HP: University of Magic Arts

Объявление

Добро пожаловать в магический Лондон!
В игре: ноябрь - декабрь 2025 года

Рейтинг Ролевых Ресурсов - RPG TOP Рейтинг форумов Forum-top.ru

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » Шутка, от которой становится больно, это уже не шутка


Шутка, от которой становится больно, это уже не шутка

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Шутка, от которой становится больно, это уже не шутка
http://www.themeparkinsider.com/art/2015/zonkos.jpg
Ну можно ли представить мир без шуток?!
Да он без них не выживет и суток!..
Не сбрасывайте, братцы, со счетов
Спешащих к вам на выручку шутов!..
//Леонид Филатов. Любовь к трем апельсинам

Участники:
Фред Уизли
&
Джеймс Поттер

Место:
Хогсмид
Время:
17 марта 2018

Сюжет:
Суббота, выходной, да к тому же день Св. Патрика. Как можно в такой день не надеть зелёное и не пойти в Зонко?! А тем более, если твоему брату тире другу плохо. Да, Джеймс не отличался наблюдательностью, но заметил, что последнее время Фред вёл себя странно, ходил с унылым видом, задумчивым и мрачным. И его главной задачей стало растормошить напарника по шуткам, во что бы то ни стало.

+3

2

Раньше Фред не мог ни дня усидеть на месте. Его постоянно тянуло на какие-то приключения, хотелось какого-то движения, активности, смеха. Жизнь была поистине калейдоскопом, и вращалась она вокруг смуглого мальчишки, Уизли по фамилии, но рыжего только в душе.
Но после недавнего происшествия, воспоминание о котором вызывало у Фреда нервную дрожь, всё это веселье стало до омерзения тошным для него. Душа металась в поисках искупления вины и спокойствия. Всё это он нашел в больничном крыле. Еще недавно он и подумать не мог, что будет проводить здесь столько времени! За исключением, конечно, тех случаев, когда получал бы травмы на тренировках и играх. Впрочем, и квиддич не имел возможности его порадовать - Макгонагалл все же отстранила его до конца этого учебного года. И правильно сделала. Фред все равно не нашел бы в себе моральных сил сосредоточиться на спорте. Не в этом году.
Так что теперь он почти все свободное время проводил под крылом мадам Помфри, помогал с лечением не только слизеринцев, которые стали жертвой его розыгрыша, но и других. С некоторыми ребятами он даже не был знаком, но все равно получал огромное удовлетворение от помощи им.
Тем не менее, вне больничного крыла Фред оставался задумчивым и понурым. В нем происходили большие перемены. Что-то вроде психологического взросления, только это происходило так резко, что он не мог понять и осознать этого. Прежние развлечения не веселили его, как раньше. Старые приятели перестали казаться остроумными. Занятия неожиданно стали интересными и во многом полезными с практической точки зрения, хотя раньше Фреду казалось, что он утонет в скучной теории, так и не поколдовав вдоволь. А новое его увлечение медициной еще не успело расцвести в полную силу. Так что душа металась, не находя себе места. Оттого и вечно печальный вид. Большинство сокурсников были в курсе недавних событий и думали, что понимали его состояние - списывали это на переживание от неудачной шутки. Это было верно лишь отчасти. На деле всё было гораздо сложнее.
Какая-то часть его противилась происходящим переменам. Хотелось продлить так называемое детство, хотя получалось не очень хорошо. Но, когда Джеймс предложил прогуляться по Хогсмиду в праздник Патрика, Фред по привычке согласился, хотя и не испытывал особого воодушевления на этот счет. Не успел он опомниться, как они ушли шли к магической деревне, а на голове нерыжего Уизли красовалась зеленая шляпа, типичная для дня святого Патрика. Впрочем, этим его подготовка к празднованию и завершилась.
- Я все еще не думаю, что это хорошая идея, Джеймс, - говорил Фред, поправляя на ходу большую, и оттого неудобную зеленую шляпу с полями. - На этой неделе много задали, да и к С.О.В. пора готовиться... хотя бы начать. Я как раз хотел заняться этим в эти выходные.
Чтобы Фред Уизли избегал веселья, предпочитая ему учебу - это было неслыханно. Но молодой человек действительно чувствовал себя странно от предстоящей затеи и хотел скрыться от людских глаз подальше. Тем более, иногда ему казалось, что ученики Хогвартса посматривают на него с осуждением. Особенно слизеринцы.

+1

3

— Как же может это быть плахой идей, если сегодня такой день! Нам бы ещё сливочного пива махнуть, да постараться добыть эля или огневиски для праздника, — воодушевлённо вещал Джеймс.

