Поднимая голову и встречаясь взглядом с ясными, пылающими твёрдой решительностью глазами Розалин, Теобальд улыбнулся. Он не думал о смерти, по крайней мере не в обозримом будущем. Может быть, позже  спустя долгие годы, десятки лет, когда его голову украсит благородное серебро, а вокруг его с Лин супружеской постели соберутся их общие дети и внуки, пусть даже правнуки для полноты картины. Но не сейчас, не здесь и не так. Впереди ещё столько важных событий, столько свершений и грандиозных планов, столько всего ещё нужно успеть. А он ещё собирался сделать Лин предложение после этой поездки, и заветное фамильное кольцо, полученное по такому случаю у тётки по материнской линии, уже приятно оттягивало внутренний карман его пиджака. Какие уж тут мысли о смерти.
- Не буду, - одними губами произнёс Тео и подхватил поцелуй, щедро преумножая его медовую сладость и нежность соприкосновений с бархатом губ, - Ты вдохновляешь каждый мой день, каждый вздох и росчерк пера, любовь моя.
Россыпью поцелуев вернувшись к нежному животику, Тео сначала нежно потёрся носом возле впадинки пупка, затем прижался щекой, млея и едва не урча под чуткими прикосновениями пальчиков Розалин. Веки медленно тяжелели и опускались всё ниже, тело налилось свинцовой усталостью  а мерное дыхание возлюбленной и манипуляции её пальцев в его волосах так сладко убаюкивало, что Треверс сам не заметил как начал погружаться в сладкую дрёму.
- Забудь, - выдохнул он, подавляя зевок и уютнее устраиваясь подле Лин, - Обо всём забудь. Пока мы вместе...