посмотреть на Гленармский Замок, - с добродушной усмешкой заявил владелец автомобиля, пока пассажиры располагались на заднем сиденье.
- Да, конечно! - бодро соврала Джен, чем немало озадачила Блейза. Но расспрашивать он не стал: за окнами как раз потянулись заснеженные поля, покрывавшие холмы и местами окаймленные темной порослью голых деревьев и кустов. Джен о чем-то болтала с водителем, не мешая очарованному Забини, жителю муравейника под названием Лондон, наслаждаться открывшимися просторами.
- Смотри, смотри, овечки! - он крепче сжал в руке пальчики Джен, обращая на себя внимание, и уставился на неё широко распахнутыми глазами ребенка, который впервые встретил Рождество. И тут же стушевавшись, пробормотал: - Впервые вижу черномордых.
Джен тепло улыбнулась:
- Тут всякие встречаются, - со смешком ответила она. - И их зачастую куда больше, чем людей.
Вскоре стало понятно, что она права. И чем они, интересно, питаются? Снегом? Ландшафт вдоль дороги не менялся и полз мимо так медленно, будто они шли пешком, а не ехали. В машине было душно, сильно пахло бензином и Блейз спросил разрешения открыть окно, почти сразу же убедившись в том, что это было неверное решение: ветер побережья едва не сдувал лицо с черепа. Изредка узкая колея обрастала косой оградкой на подъезде к очередной деревне и в каждой из них водитель считал своим долгом остановиться, выйти и завязать беседу-другую с прохожими, или вовсе зайти в какой-нибудь дом. Складывалось ощущение, будто у него, как и у всех местных было всё время мира и никаких важных дел. На втором часу поездки, которая должна была занять максимум полчаса, дорогу перегородило стадо овец, которое медленно продвигалось в том же направлении, что и они. Машина замедлилась на скорость движения отары, то притормаживая, то рывком подползая ближе. Невозможность объехать неожиданное препятствие доводила Блейза до изнеможения, пока минут через пятнадцать такой тягомотины пастух не согнал овец на еще более узкую дорожку, отходящую в сторону от основной, уступив путь. Забини раз и навсегда осознал, что никогда не будет пользоваться счетом воображаемых овец при бессоннице - его наверняка стошнит.
Когда они, наконец, выбрались из авто (Джен благодарила водителя, а Блейз только мучительно кривился), было уже почти 10 часов. Взяв за руку свою супругу, снова слегка бледную, Блейз подумал, что сейчас самое время знакомиться с её родственниками: ему, голодному, изнурённому, зеленоватого оттенка, сейчас было абсолютно всё равно, что с ним сделают. Лишь бы побыстрее, чтоб не мучился.

https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/1/16/4c0d0ee684c6a10e8093a90573596f2d-full.jpg

Отредактировано Blaise Zabini (2019-01-16 03:33:17)