Он был одет в зелёный костюм: на ногах были туфли леприкона с загнутыми носами и огромной блестящей пряжкой, зеленый кафтан, белые перчатки, трость в которой очень удобно разместилась волшебная палочка, и, конечно, шляпа. Джеймс долго думал, надеть зелёную шляпу с пряжкой в стиле леприконских туфлей, но остановился на чёрном цилиндре с зелёными лентами.

— А ты мне в этом поможешь, без тебя никак! К тому же ты мне весь праздник портишь своей унылой рожей. Давай, Фредди, повеселей! Такой день!— только Джеймс сказал это, как на улицу вывалилась толпа музыкантов играющих на волынках и чем-то ещё, создавай невероятную музыку, от которой ноги сами пускались в пляс. Джеймс поддался стихии дня Святого Патрика и бросился вперёд вытанцовывая ирландский рил.

— А СОВ, — крикнул Джеймс, пытаясь перекричать музыку, — это просто циферьки, забей!

Но увидев лицо Фреда даже у Джеймса опускались руки.

— Эй, ну ты сего, в самом деле. Давай сейчас быстренько по сливочному пиву и в Зонко! Давай-давай! — подталкивая Фреда в спину, сказал Джеймс.

В Три метлы выстроилась огромная очередь, да такая, что некоторым ребятам пришлось стоять на улице. Но, завидев Джеймса ребята начали кричать и пропихивать его в двери. Пара минут, и Джеймс стоял на улице с двумя огромными кружками.

— Вот это да, я и не знал насколько я популярен, — в искреннем удивлении воскликнул Джеймс отдавая кружку Фреду.

Его популярность была очевидна, особенно после вечеринок, которые устраиваются в гриффинорской башне на все праздники, а прошлый день Святого Патрика произвёл полный фурор даже на остальных факультетах и всё благодаря Джеймсу, ну и всей компашке Уизли-Поттер.

[icon]http://s8.uploads.ru/6Qrfg.jpg[/icon]

+1

4

Еще совсем недавно Фред действительно ждал дня святого Патрика чуть ли не наравне с днем рождения. Следующим по ожиданиям мог бы стать день дурака 1 апреля, хотя этот день чаще ассоциировался с днем рождения отца и с особыми мероприятиями в магазинчике магических шуток в Косом переулке. В общем, Уизли не сомневался, что в этот весенний день зеленого ирландского святого они с Джеймсом закатят что-нибудь невероятное, не говоря уже о мелких розыгрышах, которые стали уже традицией на родном факультете и вечной головной болью преподавателей.
Но теперь все это совсем не вдохновляло. Наступление дня святого Патрика Фред встретил почти с ужасом. Даже с учетом того, что лично он не собирался прибегать к традиционным проделкам, Уизли не в силах был запретить это тому же Джеймсу. А значит - беды не миновать. Да, розыгрыши теперь ассоциативно были неразрывно связаны с бедой.
Ну что ж, возможно, будет шанс отговорить кузена. или хотя бы улизнуть в подходящий момент куда-нибудь подальше, чтобы не видеть этого безобразия. А пока что... выпить сливочного пива, действительно, было бы неплохо. Очень уж он изнервничался за последнее время.
- А ты мне в этом поможешь, без тебя никак!
О нет, - мгновенно подумал Фред, подумав совсем не про пиво и эль, и аж побледнел, в чем надо было умудриться, будучи от природы смуглым. Помогать кузену он точно не намерен. Нет, прикончить стакан-другой хмельного напитка - это не вопрос. Но ведь в любой момент Джеймс мог впутать его в очередной розыгрыш, даже не заботясь о его согласии. Эта мысль заставила Фреда напрячься.
- К тому же ты мне весь праздник портишь своей унылой рожей. Давай, Фредди, повеселей! Такой день!
- Да у тебя прямо второе Рождество, - постарался отшутиться Уизли, хотя вышло не очень убедительно. Джеймс тем временем уже выплясывал ирландские танцы лепреконов. Фред обычно сделал бы то же самое, не заботясь о том, чтобы себя контролировать, но теперь танцевать совсем не хотелось, и музыка шла как будто мимо него. Он лишь чуть улыбнулся, наблюдая за резвящимся братцем, как за игривым зверьком.
- Если бы просто циферки... - невесело отозвался Уизли, но вряд ли был услышан из-за громкой музыки. Экзамены стали больной темой. Казалось, что слишком поздно он осознал всю важность образования. Недавно у мадам Помфри он поинтересовался, что надо сдавать для поступления в Университет на колдомедицинский и на какие оценки - так чуть не поседел после этого. Придется постараться, если он хочет стать целителем. А он хочет.
- Эй, ну ты сего, в самом деле. Давай сейчас быстренько по сливочному пиву и в Зонко! Давай-давай!
- Так зачем же быстренько? - побледнев от упоминания магазина розыгрышей, проговорил Фред, но все же подчинился и пошел вперед. - Праздник же! Надо распробовать!
Фред попробовал немного подыграть, нажимая на то, что праздник надо встретить по-особенному. Но дело было, конечно же, в том, что в Зонко ему совсем не хотелось. Лучше подольше посидеть в таверне, пообщаться... Тем более, очень хотелось поговорить с кем-то из родных или друзей. Джеймс до сих пор совмещал в себе оба эти качества, но сейчас, глядя на него, Фред боялся, что кузен не сможет его понять.
К сожалению, в Три метлы была огромная очередь, и Фред уже решил, что придется (к его ужасу) пропустить пункт с посиделками. Но не успел он опомниться, как Джеймса с бурными приветствиями запихнули внутрь. В смятении Уизли остался неподалеку. Его тоже поприветствовали, но не так бурно. А кто-то даже настороженно. Да, история с навозной бомбой теперь известна каждому школьнику, а его, видимо, считают едва ли не убийцей... Или это так кажется? Тогда почему Джеймса приняли с обожанием, а на него бояться лишний раз взглянуть, хотя они часто действовали одной командой и вообще Фред старше?..
Вскоре Джеймс вернулся в обнимку с двумя пивными кружками. Фред как-то подавленно принял от него одну из них, сдержанно поблагодарив.
- Вот это да, я и не знал, насколько я популярен.
- Не ты один, - с грустной иронией вздохнул Фред, заметив, как девочки курса с четвертого переговариваются, опасливо косясь на него. - Пойдем отсюда...
Такое внимание Фреду не очень нравилось. Хотелось избавиться от него поскорее.
- Только в Зонко нельзя с пивом, - молодой человек старался как можно сильнее отдалить их визит в магазин, но для этого даже врать не пришлось. - Так что можно еще прогуляться или присесть где-нибудь, а то я так расплескаю всё... 
От его шагов напиток действительно качнулся в кружке и немного выплеснулся на сырую землю, местами еще покрытую грязным и вялым снегом. Уизли поспешил хлебнуть из кружки, отчего на верхней губе образовались смешные усы из пены.

+1

5

Джеймс не хотел замечать что на Фреда смотрят иначе, да если бы и захотел - не заметил бы, для него любое внимание было чем-то обыденным, и совершенно не важно, что это негативное внимание или наоборот позитивное. Джеймс вытворял в школе жуткие вещи, за которые снимали баллы с Гриффиндора и его могли игнорировать неделями, но потом он вытворял что-то ещё и все всё забывали. Но это Джеймс...

- Так что можно ещё прогуляться или присесть где-нибудь, а то я так расплескаю всё... 

— Ага, пошли, я знаю одно место, правда сейчас холодновата  там, но я тепло одет, ты вроде тоже, — сказал Джеймс и пониже натянул шляпу.

Он свернул в переулок, потом в ещё один и оказался на заднем дворе пабов и магазинчиком. Тут отдыхали в перерыв работники, но сейчас было пусто — с таким-то наплывом покупателей, да и школьники тут не ходили.

— Пошли, посидим на пеньке, да попьём нормально, — сказал Джеймс, указывая на кусок спиленного дерева.

Джеймс мельком взглянул на Фреда. Ему не нравилась отстранённость брата. Последнее время он совсем не хотел играть с Джеймсом, и был всё свободное время поглощён отработкой наказания. Поэтому он решил очень осторожно, с присущей ему шутливостью, выпытать, что творится у Фреда.

— Тебя там, в Больничном крыле, совсем замучили? На тебе лица нет. Ты как будто вместо мадам Помфри вкалываешь, не помню, чтобы она была таким уж монстром. Ну, почистил утки, подмёл, протёр пыль там, окна помыл, — вспоминал Джеймс с неким благоговением в голосе, видимо ностальгия по наказаниям. — А тебя там замордовали уже! Ходишь всё время уставший и грустный. Если нужна помощь, так ты скажи. Уизли своих не бросают!