+2

5

[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/1/15/d5e1bb9767c7031e7934ed1f5c926fb1-full.jpg[/icon]Джен с трудом уговорила доброго водителя не везти их сразу к замку, а высадить возле "Терновника и Ивы", сославшись на то, что их там будут ждать. Водитель, просивший называть его дядюшка Трой, был счастлив помочь туристам в надежде на весьма нескромную оплату, но разочаровался в пассажирах, когда Джен сбила цену, и тут же утратил всякую любезность, небрежно бросив их дорожную сумку прямо в снег.
Забини явно с трудом стоял на ногах, поэтому Джен подхватила сумку одной рукой и измученного путешествием супруга второй и повела его по тихой узенькой улочке, заставленной двух- и трёхэтажными домиками. О состоянии Блейза Джен догадывалась по тому, что он вообще перестал ворчать, что было предельно скверным знаком.
Мы уже на месте, – уговаривала она его, ведя по поднимающейся на холм автомобильной дороге, усаженной заснеженными кустами. – Ещё совсем чуточку, пара шагов – и мы дома.
Ей приходилось всё время оглядываться, чтобы не пропустить машину, которая и не подумала бы притормозить, даже заметив их.
Минут через 10 они свернули с дороги влево на подъездную аллейку. Едва волочащий ноги Забини уже вознамерился было упасть на пороге, но Джен по-хозяйски открыла дверь, впустила Блейза внутрь и крикнула куда-то в глубину дома:
Ба! Дай поесть чего-нить!
На её возглас в дверном проёме показался кряжистый старик с загорелым обветренным лицом.
Ты кого это с собой притащила? – вместо приветствия поинтересовался он у Джен, демонстративно не обращая внимания на привалившегося к стене едва живого Забини.
Деда, это мой Блейз, – с нажимом на слове "мой" заявила Джен. – Не обижай его, пожалуйста, он очень устал.
Да вижу, что устал. Городские... – проворчал старик и исчез в глубине дома.
Я же говорила, что не убьёт, если я с тобой буду, – горячо зашептала Джен Блейзу на ухо, помогая избавиться от куртки.
В прихожей появилась кругленькая опрятная старушка с тарелкой дымящихся оладий, политых сиропом.
Ох, Иисус, Мария и Иосиф! Мальчик мой, ты же едва на ногах стоишь! – запричитала она, глядя на Блейза, потом чмокнула в щёку Джен и сунула тарелку ей в руки. – Ешь, обжорка. А ты иди со мной, не бойся, – мягкие полные руки приобняли Блейза и старушка ввела его в гостиную, где у окна, не глядя на гостей, курил ароматную трубку старик. – Садись, отдохни с дороги, хочешь оладиков? Дженни! Как тебе не совестно! Хоть бы одним поделилась! Вот всегда она такая... – пожаловалась старушка Блейзу. – Сейчас я чаю принесу.
Джен отставила тарелку, облизала сироп с пальцев, подошла к старику сзади и обняла его.
Деда... Ну, не злись. Я сейчас всё тебе расскажу. Давай, я вас для начала познакомлю? Смотри, вон там в кресле сидит Блейз. Блейз, это мой любимый дед Уилл. Он тоже страшно меня любит, поэтому считает, что я могу встречаться только с теми парнями, которых он одобрит. Правда, деда? Ты же одобряешь мой выбор? – Джен поцеловала его и просительно заглянула в глаза.
Старик хмуро уставился на Забини, молча попыхивая трубкой.

Отредактировано Jennifer Williams (2019-01-16 05:34:07)