[icon]http://s8.uploads.ru/6Qrfg.jpg[/icon]

Отредактировано James Potter (2018-09-18 12:08:58)

+1

6

Идея с пеньком больше чем устраивала, так что Фред охотно последовал за младшим братом, на ходу стирая пенные усы, которые он почувствовал по влажному холоду на коже, а заодно и по насмешливым взглядам проходящих мимо девчонок еще до того, как они свернули в переулок. Странно, и как Фред сам не догадался забрести сюда? Кузен определенно опережал его по хитрости.
Поправив сбившуюся шляпу и мантию, Фред уселся на кусок дерева и с жадностью глотнул сливочного пива. Напиток наполнял теплом и сытостью, одновременно с этим умудряясь освежать - то, что нужно в весенний период. Уизли видел, что Джеймс явно заметил его отстраненность и наверняка беспокоится. Но он не знал, как объяснить это брату. Поттеру лишь бы шутить да без раздумий махнуть на всё рукой. Наверняка не раз от его проказ кто-то получал травмы. И ничего. А Фред, видимо, оказался слишком впечатлительным... Джеймс только на смех поднимет. Или нет?
Как ни странно, кузен сам заговорил об этом. Отступать некуда. Фред не привык лукавить перед родными, тем более перед друзьями и напарниками по играм по совместимости. Таким как раз был Джеймс. Была не была.
- Ты же Поттер, а не Уизли, - не удержался Фред, усмехнувшись, хотя и понимал, что они с ним Уизли, в принципе, в равной степени. Но энтузиазм кузена заряжал надеждой в лучшее. - Никто меня там не мордовал. Мадам Помфри замечательная, я у нее многому научился.
Пожалуй, само слово "научился" может ввести Джеймса в шок, так что Фред поспешил продолжить.
- Должен признаться тебе... - Уизли выдохнул, силясь предугадать реакцию брата и опасаясь ее. - На самом деле, срок моей отработки истек где-то три дня назад. Мне там просто... нравится, понимаешь?
Почувствовав, что звучит очень глупо - особенно для Поттера - Фред спрятался в кружке, нервно глотнув сливочного пива. Как будто оно могло помочь успокоиться...

+1

7

Джеймс слушал с обеспокоенностью и даже не верил, что эти самые слова вылетали уз уст его закадычного друга и напарника по многим проделкам. Он даже моргнул несколько раз, чтобы убедиться, что это не сон, точнее не кошмар.

— ... Мне там просто... нравится, понимаешь?

"Понимаю?" —  спросил себя Джеймс, и посмотрел куда-то вдаль, размышляя над словами Фреда.

Тянулись секунды, а Джеймс никак не мог ответить. Вроде, как и отругать охота Фреда за такие слова, да что там слова — мысли. Но в тоже время его голос звучал так по-взрослому, совсем ни как у него самого. Сейчас бы сострить, поглумиться над другом, но... Слова никак не хотели выходить, и Джеймс все молчал и молчал. Казалось, что прошла целая вечность, прежде чем он медленно и тихо произнёс:

— Наверно... Наверно понимаю.

Потом помолчал ещё немного.

— Хотя нет, не понимаю! Да как так-то? — наконец изрёк он.

Джеймс пытался представить себя на месте Фреда, но никак не получалось. Он много времени проводил с учителем полётов в своё время, и с Хагридом, иногда с учителями Защиты и Заклинаний, но только для того чтобы узнать что-то для проделки, но чтобы Больничное крыло.

— То есть ты, приходишь в Больничное крыло и... что? Ты хочешь мыть утки? Сам? Вот так просто заходишь и думаешь, а не помыть ли мне уток сегодня, да побольше, да без магии! — возмущался Джеймс. — И так каждый день?

— Вообще да, мадам Помфри, конечно, замечательная, но не настолько же... Это же Больничное крыло! Там ты валяешься, пока кости заживут, или чешуя сойдёт, а потом всё, забываешь как страшный сон, пока новая болезнь не прилетит... или наказание.

Отхлебнул сливочного пива, и пока Фред не ответил, продолжил свою тираду:
— Научился он, слышите, люди, он чему-то научился! Нет, ты что, это замечательно, — с иронией в голосе добавил Джеймс, — я рад за тебя!

Потом чуть-чуть успокоился, увидев с каким лицом смотрит Фред и добавил уже серьёзно:
— Нет, ну я, правда, рад, что ты чему-то научился, не знаю чему, но это хорошо! Я и сам люблю учить что-то новое! Но... не понимаю! Почему она? Почему там? Почему сейчас?

Последнюю фразу он произнёс чуть ли не со слезами в голосе, и хотел добавить, что сейчас, когда всё наладилось, когда они уже умудрённые опытом могли бедокурить без серьёзных последствий.

[icon]http://s8.uploads.ru/6Qrfg.jpg[/icon]

Отредактировано James Potter (2018-09-19 12:15:28)

+1

8

Признаться, Фред сам себе удивлялся. Ведь еще совсем недавно он не знал иных забот, кроме как спланировать с Джеймсом очередной розыгрыш. Учеба его беспокоила не больше, чем погода в Будапеште. Тем более, отец, сам так и не окончивший Хогвартс, часто поощрял это отношение или как минимум не спешил ругать за него, раздражая Анджелину. А теперь... Ни день святого Патрика, ни сливочное пиво, ни перспектива похода в Зонко с Джеймсом, чего он так долго ждал, не радовали его. Даже напротив - отягощали. Кроме пива, конечно.
И до сих пор Уизли не говорил ни с кем по поводу того, что с ним происходит. А ведь он чувствовал, что происходит что-то непонятное, страшное и необратимое. Ведь менялось что-то внутри. Да и взгляд на мир поменялся. Всё казалось иным. Кто бы мог подумать, что один случай так его изменит?
Поэтому Фред искренне переживал за реакцию своего верного соратника. Но одновременно с этим не ожидал от него понимания. Но вдруг произойдет чудо - и Джеймс сможет понять?
Наверно... Наверно понимаю.
Фред с удивлением уставился на друга, не веря своим ушам. Неужели Мерлин услышал его молитвы?
Хотя нет, не понимаю! Да как так-то?
Фред вздохнул и ничего не сказал. Показалось. Чуда не случилось. И хотя казалось, что то, что происходит с ним - естественно и правильно, что это к лучшему, Фред все равно чувствовал себя виновато. Особенно перед Джеймсом. Как будто он подводит его ожидания. Впрочем, так и было. Начиная с того, что портит ему день святого Патрика, о чем кузен уже не постеснялся упомянуть, и заканчивая тем, что дальнейшие его шутки будут обходится, скорее всего, без Фреда.
Джеймс продолжал возмущаться. Радовало одно - уж Джеймс-то вел себя согласно ожиданиям. Не смог понять и разразился бурей эмоций. Стабильность - залог счастья, так говорят. Даже если стабильность - в эмоциональной нестабильности.
Забавно, что кузен видит в работе по больничному крылу только утки да окна. Этим, похоже, и ограничиваются его познания. Может, если рассказать ему побольше, то ему проще будет понять?
Научился он, слышите, люди, он чему-то научился! Нет, ты что, это замечательно, я рад за тебя!
Фред отвернулся, борясь с желанием хорошенько вмазать кузену в челюсть. Конечно, он был прав, и сам Фред предугадывал несовместимость себя и обучения, но теперь, Мерлин его за ногу, это звучало обидно! Совладав с собой, он, строго нахмурившись, глянул на брата. Голубые глаза на фоне темной кожи отражали раздражение и необъяснимую боль.
Нет, ну я, правда, рад, что ты чему-то научился, не знаю чему, но это хорошо! Я и сам люблю учить что-то новое! Но... не понимаю! Почему она? Почему там? Почему сейчас?
Да, Джеймсу определенно было не менее больно. Только он страдал от непонимания и вполне объяснимой обиды. Мало кому понравится, когда близкий человек изменится до неузнаваемости. Проникнувшись сочувствием, которого в последнее время у Фреда стало гораздо больше, Уизли смягчился и виновато опустил голову.
Я не знаю, почему, Джеймс. Так... сложилось. Хотя знаешь, —  все-таки причина была, и довольно очевидная. — Ты же знаешь, что произошло тогда. Ну, из-за чего я отбываю наказание. Меня это как-то... Внутри как-будто что-то щелкнуло.
Говорить об этом было тяжело, так что Уизли сбивался и нервничал, переводя полупустую кружку то в одну руку, то в другую, касаясь стекла холодными пальцами.
Я просто увидел, насколько это может быть опасно. А потом я стал помогать в больничном крыле. И, знаешь, там же не только утки. Там много всего интересного. И это всё так интересно. Ты не представляешь, как это круто, когда ты буквально собственными руками выводишь человека из полумертвецкого состояния в здоровое и бодрое. Это же... настоящая магия! Это невероятное ощущение, когда тебе удается справиться с чем-то, что способно убить. Понимаешь?
Фред и не заметил, как, оживленный собственным рассказом, поставил кружку на землю и активно жестикулировал, помогая себе описывать всю гамму своих эмоций. Взгляд его ожил, и весь он воодушевился. Раньше такое часто бывало с ним во время подготовки особенно сложного или рискового розыгрыша.

+1

9

Джеймс медленно пил сливочное пиво, просто потому что надо было чем-то занять рот, иначе ему бы пришлось отвечать. А ему так хотелось высказать всё Фреду, сказать насколько он неправ, что можно совмещать учёбу и проделки, что он слишком молод, чтобы погрести себя под книгами и пергаментами. Но он немного боялся, что Фред воспримет его слова как слова ребёнка, у которого забирают игрушку, а он хотел в данной ситуации быть взрослым и рассудительным… Как Фред.