+2

6

Как часто мы действительно знаем, с кем связали свою судьбу? Каждый человек многогранен и порой даже всей жизни не хватит для того, чтоб увидеть все эти грани во всей красе. Сейчас Блейз удивленно наблюдал за супругой, которую уже видел и в роли жесткого грубоватого следака, и в роли нежной любящей женщины. Теперь же перед ним предстала девчонка, прибежавшая после школы в отчий дом, где вкусно пахло едой, уютом и царила атмосфера любящей семьи. По крайней мере, такими показались ему первые минуты прибывания в доме четы Коннолли.
И вот он сидел в кресле с дурацкой старомодной обивкой, смотрел на вазу с сухоцветами, стоящую на кружевной скатерти, покрывающей деревянный стол, и чувствовал себя неуместным здесь. Не просто не в своей тарелке, а так, будто явился и занял место, предназначенное кому-то другому. Мелькнувшая в дверном проёме бабушка Джен заставила сердце сжаться: у него никогда не было бабушки, да и вряд ли синьора Забини, будь она жива, могла бы воплотить собой такой образ. Зато на кухне у Лючии, заменившей ему мать, пахло так же.
- Правда, деда? Ты же одобряешь мой выбор? - Джен словно бы и не сомневалась в том, что всё будет, как она хочет. И дед сейчас переменится в лице, раскроет объятия, смахнет слезу и назовёт Блейза сынком. Ну или внучком, не важно.
Блейз схлестнулся взглядом с мистером Коннолли и понял - нет. Тот продолжал молчать, нагнетая обстановку, и только пыхтел своей трубкой, изучающе рассматривая Забини. Под этим взглядом, как под бодрящими зельями, сразу куда-то ушла вся усталость, а в кровь ударил адреналин. Как было бы легко сейчас нацепить маску вежливости и соврать о том, как он счастлив встрече с родственниками своей избранницы. Стандартные рукопожатия, вопросы, манерные улыбки, и не было бы никаких проблем. Но перед ним сидел маггл, который явно считал свою внучку юной и бестолковой вне зависимости от возраста, и естественно, не умеющей выбирать правильных мужчин. И в чём-то Блейз даже мог с ним согласиться.
Оба важных для Джен мужчины были из очень разных миров, и эта разница не просто угнетала Блейза: ему хотелось защищаться. Наговорить резкостей, выставить перед собой палочку, забрать жену и уйти, хлопнув дверью. И она бы никогда ему этого не простила. Так что ради Дженнифер, ради её улыбки и сияющих серебром глаз, стоило свести это знакомство хотя бы к нейтралитету.
Блейз с трудом подавил в себе инстинктивные порывы и твердым спокойным тоном заговорил:
- Мы с вами очень разные, и я сомневаюсь в том, что вы действительно можете одобрить такой выбор Дженни. Но есть у нас и кое-что общее: я думаю, вам так же, как и мне, важно, чтоб ей было хорошо. Я... люблю вашу внучку, - на этих словах кровь слегка прилила к его бледным скулам. Даже говорить это Джен наедине бывало сложно, а тут приходилось признаваться публично, да еще и кому!

Отредактировано Blaise Zabini (2019-01-18 18:20:42)

+2

7

[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/1/15/d5e1bb9767c7031e7934ed1f5c926fb1-full.jpg[/icon]Мистер Коннолли всё так же продолжал угрюмо пыхтеть трубкой, распространяя по комнате запах, чем-то напоминающий сухофрукты.
Ну, дееед! – протянула Джен, не отлипая от старика. – Ты же понимаешь, что я не отступлюсь.
Старик скосил глаза на внучку и хитро усмехнулся, словно бы сомневаясь в том, кто из них кого переупрямит.
Блейз очень хороший, его ценит начальство, у него квартира в центре Лондона и вообще... – Джен понизила голос. – Не выгонишь же ты того, кого я люблю?
В комнату вошла бабушка Джен с огромным серебряным подносом в руках, на котором стояло несколько чашек, блюдо с грудой оладий и баночка с сиропом.
Угощайтесь, мои хорошие, – ласково сказала она, обращаясь ко всем сразу.
Ты погоди, хозяйка, – подал наконец голос мистер Коннолли. – Я ещё не решил, что с ним делать, а ты его уже кормить вздумала.
До носа Джен донёсся умопомрачительный запах любимой домашней выпечки... И она внезапно выбежала из комнаты, зажав рот ладонью.
В тишине деревенского дома невозможно было не услышать, что с ней происходит.
Старик снова нахмурился.
Вот даже так?!
Блейз старательно делал вид, что не понимает о чём речь, но отсутствие тревоги за Джен говорило само за себя.
Скажите, где можно руки вымыть? – он робко улыбнулся очаровательной седой старушке.
Идём, я тебя провожу, – выходя, старушка кинула строгий взгляд на деда.
Навстречу Блейзу из ванной комнаты показалась бледная как полотно Джен. Бабушка передала его с рук на руки и ушла.
Я сама скажу, – напомнила Джен. – Чтобы он меньше волновался.
Но возвращаться в гостиную без Блейза она явно не торопилась. Дождавшись, когда он выйдет из ванной, Джен взяла его под руку, нервно вцепившись в свитер.
... и воспитанный, – услышали они обрывок разговора в гостиной. – Вон руки пошёл вымыть. Не то, что вы с Дженни, поросята.
Да плевать я хотел на его воспитание, если он... – старик замолчал, увидев на пороге комнаты Джен с Блейзом.
Дед, я тебе говорила, что люблю его, – на этот раз в голосе Джен не было ни тени детской весёлости, только решительность. – Да, я жду от него ребёнка. И мы женаты.
Вы не подумайте, у нас всё действительно серьёзно, – поторопился поддержать жену Блейз, – полный магический брак.
Упавшую между ними тишину внезапно разбил звон ложечки о блюдце. Старушка глядела на них с ужасом, закрыв рот ладонями, а старик качал головой, обхватив её руками.
Что же ты наделала... – почти прошептал он.

Отредактировано Jennifer Williams (2019-01-18 02:30:50)

+2

8

Он мог ожидать возмущение, дескать, как это так, женились, а нас не позвали. Или смирение - ну что поделать, раз уже, садитесь за стол. Но не такого вселенского ужаса, будто они подписали договор о сдаче новорожденного для опытов. По внутренностям Блейза поднималась волна праведного гнева, и сейчас превозмочь желание нагрубить стало почти невозможным. Вот только его порыв опередили:
– Уилл Коннолли, – голос Джен звенел металлом, – я не твоя дочь и сейчас не середина прошлого века! Если для тебя мой брак в долбанных сорок два года такая трагедия, то изволь, ноги моей больше здесь не будет!
Блейз едва успел ухватить её за локоть и рывком прижать к себе, чувствуя колотившую её дрожь.
- Погоди.
Он внимательно посмотрел на бледнеющего старика, затем на его супругу, на которой вовсе лица не было, и по его позвоночнику пробежала холодная волна от нехорошего предчувствия. Это была чрезмерная реакция на свадьбу без их ведома. По крайней мере, миссис Коннолли вызывала в Забини искреннюю симпатию, а посему он автоматически не подозревал её в драматизме без причин.
- Прежде чем вы объясните нам, в чём дело, - тон Блейза ясно давал понять, что без этих пояснений он с места не сдвинется, - я хочу предупредить вас: ни вашу внучку, ни нашего сына я не оставлю. Что бы ни случилось.

Отредактировано Blaise Zabini (2019-01-18 18:17:25)