«Ох, как же так! Всего пара недель и Фред стал совсем другим человеком. Как будто его там заразили взрослостью. Фу, блин!» — выругался про себя Джеймс.

— Так, давай по порядку, — начал Джеймс нахмурившись. — В-первых, что конкретно тогда произошло? Я вообще-то очень плохо помню что было.

Джеймс нахмурился ещё сильнее пытаясь вытащить из памяти нужный фрагмент:

— Я был пьян? Или где вообще я был тогда? — больше себе задал он эти вопросы.

— Я помню, что слизеринцы-идиоты попались на твою шутку и оказались в Больничном крыле. Ну и что тут такого, что необычного? Мы когда рвотный порошок добавили в еду слизеринцев и полфакультета слегло с недомоганием и школу хотели закрыть на карантин. Ничего ведь, прорвались, — давясь от смеха, вспоминал Джеймс, — Меня тогда на месяц наказали, благо вы не попались и наказали только меня одного, батя даже приезжал в школу тогда... Ты не знал, наверно, этого. Мне тогда и от него влетело не хило. Ну и? Выжил! С ума не сошёл, на учёбе не повернулся и ещё кучу раз после этого шутил. Что теперь изменилось? Почему нельзя совмещать проделки и учёбу? Я вроде не дурак, на Тролля не учусь, по некоторым предметам Превосходно имею, но это не мешает мне делать то, что нравится!

Джеймс запутался в своих словах, говорил сумбурно, ему столько всего хотелось сказать, что он не знал, какой ещё пример привести. Потом поймал себя на мысли, что уговаривал брата так же рьяно, как тот только что рассказывал про Больничное крыло, тоже размахивал руками в яростной жестикуляции и говорил с таким упоением, будто-то это была любовь всей его жизни.

— Фред, — чуть помедлив, добавил Джеймс, — Я хочу тебя понять. Правда! Но не могу. Не понимаю, почему ты хочешь все бросить, ведь нам было так весело, мы узнали столько всего, что никто и никогда не узнал бы за книжками. Мы на своём опыте увидели, как работает магия, как можно ей управлять, мы прочувствовали всю её мощь и прелесть, и теперь... Ты хочешь всё это направить на помощь людям?!

До Джеймса всегда медленно доходили подобные мысли, он был ещё совсем ребёнком, и совершенно не хотел взрослеть. И только рассуждая вслух, пытаясь кого-то убедить в обратном, он сам дойти до нужной мысли. Как говорится, в споре рождается истина, это лучше всего описывает способности Джеймса приходить к нужному ответу. Иногда он часами может спорить, чтобы придумать что-то новое и гениальное.

— Ты много узнал в Больничном крыле, хорошо, замечательно! Так почему бы не использовать это не только в целительских целях, но и в наших шутках?

Джеймс уже не надеялся отговорить Фреда от целительства, зная характер кузена, он понял, что это бесполезно, но можно было бы уговорить его не бросать и проделки.

[icon]http://s8.uploads.ru/6Qrfg.jpg[/icon]

Отредактировано James Potter (2018-09-21 11:06:00)