+2

9

[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/1/15/d5e1bb9767c7031e7934ed1f5c926fb1-full.jpg[/icon]Старик хмурился, явно нервничая и раскуривая погасшую трубку, но не поднимал глаз на гостей. Повисшее тягостное молчание прервала миссис Коннолли, тихонько спросив:
Деточка, ты что же, обманывала нас? Ты говорила, что рисуешь, а сама... так и не ушла оттуда?
Джен подошла к бабушке и присела перед ней на корточки, заглядывая в глаза.
Ба! Да я действительно рисую! Но я ещё и... Я не смогла уйти, – она потупилась, а старушка глядела на неё, как на приговорённую, и гладила по голове.
Старик поднял полный тоски пронзительный взгляд на Блейза:
Разводись. Немедленно разводись. И забудь о ней. И о ней, и о ребёнке. Ничего хорошего из этого всё равно не выйдет.
Резко побледневший Блейз подошёл ближе, становясь между стариком и Джен, инстинктивно прикрывая собой жену и будущего ребенка, и сорвался в нежелательную резкость:
Вы в своём уме?! Я сказал же, что не оставлю их, что бы ни случилось. К тому же полный магический брак – это нерасторжимый ритуал, и даже если вы приставите мне ружьё к виску, я не смогу с ней развестись.
Вся его поза показывала готовность как защищаться, так и атаковать при надобности: выдвинутый вперёд подбородок, напряжённое тело и правая рука, в любой момент готовая поймать выпрыгнувшую из наруча палочку.
Мистер Коннолли только покачал головой и взглянул на жену:
Что делать будем, хозяйка?
Да что уж тут поделаешь, – ответила старушка, продолжая гладить Джен по встрёпанным рыжим волосам. – Кровь всегда найдёт кровь. Я тебя предупреждала ещё тогда. Неси.
Дед отложил трубку, грузно поднялся и вышел из комнаты.
Ба, ты о чём? Какая ещё кровь? Ты знаешь Блейза? Знаешь, что он богач?
Бабушка усмехнулась.
Какая ж ты глупышка... Да на него только взгляни – сразу видно, что... Ну, в общем, что не в свою корзину с рыбой ты полезла, деточка, – и добавила едва слышно: – А, может, именно, что в свою... Тут ведь как посмотреть...
Непривычно растерянный Блейз подошёл к Джен и опустил ладони ей на плечи. Джен неосознанно коснулась его руки и потёрлась о неё щекой. Потом подняла тёмные от тревоги глаза на Блейза. Он моментально одобряющие улыбнулся ей, но не успел разгладить хмурую складку между бровей, как в комнату вошёл мистер Коннолли с небольшой изящной шкатулкой в руках.
Пиратские сокровища? – удивилась Джен. – Но при чём тут мои детские игрушки?
Старик горько усмехнулся.
Если бы это была игрушка, девочка... – он поставил шкатулку на стол. – Хозяйка, дай какую-нибудь булавку.
Пока старушка рылась в одном из ящиков старинного комода, Джен подошла к столу.
Деда, но ведь это же просто игрушка, – голос у Джен чуть дрожал, – просто поломанная игрушка, которую невозможно открыть?
Мистер Коннолли взял из рук жены булавку и протянул её Джен.
Уколи пальчик, малышка моя, – старик глядел на внучку с болью, – и капни вот на эту букву, – он указал на переплетение лоз и листьев, в которых только при пристальном рассматривании можно было угадать очертания какой-то буквы.
Джен взяла булавку и с размаху проколола палец, на конце которого тут же выступила рубиновая капля, сорвавшаяся на резную крышку. Листики зашевелились, расплетаясь вокруг изящной буквы "Б".
Можешь открыть, – старик отошёл от стола и почти рухнул в кресло.
Джен глянула на Блейза, то ли ища в нём поддержку, то ли ожидая одобрения.
Тот оторопело смотрел на показавшийся символ и словно бы с трудом перевёл взгляд на Джен. Он уже видел эту витиеватую "Б" и растительные орнаменты в нескольких книгах, посвященных чистокровным семьям. Следующим в траектории его взгляда стал Уилл.
Магия крови... – почти прошептал Блейз. – Но ведь она магглорожденная!
Старик вздохнул.
Из поколения в поколение никому, кроме наследника Конноли, не рассказывали о том, что когда-то наши предки были не самыми последними магами Ирландии. Пока один из них не связался с англичанкой по фамилии Блэк.
Глаза Джен округлились как блюдца.
Блейз же только кивнул, получив подтверждение своей догадке, и задумчиво пробормотал:
Кровь Блэков, одна из немногих оставшихся дальних ветвей...
Джен переводила взгляд с мужа на деда и обратно.
Какая кровь Блэков? О чём вы вообще? Какого чёрта происходит?

Отредактировано Jennifer Williams (2019-01-20 23:40:51)

+2

10

Блейз смотрел на жену, но не слышал вопросов. В его голове роились мысли, гоняясь друг за другом в каком-то безумном круговороте. И посреди этого хаоса вдруг всплыло видение их свадьбы: "...и объявляю вас супругами". Блейз вспомнил, как его сердце зашлось от ужаса, когда он осознал, что ритуально берет в жены женщину, в роду которой не было ни капли магической крови. По слухам, магия не принимала таких браков, и меньше всего ему хотелось проверять последствия этого на себе, Джен и их ребенке. Тут уже не до научных изысканий. Но всё прошло на удивление гладко, и теперь стало понятно, почему. Кровь некогда чистокровных Коннолли и последние капли крови Блэков, которая сейчас текла только в Малфоях и Люпине. В чужом роду и в полукровке. Если не принимать во внимание остальные британские чистокровные семейства, так или иначе связанные с Блэками. Конечно, магия не могла не брать в рассчёт даже эти крохи, пусть и разбавленные многими поколениями.
– Всё встаёт на свои места, – пробормотал Блейз, то ли отвечая на недоумение Джен, то ли просто говоря сам с собой. Шкатулка древнего магического рода, завалявшаяся на чердаке ирландского рыбака, притягивала взгляд. – Что там?
Старик приглашающе махнул рукой, дескать, сам посмотри, и тогда Блейз открыл крышку. Сколько подобных вещей прошло в своё время через его руки! Старинные рукописи в свитках, ломкие и запятнанные временем, личные письма, записные книжки, дневники. Что-то встречалось ему в библиотеке Хогвартса, пока он еще мальчишкой пытался разобраться в истории чистокровных семейств, что-то – во время обучения у графа де Вилля, имевшего небольшой, но увлекательный архив, связанный с артефакторикой. И позже, уже по работе, Блейз тоже нередко сталкивался с пахнущей пылью бумагой, исписанной поблёкшими чернилами. Он аккуратно достал лежащую сверху книжицу в кожаном переплёте и провел пальцами по замочку из почерневшего серебра.
– Примерно конец XVII века, – пробормотал себе под нос Блейз, не глядя придвинул к себе какой-то табурет, и сев на него, раскрыл рукопись. На внутренней стороне обложки была выведена та же буква "Б", украшенная нарисованными от руки цветами, а страницы покрывал мелкий аккуратный почерк. "Я и помыслить не могла, что не захочу выходить замуж за Генри, столь это было привычно и решено загодя. Ныне же, вспоминая серые очи Джо...", "...надеяться, что маменька с папенькой поймут и простят мою выходку. А ежели нет, так тому и быть. Всё одно я почти не Блэк и совсем скоро стану миссис Коннолли!"
– Генри, Джо... И это как-то связано с нашим будущим ребенком? – понимая, что разбирать откровения трёхвековой давности он будет часами, Блейз обернулся к потомку некогда знатного магического рода. Уилл поднял на него взгляд, и теперь Блейз отметил, что цвет его глаз в точности такой же, как у Дженнифер. И судя по всему, как у некоего Джо.
– Да. Генри был её женихом, а мужем стал мой пра. Понятное дело, этому Генри не понравилось, когда невесту увели из-под носа. И как в сказках про злых крёстных, он пришел без приглашения на свадьбу и проклял род Коннолли. С тех пор у магов в моей семье рождались только эти... сквибы, кажется? – тихо уточнил он дрогнувшим голосом, стараясь не смотреть на внучку. Джен подошла к бабушке и присев рядом с ней, растерянно спросила:
– Ба?
– Но погодите же! – горячо вмешался Блейз. – Тогда совсем никаких проблем! Во время свадьбы она вступила в мой род, и теперь она – Забини, по крайней мере, магически. И это должно аннулировать проклятие вашего рода. А в моём подобного не водится!
– Не род, кровь, – каждое слово старика весило не меньше пуда и вся эта короткая фраза заставила плечи Блейза сгорбиться, а на лицо нагнала мрачную тень.
– Мой сын – сквиб? – упавшим голосом спросил он, словно надеясь, что сейчас жестокий старик рассмеётся и скажет, что это была шутка, проверка, наказание – что угодно, только не правда.