+1

10

Упрямство Джеймса могло бы вызвать восхищение, если бы не стало большой преградой к взаимопониманию кузенов. До недавних пор Фреду эта черта только импонировала - сам был такой, что уж скрывать. Более того, так сложилось, что они с Джеймсом стали хорошей командой, и Уизли совсем не чувствовал разницы в их возрасте. Тем более, Поттер часто опережал старшего напарника по части изобретательности и ловкости, а Фред в свою очередь мог помочь команде своим мастерством. Так что они были на равных. Но теперь Уизли отчетливо ощутил, насколько Джеймс все-таки... мальчишка. И ему можно это простить. Просто по возрасту он еще не готов к переменам, да и не было в его жизни такого события, которое заставило бы изменить взгляд на мир. И пусть не будет. Чем дольше будет продолжаться беззаботное детство, тем лучше.
Фред даже завидовал. А ведь сам был еще, по сути, мальчишкой. Или уже нет? Мерлин, а ведь Джеймсу только тринадцать! И почему всегда казалось, что больше? Неужели из-за этих глупых шуток про алкоголь?
Но в чем-то он был прав. Действительно, совмещать учебу и веселье - дело почти обычное. Жили же как-то до сих пор. Но как объяснить кузену, что проблема не просто в том, что хочется получше заняться учебой, и не в том, что сложно совмещать полезное и приятное. Проблема в том, что розыгрышами заниматься в принципе не хочется. Пожалуй, этого Джеймс точно не поймет и не простит.
- Да, с рвотным порошком неплохо получилось, - постарался улыбнуться и усмехнуться Фред, хотя теперь этот случай не казался таким уж смешным. Мадам Помфри как-то ворчала о том, каково было лечить ребят с этим недугом. - Но это было другое. Наверное, я тогда не думал, чем это может закончиться. А в этот раз... Понимаешь, эти ребята не просто попали в Больничное крыло. Они чуть не погибли! Я лично видел, как они истекают кровью, я видел, как оголились кости у них на руках и как они торчали сквозь форму. А на месте бомбы осталась воронка, а на стенах следы крови и навоза... Это отвратительно, - голос Уизли задрожал, вспоминать об этом было страшно и волнительно, как о ночном кошмаре. - Да, они издевались над нашей командой и заслужили наказания... но не такого. Я чуть не стал убийцей, Джеймс! Я своими руками собрал эту бомбу, как ты не понимаешь? И я не мог успокоиться, пока не помог им вылечиться. И от этого я получил гораздо больше удовлетворения, чем от этих чертовых забастовочных завтраков, Мерлин бы их побрал.
В этот момент он почти возненавидел магазин отца. Удивительно, что его до сих пор не закрыли за все те товары, которые он выпускает. Хотя еще пару недель Фред обожал торчать там часами, тем более с Джеймсом.
- И использовать колдомедицинские знания в шутках просто невозможно. Это две противоречивые вещи. Если только использовать это во вред, как с теми же забастовочными завтраками. А напомни мне хоть один розыгрыш, который бы нес пользу организму, м?
Уизли начинал сердиться. И не столько на Джеймса, сколько на себя - за то, что стал таким занудным, что потерял интерес к тому, что любил больше всего на свете, что подвел своего друга. За то, что боится возвращаться к старому занятию, опасаясь новых несчастных случаев. И за то, что его, Фреда, детство, кажется, закончилось.
В порыве объяснений Уизли случайно задел ногой кружку, оставленную на земле, и напиток вылился на землю.
- Морганова подстилка... - проворчал Фред, тут же вскакивая с поваленного дерева, чтобы жидкость не намочила ботинки. Не без печали он поднял замызганную кружку, отвлекаясь от своих жарких объяснений, от которых он даже разрумянился (что было видно даже через смуглую кожу), а глаза стали влажными.
- Ладно, давай отнесем кружки мадам Розмерте... А потом, так и быть, заглянем в Зонко, - сделав над собой усилие, предложил Фред. Не хотелось портить своими излияниями праздник Джеймсу. Да и не хотелось так скоро отпускать детство. Хотелось продлить его как можно дольше. Да и, тем более, может еще получится совершить пару-тройку совместных проделок? А то так и не выдалось возможности как-то осознанно с ними попрощаться.

+1

11

Джеймс задумчиво смотрел на пролитую жидкость и осознавал, что теперь всё будет иначе... совсем всё. Горечь разлуки разрывала его грудь, а кишки будто склеились внутри и похолодели.

— Да, Фред, пойдем! — тихо сказал Джеймс вставая.

Джеймс шёл молча, переваривая всё сказанное Фредом. Теперь он понимал, что чувствует его друг, но от этого становилось только хуже. Если раньше Джеймс лелеял надежду вытащить Фреда из поглотившей его хандры, тот теперь... это была не хандра, это был осознанный выбор.

"И почему все взрослые такие зануды?! Когда выросту, никогда таким не буду!" — клятвенно пообещал себе Джеймс.

Протискиваясь сквозь толпу, Джеймс, будто не замечал, что его окликают, он вяло кивал, кто-то пожимал ему руки, а с разных сторон были слышны аплодисменты его костюму. Но Джеймс всё это игнорировал, его очень озадачило признание Фреда. По пути к Зонко Джеймс попытался что-то сказать, он бросал на Фреда многозначительные взгляды, но останавливался и вновь упирался взглядом себе в ботинки.

Перед магазином Зонко было поистине великолепное шоу: всевозможные аттракционы, зелёное сливочное пиво, не лопающиеся шары и игрушки-заводилки. В глазах пестрело, а на душе становилось легче. Джеймс посмотрела на Фреда, и ему показалось, что он улыбается, а глаза светятся... как в былые времена.

Джеймс тряхнул головой, как делал всегда, когда не хотел о чем-то думать, как будто это могло выкинуть дурные мысли.

— Ладно, давай развлечёмся... напоследок! — сказал он Фреду и вбежал в толпу.

— Расступись! Я иду! — с многозначительным ударением на "Я" крикнул Джеймс.

Он пробрался внутрь, в его руках уже была корзинка, в которую он бросал всё подряд. Не прошло и трёх минут, как корзинка была наполовину наполнена.

— Фред? Ты где? — крикнул Джеймс, озираясь, — Я взял тебе шоколадных лягушек, а себе кучу сахарных перьев, без них я засыпаю на истории магии.  А ещё тут привезли новые самопишущие перья, я взял парочку, и одно само заправляющееся, а то мои Альбус сломал.

Народу в маленьком магазинчике было больше, чем он мог вместить, все толкались, смеялись, а к стеллажам с развлекательными игрушками было не добраться. Джеймс поднял корзинку над головой и крикнул на весь магазин: "Посторонись! Кипяток! Несу кипяток!"

Перед ним тут же сформировался тоннель, и он смог быстро пройти к другим стеллажам. Некоторые недовольно сверлили его взглядом, другие называли не самыми цензурными словами. Но Джеймсу сейчас было всё равно, он был в своей стихии.
[icon]http://s8.uploads.ru/6Qrfg.jpg[/icon]

Отредактировано James Potter (2019-02-01 09:43:17)

+1

12

С кружками разобраться оказалось проще, чем предполагалось - не пришлось даже заходить в "Три метлы". Пара шагов, и кружки сами вылетели из рук и помчались к своей хозяйке. Удобно. Хотя Фред не сильно этому обрадовался - в "Метлах" он надеялся оттянуть момент, когда надо будет идти в Зонко.
Уизли послушно поплеся за Поттером, передавая ему лидерство и наплевав на свое обычное ворчание о том, что он старше и потому должен вести. Теперь эти глупые детские принципы казались столь несерьезными, что сложно было поверить, что когда-то это казалось жизненно важным.
Джеймс, кажется, приуныл от их разговора, и Фред чувствовал себя виноватым. Но мысленно он убеждал себя, что поступил правильно: он был искренен с кузеном и не утаил от него своих планов. А уж как на это среагировал Джеймс - это уже проблема Джеймса. Когда-нибудь он поймет. Наверное.
Перед Зонко было шумно и суетно, но Джеймс заметно оживился, погрузившись в праздник зелени и эля. Фред не был так воодушевлен, с недавних пор в толпе ему было не очень уютно, к тому же, школьники продолжали на него неодобрительно коситься, от чего хотелось провалиться сквозь землю. Но Поттер уверенно пробивал себе дорогу, и Уизли, нервно сглотнув, последовал за ним, понимая, что в такой толпе другого шанса пройти внутрь просто не будет, если он упустит наглого братца.
Но Джеймса все равно удалось упустить, даже будучи внутри. Кузен с молниеносной скоростью огибал прилавки, а Фред, не чувствуя ни капли энтузиазма к покупкам сегодня, просто осматривался, уворачиваясь от невнимательных покупателей, которые норовили в него врезаться. Задумчиво он рассматривал различного вида сладкие перья, начиная подумывать о том, чтобы взять парочку. Как раз и Джеймс пронесся мимо с одухотворенным видом, не замечая в творческом порыве ничего вокруг, кроме своих безделушек. Фред как-то печально усмехнулся, умиляясь такой энергии, и даже позавидовал тому, что сам ее растерял. С перьями решил повременить, глянул на другую полку.
А там целый ряд упаковок с навозными бомбами. И коробки с новым дизайном, украшенные реалистичными картинками этих самых бомб, которые, разумеется, еще и двигались, красочно взрываясь и вновь собираясь в единую массу.
Фред уставился на эти коробки, как олень на въезжающий в него автомобиль. Выпал из реальность как будто на час, хотя на самом деле прошло пара мгновений. В ушах упрямо раздавался звук взрыва бомбы - той самой, усовершенствованной. Парень почувствовал, как сердце забилось в панике, ладони повлажнели и затряслись. Он задыхался. Здесь стало ужасно душно.
Не разбирая дороги и вяло извиняясь, Фред поспешил к выходу, пробираясь сквозь посетителей и неуклюже толкая их плечом, больше жизни желая поскорее выбраться наружу. На воздух. Скорее.
Он выскочил на улицу, как пробка, покачнувшись и взявшись за голову. Качало. Кажется, он вот-вот упадет в обморок. Насилу он сделал большой вдох, силясь успокоиться и привести в порядок разум. Образ бомбы постепенно выходил из головы. Сердце успокаивалось. Но он все еще тяжело дышал и не понимал, что произошло.
В растерянности он нашел ближайшую скамейку и присел, чувствуя слабость. Это страх. Это паника. Это фобия. Кто бы мог подумать, что он настолько впечатлителен?
В Зонко больше не ногой, это точно.
Фред наклонился и спрятал лицо в руках, силясь прийти в себя.

Отредактировано Fred Weasley (2019-02-13 16:20:00)

+1


Вы здесь » HP: University of Magic Arts » Прошлое и будущее » Шутка, от которой становится больно, это уже не шутка