Отредактировано Blaise Zabini (2019-02-05 20:34:01)

+2

11

[icon]https://cdn1.savepice.ru/uploads/2019/1/15/d5e1bb9767c7031e7934ed1f5c926fb1-full.jpg[/icon]Джен сидела рядом с бабушкой, привычно не замечая, как её обнимают ласковые руки, и оторопело переводила взгляд с одного любимого мужчины на другого. Дед и муж что-то говорили, но смысл сказанного ускользал от неё. Непонимающе она уставилась на руки Блейза, держащие небольшую книжицу в кожаной обложке. Руки, на которые она столько смотрела, когда сидела в его лаборатории, а он возился с проклятущим портсигаром. Тогда идеально освещённые, каждую жилку и сустав которых она запомнила совершенно инстинктивно, просто имея привычку художника подмечать особенности того, на чём остановился взгляд, сейчас они были полускрыты тенями. Новый ракурс и другое освещение. Джен хотелось взять лист и тут же сделать набросок. Пока только схематично, уже потом можно будет прорисовать детальнее. Её мозг отчаянно пытался спастись, цепляясь за что-то привычное, заглушая звучащие голоса стуком пульса в ушах. Неосознанно она стала тереть скрытый джинсами шрам.
Шок был слишком велик. Даже руки мужа, которые она столько раз рисовала, не могли отвлечь надолго. Её мир, мир, в котором всё было просто и понятно, который однажды уже вывернулся наизнанку во время Битвы за Хогвартс, и который пошатнулся ещё раз, когда она согласилась перейти из одной его части в другую, став женой чистокровного мага, взорвался мелкими сверкающими осколками и словно в замедленной съёмке начал медленно опадать, грозя изрезать её острыми краями насмерть. Она ослепла от сияния медленно поворачивающихся осколков и зажмурилась. Почему-то остро почувствовалась боль в пальце, словно Джен не просто уколола его булавкой, а воткнула её полностью. И теперь та молниеносно поднялась по руке и вонзилась в сердце.
Мой сын – сквиб?
Джен чуть сдавленно охнула и накрыла сердце рукой.
Блейз обернулся к ней и отчеканил:
Этому не бывать, слышишь?
Уходи, – прозвучало в ответ сухо, почти безжизненно. Лучше сейчас, чем тогда, когда она, обливаясь слезами, не сможет его отпустить. – Дед прав. Тебе лучше уйти.
Остатки краски сошли с лица Блейза, который вскочил, опрокинув табурет, и опустился перед ней на колени. Сейчас ему было плевать на всё, в том числе и на пафос своей позы, важно было только задержать её руки в своих и поймать потухший взгляд.
Я. Тебя. Не. Оставлю! Вас не оставлю! – он едва не кричал ей в лицо, устав почти ежедневно доказывать, что готов не просто сделать всё возможное, чтоб быть с ней и со своим сыном. Он уже зашел так далеко, что путей к отступлению не было и быть не могло.
Но Джен будто не слышала его:
Наша девочка будет счастлива здесь. А ты... Найди ту, которая родит тебе нормального наследника. Мне ничего от тебя не нужно. Уходи, – она смотрела в пространство мимо Блейза стеклянными ничего не выражающими глазами.
Твою мордредову мать и всех родственников вместе взятых! – он крепко встряхнул Джен за плечи, не решаясь пока на пощёчину, хотя руки уже ощутимо чесались. – Прекрати истерику! Еще раз ты заикнёшься про мой уход, и я уйду. Только вместе с тобой под Морфеусом. И мне никто не помешает! – волны отчаянной ярости расходилась от Забини по комнате, задевая всех присутствующих.
Джен наконец смогла сфокусировать взгляд на Блейзе. Но в этом взгляде не было ничего живого. Её глаза были полны той потусторонней отрешённостью, какая бывает у  умирающего, уже частично покинувшего этот мир.
Тут Блейз не сдержался и отвесил Джен звонкую затрещину, оставив на её щеке алый след и рявкнув:
Вильямс! Прийди же в себя!
Её тело среагировало мгновенно. И если бы Блейз не был собран и сосредоточен, а Джен не пришлось бы потратить доли секунды, чтобы мучительно вынырнуть из состояния прострации, челюсть Блейза наверняка снова пострадала бы.
Какого хрена ты творишь, Забини?!

+2